Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Эпоха Автобуса

17 марта 2016, 09:44

Отложить Отложено

Чем кончается свадьба, по-вашему? Уставшие официанты стягивают скатерти со столов… Родители расплачиваются с директором зала с учетом еще тех экстренных двадцати порций… Последние любительские фотографии… У жениха немножко съехал в сторону галстук. Тетя Эстер поправляет невесте заколку, торопливо улыбается и что-то доказывает…

 

Свадьба, на которую мы с вами заглянули, это  наши соседи из Бразилии выдает замуж дочь. Вот и мы сейчас сделаем круг танцем маленьких лебедей вокруг большого Лебедя - невесты. Все родственники — с четырех сторон — прибыли прямехонько из Рио-де-Жанейро. Это вам ничего не напоминает? Они, прибыв на свадьбу из Южной Америки, внесли, точнее, втанцевали в местный говор свое наречие. Так и тут: бней-браковская свадьба тягалась с бразильским карнавалом.

И закончилось все это удовольствие… поздно… наверное… Не знаю, когда… Наш автобус — последний — отдавал швартовы в 11.40.

Родственники из Сан-Пауло бродят по залу в ожидании такси, которое заберет их в гостиницу, родственники из Америки, прибывшие только вчера, еще не пришли в себя после перелета, иврит, португальский, английский, русский… вавилонское смешение языков… Кстати, о Вавилонии: когда-то уже мы возвращались из вавилонского изгнания…

 

...Вам приходилось бывать на пересечении Эзры и Нехемии? Во временном пересечении вы бы обнаружили себя ступающим в витых кожаных сандалиях на босу ногу у подножия горы Мориа — сюда пришли евреи Вавилонии строить Второй Храм. Может быть, окажись вы там, вы бы вытачивали камни, те самые, с окантовкой, которыми и по сей день в Стене  Плача, или плели ткани с золотой и пурпурной нитью, или толкли гвоздику  и ароматическую смолу для воскурений. А может, с секирой в руках отбивались от врагов, которые собирались ночью разрушить то, что вы построили днем. Ну, может, не с секирой вовсе, я не очень разбираюсь в древнем оружии. А может быть, вы были правой рукой Эзры или Нехемии? Это они собрали народ и привели его в Сион. Кстати, это было вскоре после событий Пурима. Который вот-вот. Уже близко, на следующей остановке.

Кстати об остановках. Пересечение Эзры и Нехемии в географическом или GPS-ном понимании — это и есть автобусная остановка. И какая, справедливо спросите вы, связь между свадьбой в Бней-Браке и обычной остановкой в 12 часов ночи?

Есть связь. На этой остановке собрался народ нашего городка в ожидании автобуса. Ой-ой, это нехорошо. У многих гостей крепнет предчувствие, что обещанный транспортной компанией дополнительный автобус не приедет…

 

Для гостей свадьбы заканчивается тем, что они должны еще добраться домой. И счастливчики из них — назавтра вовремя встать на работу. Ну, завтра — относится к туманному будущему. Хотя — какому там туманному. Время 12.05.

...

Рафи — водитель рейсового автобуса, среднего роста, с короткой шеей, с утра пребывал в ограниченно негативном настроении. Во-первых, его поставили в ночной рейс, автобус выходил из Бней-Брака в Сдэ-Офек в 11.40, а во-вторых, компания ввела новую систему оплаты, и поздние пассажиры с трудом улавливали финансовую логику, и ему приходилось повторять по пять раз. В-третьих, сын с утра развел небольшой огонь на поверхности нового кухонного гарнитура, в-четвертых, жена опять напомнила ему: кран на кухне капает, в-пятых… Пожалуй, пока достаточно для того, чтобы читатель, даже если он и не водитель автобуса, понял, почему Рафи с утра был ранимым. И она — ранимость — в течение дня только и делала, что падала и падала, как барометр в предвестии бури.

И так получилось, что Рафи, ведя под уздцы последний рейсовый автобус на Сдэ Офек, на остановке Эзра угол Нехемьи обнаружил, что численность народа на остановке превышает объем автобуса. Разве что поставить автобус вертикально и всех всыпать и утрамбовать. Но это не позволяет инструкция.

— Я не могу вас всех взять, — воскликнул Рафи, видя воодушевление, с которым народ подвалил к автобусу. — Нельзя столько везти!

 —  -  - --  ——   Когда ты видел полицию на дорогах в первом часу ночи? — кричали ему. — Вези всех!».

У Рафи начало подергиваться веко. От нервов. Быть президентом Израиля и водителем автобуса очень трудно. Еще не известно, что хуже.

Он может посадить только двух человек на оставшиеся свободные места, о чем он народу на остановке подробно сообщил. Народ ответил, что может и в проходе постоять. «Ну, стойте», — сказал на свою голову Рафи, ошибочно подумав, что — ну кто может ночью захотеть ехать стоя?

Он недооценил великий и разбросанный по семи континентам народ. Когда надо вернуться домой, он выстоит где угодно. И, поскольку автобусный концерн еще не организовал чартерные рейсы на верблюдах и ослах, — то это последний шанс попасть домой…

И!

Тут!

Началось...

Народ решил взять автобус штурмом, как некогда большевики Зимний, и переполох на оставшихся шести континентах это вызвало не меньший. Репортеры со всех концов света принялись отстукивать депеши.

Перефразируя поэта, «тут начался галдеж и гам, и только старый попугай…»

В роли попугая кто выступал? Не догадаетесь? Ну представьте… мирный город. Мирно спит. И тут штурм ему на голову!

В роли попугая, да простят они меня, выступали… жители дома, чьи окна выходят прямо на остановку. То есть так выходят, что остается только зайти. Прямо в их комнату — обстановку которой с остановки вы взглядом, лишенным любопытства, имеете нахальство созерцать.

Итак.

Часть окон плотнее закрылась. Не знаю, может, они подушками изнутри прижали? Или мешками с песком? Там же дети спят. Часть других окон так и осталась небрежно распахнутой.

 

А обстановка на остановке тем временем накаляется, переваливает через линию кипения и переходит в тайфун. В автобусную компанию заранее, накануне звонили?? Звонили!! И просили в этот последний рейс выслать два! Автобуса?? Просили! Предупреждали?? Предупреждали!! Компания выслала?? Не выслала!! А люди рассчитывали!! И теперь они не могут попасть домой!! А дома семьи. И ночевать негде!! И завтра на работу и на учебу. Водитель пересчитал тех, кому позволено стоять и… встав в проходе и изобразив лицом ковш экскаватора, выставил набившихся в проход вон, за дверь. Тогда взбунтовавшийся народ — в основном это были девушки, которые приехали полным классным составом к подруге на свадьбу, — заявили, что…

Подождите, только еще два слова. Они приехали всем колледжем — зная, что родственников в Израиле у семьи нет (не считая карнавального Рио-де-Жанейро), и не съели на свадьбе ни кусочка пирога. Кто знает, подумали они, рассчитывала ли семья на нашествие подруг числом шестьдесят человек?

Короче, сидим мы с вами в автобусе и перед нашими глазами разворачивается панорама военных действий — народ против водителя. То есть не лично против. Против концерна в его лице, против разгильдяйства на дорогах. И это было бы занятно, если бы не час ночи. И если бы автобус не последний…

 

Это напомнило случай, который грустно вспоминать. Это было после окончания операции «Литой свинец». Тоже был битком набитый автобус, и тоже люди стояли на остановке. Только это были солдаты, которые возвращались домой… Им не хватило места. И я, сидя в автобусе, думала: выйти? Пусть хоть один вернется раньше. Не вышла. Стадное чувство счастливчиков, занявших места… Постеснялась. Подумать, что только вчера на них сыпались комья земли от взрывов… И до сих пор эта картина стоит у меня перед глазами — мы отъезжаем, а они остаются на остановке ждать следующего.

 

...И вот мы снова на остановке. (Купить, что ли, уже вертолет? Заверните во-он тот, пожалуйста…)

Крик стоит… И народ стоит — на ступеньках перед водителем — и ультимативно заявляет, что пока тот не свяжется с автобусной компанией и та не вышлет дополнительный автобус, они со ступенек не сойдут!

Так и будут стоять. Водитель тоже не виноват. И ему тоже домой надо. И везти сверх положенного ему нельзя. А с другой стороны — полсотни человек останутся стоять на остановке.

Времени два часа ночи.

Вдруг распахивается окно на четвертом  этаже и вниз на остановку летит…

Думаете, старая калоша?

Мешок, наполненный водой?

Бомба?, прости Г-споди...

 

Не угадали.

 

Невозможно угадать. Для этого надо тут жить, среди этого нервного, крикливого, пуганного, стрелянного, счастливого святого народа.

На остановку из окна четвертого этажа летела…

...Летела...

 

Упаковка одноразовых стаканов.

Следом за ней вниз спустились жители этого дома и стали раздавать всем воду. И — кому надо — предложили зайти к ним в квартиру. И сидящим в набитом душном автобусе предлагали бутылки с водой.

 

Если мы и побеждаем в войнах, то это благодаря этим одноразовым стаканам. И благодаря им же и будет построен Храм.

В скором времени, в наши дни.

 

Алевай

 

Теги: Храм, Вечность, Адар, Между людьми