Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Но если человек вынужден потратить деньги на какую-либо заповедь, например, если ему нужно сделать обрезание своему сыну или устроить свадьбу бедным жениху и невесте — в этом случае, а также для покупки книг, по которым он сможет учиться сам и одалживать их другим, чтобы и они также учились по ним, если у него недостаточно денег и он не смог бы выполнить эту заповедь на свои деньги, он может сделать это на деньги, предназначенные для милостыни.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни

Эпизоды из детства

28 февраля 2011, 01:29

Отложить Отложено

Вчера, по приглашению школы, где учатся мои дочки, к нам в город приехала рабанит Шуламит Эзрахи — жена рава Боруха Эзрахи — рош ешива Атерет Исраэль. О своем отце раве Меире Ходош она написала книгу «Амашгиах». Он был машгиах в ешиве «Хеврон» в городе Хеврон и в Иерусалиме, после того, как ешива переехала туда. Рабанит Шуламит Эзрахи рассказала несколько эпизодов из своего детства:

«Наша квартира находилась в здании ешивы. Тогда бахурим (учащиеся ешивы) редко ездили домой, может, только раз в несколько месяцев, и моя мама очень старалась, чтобы у нас дома, они чувствовали себя, как будто это их дом. Выглядело это так: едва мы успевали окончить Субботнюю трапезу и все убрать, как к нам на кухню заходили бахурим. Мама готовила для них огромную ёмкость с горячей водой. Такой огромной, как у нас, я нигде потом не видела, мама ее специально заказала. На плите стоял большой чайник с заваркой и на столе — коробка с печеньем. Кроме этого, мама готовила очень очень вкусные кнейдлах, и кастрюля с ними дожидалась прихода бахурим. Они чувствовали себя, как дома (чего мама и добивалась), свободно открывали холодилник и даже брали челнт, который готовился для нашей семьи на завтра. Однажды утром мы обнаружили, что они сьели почти всю рыбу, приготовленную мамой для утренней Субботней трапезы. “Мама, — возмутилась я, — они, наверное, полагают, что это общественная кухня и общественный холодильник! Так уж и быть, пусть они приходят и пьют чай с печеньем, но на нашем холодильнике нужно написать “Частная собственность”. Тогда они его трогать не будут!”. Но мама ни за что не согласилась: “Как я могу, — возразила она, — бахуру, который соскучился по дому и по домашней обстановке, отказать открывать холодильник? Разве у него дома на холодильнике написано “Частная собственность?”.

Более того, она снабдила ключами тех мальчиков, которые учились допоздна и приходили попить чаю уже после того, как наша семья ложилась спать.

В Симхат — Тора мама была целый день занята тем, что кипятила воду, готовила заварку и доставала все новые и новые пачки печенья. Я, девочка, бежала наверх, там где бахурим пели и танцевали, а потом бежала вниз, в нашу квартиру — к маме и уговаривала ее пойти наверх, там где танцуют. “Куда ж я пойду, — протестовала мама, — вот смотри — чайник уже закипает!”

“Но, мама, ты же тут ничего не видишь!”

“Как это не вижу?” — смеялась мама, — сюди приходят бахурим, поют и танцуют специально для меня, здесь мне лучше всего!”

Когда ее не стало, мальчики заходили в квартиру и по привычке искали чай и печенье, которых уже не было…

Когда-то большая, веселая квартира, полная света, — тогда, когда была еще мама, — теперь казалась им такой маленькой и тесной…»

Теги: Тора, семья, Святость, Суккот, Дом, Щедрость, Мудрецы Торы, Эшет-Хаиль