Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Иегошуа бен Леви: всякий, кто привык давать цдаку, удостоится мудрых и богатых сыновей.»Талмуд, трактат «Бава батра», 9а

Рабство в Торе - консерватизм или либерализм?

04 февраля 2016, 13:48

Отложить Отложено

Демократизация по Торе - всеобщий доступ к Б-гу

В этой статье используются важные идеи американского раввина Цви Фридмана, а также моего наставника рава Ошера Баддиля.

После описания того, как еврейский народ освободился от египетского рабства и получил Тору, в этой главе начинается представление самих ее законов. Первый - о еврейских... рабах!

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Думали, что освободились от рабства, и что, с точки зрения Торы, все евреи равны - а тут вроде бы та же Тора легализует рабство. Где же равенство, где же гуманизм? Не говоря уже о современности. Рабство - это античность. Ну, бывало и более недавно, например, в Америке. Но и там рабство упразднили уже полтора века назад, одновременно с крепостным правом в России. Неужели Тора предлагает нам вернуться в те времена?!

Нет, как раз наоборот. В этом отношении Тора предлагает людям античности сделать первый шаг в сторону современности.

В целом, в контексте времени своего дарования, Тора так же революционна, как и приведшее к ее дарованию событие - Исход из Египта. Евреи не только освободились из рабства и подчинения другому народу. Под руководством Торы их собственное общество тоже начало строиться по принципам, гораздо более либеральным и демократическим, нежели весь окружающий их мир. Эдакая «демократия в отдельно взятой стране». 

Например, во всем мире было нормой, что, помимо аристократической элиты, грамотными были только жрецы, тогдашний эквивалент интеллигенции. А значит, только им они могут изучать и постигать слово Б-га, только они могут Ему молиться, а остальной народ - тупое быдло, не вашего ума дело, сидите тихо и подчиняйтесь нам - так сказал Б-г!

Этому способствовала сложность письменности - иероглифов, которой надо было долго обучаться, и которая поэтому была доступна лишь элите.

Тора же предлагает письменность, которую можно - и нужно - обучить каждого ребенка. Б-г наделяет каждого еврея правом - и обязанностью - изучать Тору. А также возможностью - и, опять же, обязанностью - молиться Б-гу напрямую. 

Это не значит, что все вокруг вдруг становятся в одинаковой степени учеными и святыми. На том этапе большинство колен по приходу в Землю Израиля получают в ней удел и берутся за земледелие, только колено Леви посвящает себя изучению Торы и служению Б-гу в Храме. Поэтому, естественно, его члены в целом более образованы и сведущи в Торе, и в случае вопросов надо обращаться к ним. Но в идеале каждый еврей может и должен стараться изучать Тору и, при желании, ему открыта дорога в интеллектуальную и духовную элиту. Многие мудрецы и пророки происходили из других колен. Во времена таких одухотворенных царей, как Хизкия, весь народ хорошо знал законы Торы.

А также каждый еврей может и должен молиться - то есть обращаться напрямую к Б-гу. Не к священнику, чтобы помолился за него, и не к тому же священнику с исповедью, чтобы отпустил ему грехи. А к Б-гу с собственной молитвой и к Нему же с исповедью. Сам Б-г слышит молитвы каждого еврея и прощает ему грехи (если раскается). В этой же главе Мишпатим Б-г даже угрожает потенциальным притеснителям бедняка (или вдовы или сироты): «Ибо если воззовет ко Мне, Я услышу его и разгневаюсь на вас, и убью вас, и станут [уже] ваши жены вдовами, а ваши дети сиротами». Никакой иерархии. У каждого человека, вне зависимости от происхождения, материального положения и пола, имеется прямой доступ к Самому Б-гу, и никакой властитель или священник не может преградить ему путь.

Так что в целом Тора освобождает человека и демократизирует общество.

Хотели как лучше, а получили...

Но с другой стороны, Тора учитывает еще один закон жизни, который слишком часто упускают из виду революционные и демократические движения: как бы ни хотелось побыстрее устранить несправедливость и улучшить жизнь, перемены опасно проводить радикальными рывками. Хотя в теории люди могут хотеть перемен, на практике они меняются медленно и с трудом. Они с детства воспитаны определенным образом, они усвоили целый ряд обычаев и взглядов, которые для них аксиоматичны. Так оно с отдельными людьми, тем более с целым обществом, которое привыкло функционировать по установленной системе отношений. Оно весьма инертно. 

Поэтому история изобилует примерами того, как радикальный, революционный разрыв с прошлым не улучшал общество, а ввергал его в кризис. Лишенные старых ориентиров люди оказывались не в состоянии сразу усвоить новые и вместо этого становились дезориентированными. И даже потом, когда приходили в себя, не столько усваивали новые ориентиры, сколько пытались приспособиться к новым условиям, сохраняя старые привычки. И по этой причине на следующем этапе цикла часто приветствовали частичный, а то и полный откат к прежней системе ориентиров. 

Все это надо иметь в виду тем, кто изначально затевает перемены: хочет-то он как лучше, но получит - скорее, как всегда.

Можно свергнуть царский режим, действительно нехороший, и устремиться к свободе, равенству и братству. Но привыкшее к царю и к командно-административной системе общество произведет не «нового человека», а Шарикова, и в конечном итоге с восторгом примет нового царя, новую иерархию с номенклатурной верхушкой, новую имперскую и националистическую политику, пусть и под другими, «революционными» и «советскими» вывесками. Можно отучать народ от религии, взрывать храмы, расстреливать священников и пропагандировать «научный» атеизм, но в конечном итоге превратить самого вождя этой революции в божество, его гробницу - в храм, его идеологию - в религиозную догму, а его преемников - в якобы непогрешимых провидцев, разбирающихся в науке лучше ученых. Или можно обрушить уже советскую систему и, раздав воспитанным в ней людям ваучеры, ожидать, что теперь они немедленно станут свободными западными предпринимателями. А они почему-то стали такими, какими были всегда. Ну, какой-то прогресс по сравнению с тем, что было век-полтора назад, конечно, имеется, но многое осталось тем же. А что изменилось, то ценой больших потрясений и травм.

Наконец, возвращаясь собственно к рабству, можно президентским указом отменить и его, упразднить всю рабовладельческую систему Южных штатов. К чему это приводит? Прежде всего, как и во многих других подобных случаях, к кровопролитной гражданской войне. Ну, это можно назвать необходимой на пути к прогрессу борьбой за «правое дело». Сопротивляющихся рабовладельцев и белогвардейцев и убивать не жалко, они же представители порочного старого мира, и если не хотят вписываться в мир новый и свободный, пусть уходят в мир иной. А павшие борцы за новый и свободный мир - герои, отдавшие жизнь за правое дело, прогресса без жертв не бывает. 

Но как насчет самого прогресса? Стали ли освобожденные рабы полноценными и счастливыми членами общества?

Нет, не стали. Хотя в современном мире об этом не очень любят говорить, на самом деле освобожденные рабы вступили в совершенно чуждый и враждебный им мир. Они оказались не приспособленными к жизни в том обществе, не знали его обычаев, не были обучены грамоте и не могли устроиться на работу. Миллионы освобожденных рабов стали жертвами эпидемий. Согласно статистическим подсчетам, в период между 1862-м и 1870-м гг. из четырех миллионов бывших рабов болел целый миллион.

Вынужденные освободить своих рабов высшим указом южане почему-то не поняли, что до сих пор жили неправильно и были плохими расистами, что на самом деле расы равны. И, лишившись своей рабовладельческой системы, быстро устроили новую систему расовой сегрегации, которая продержалась еще целый век. Да и тогда ее упразднили не без сопротивления, а от пережитков расизма Америка не избавилась и по сей день, как Россия от пережитков крепостного права и сталинизма.

Общение с Б-гом - унаследованный радикализм

А как же освобожденные из египетского рабства евреи? 

А у них тоже далеко не все было просто. Тора же не скрывает, что то и дело, при возникновении очередной трудности на пути им приходило в голову вернуться в Египет. Мол, пусть там было рабство, зато стабильность и уверенность с будущем. 

А как же радикальная идея молитвы Б-гу, с которой к Нему может обращаться любой еврей? 

Во-первых, к идее непосредственного общения с Б-гом тоже не сразу привыкли: хотя Он и открылся евреям на Синае, все равно как-то жутковато было так общаться напрямую, лучше через Моше, а если что-то случилось с Моше - так может быть даже через идола, как привыкли в Египте? (Самого-то тельца сделали примкнувшие к евреям после Исхода египтяне - эрев рав. Но Б-г посчитал весь народ ответственным, потому что стерпел, не остановил, значит, не счел такой уж возмутительной саму идею.)

А во-вторых, молитва Б-гу для евреев даже на том этапе уже не была такой уж радикальной. Когда их прижали к Красному морю, и они взмолились Б-гу, то тем самым, по словам мудрецов, тафсу уманут авотейем - обратились к методам отцов.  

Ибо саму идею непосредственных отношений с Б-гом и молитвы Ему ввел и начал пропагандировать Авраам. И в этом пошел против всего мира, в котором господствовало идолопоклонство. Суть идолопоклонства в том и заключалась: может быть, где-то там, наверху, и есть Верховный Б-г, но от нас Он слишком далек, и нам невозможно связаться с Ним напрямую, а только через идолов, да и с ними - через жрецов. Авраам отрицал всю эту иерархию и пропагандировал прямую связь самого простого человека с Самим Высшим Б-гом. С одной стороны, Авраам умел убеждать людей и имел своих сторонников. Но с другой, как любой диссидент, подвергся преследованиям со стороны властей и всего общества (на него донес собственный отец). Б-г его чудом спас от огня, в который его бросили, но в то же время велел уйти на новое место, Святую Землю и там начать сначала. Да, по-прежнему проповедовать свою веру ученикам. Но, что еще более важно и эффективно, породить собственное потомство и его уже с раннего детства воспитать в новой вере и системе близких отношений с Б-гом. Что сталось с учениками Авраама - неизвестно, по некоторым мнениям, дальше передать его учения им не удалось. Зато что сталось с потомками Авраама - известно, они продолжают его дело и по сей день. Да и на весь мир повлияли, приблизив его к идее монотеизма. Только не очень быстро и во многом не напрямую, а отколовшимися от себя другими религиями и не за одно тысячелетие. Но быстрее такие дела, похоже, не делаются...  

Так что новая идея может прижиться, когда ее введет один радикал, а потом сам породит и воспитает в ее духе целый новый народ. Но таких случаев, мягко говоря, не так уж много. Когда же народ уже существует и к чему-то привык, то изменить его очень сложно. 

И если во всем мире господствует рабовладельческий строй - и продолжит господствовать еще долго - а сам народ только что освободился от рабства, и все его члены в нем выросли, то легко отучить такой народ от рабства?

Нет, не легко. 

Что же делать?

Не революцию, а «эволюцию».

Гуманизация рабства

Полный отказ от рабства народ не поймет и не примет. Зато может понять и принять гуманизацию рабства. Формальное сохранение института, но фактическое преобразование его в совершенно иную по сути систему отношений.

Купил еврейского раба? Не угнетай его. Не заставляй заниматься унизительным трудом, демонстрирующим его подчиненность. Есть у тебя только одна подушка - отдай рабу. В итоге, по словам мудрецов, «купил раба - купил себе господина». 

Кому же нужен такой раб? 

А тому, кто хороший человек и хочет этому рабу помочь. Ибо продают раба, когда что-то украл, а оплатить не может. Вместо тюрьмы. В тюрьме бы он оказался в обществе других уголовников и только еще больше бы им уподобился. Что и происходит даже в современном либеральном и гуманном мире с его тюрьмами. А в рабовладельческой системе Торы он оказывается в хорошей еврейской семье и, на практике, воспитывается в ней. И потом, освободившись, имеет реальный шанс вновь превратиться из маргинала в хорошего и честного человека.

А нееврейские рабы, которых разрешает иметь Тора?

Они тоже, по сравнению с их современниками в нееврейском античном мире, живут очень хорошо. Их нельзя подвергать насилию, им надо давать отдых в седьмой день недели и в праздники, не следует на них орать, следует говорить с ними мягко и уважать их мнение. 

То есть, хотя формально эти люди рабы, на практике они скорее как слуги или даже как подчиненные на работе: они должны тебя слушаться, но и ты к ним должен относиться с уважением. Профсоюзов у них нет, зато есть Б-г, Он, если надо, тебе такую забастовку устроит!..

У того же либерального радикала Авраама был раб Элиэзер. Авараам его не освобождает, но доверяет ему управление всем своим хозяйством и важнейшую миссию подбора невесты для своего сына Ицхака - а тот отвечает полной преданностью и любовью. По словам мудрецов, Элиэзер также эффективно передавал и растолковывал всем учения Авраама. На более позднем этапе Тави, раб одного из ведущих мудрецов мишны рабана Гамлиэля, тоже демонстрирует свои познания в Торе (см. трактат Сукка). Да и в целом в его эпоху, более тысячи лет после Дарования Торы, даже у самых богатых евреев было совсем немного рабов. В то время как в современном им Риме рабов были тысячи, а основным развлечением цивилизованных хозяев были гладиаторские бои, в которых рабы были вынуждены убивать друг друга или отдавались на растерзание диким зверям.

Таким образом, вместо того, чтобы высшим указом отменить рабство вообще, Тора вносит такие «поправки к закону», что в результате рабство становится гуманным, а в перспективе и вовсе постепенно отмирает. 

А пока не отмерло, не столько опускает рабов, сколько облагораживает. Эффект на личность рабов от гладиаторской жизни, надо полагать, примерно такой же, как от пребывания в тюрьме с уголовниками. А нееврейский раб, принадлежащий еврею, при освобождении сам становится евреем, как прозелит, хотя и не загорелся идеей еврейства сам, как это требуется от обычного прозелита. Должно быть, потому что даже без особого желания автоматически получает в этом «рабстве» соответствующее духовное воспитание, усваивает еврейскую святость и близкие отношения с Б-гом, как выросший в еврейской семье ребенок.

Таким образом, Тора не пытается насильно изменить людей, а принимает их такими, какие они есть, и постепенно воспитывает. Так, быть может, тише едешь, зато дальше будешь.

Теги: Недельная глава, история, Политика, Рабство