Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Взгляни, насколько велика сила милостыни, что она пребывает в деснице Всевышнего, как написано: «Полна десница Твоя милостыни» (Теилим 48; 11).»Орхот цадиким. Щедрость

Истории из жизни

24 марта 2015, 02:19

Отложить Отложено

Наверное, вам это покажется фантастическим. Особенно после прошлого поста. И как доказать вам, что все правда? Ума не приложу. Ну, или спросите ваших знакомых из нашего городка, они подтвердят. А если нет у вас знакомых? Совсем дело плохо… Придется их завести…

Ладно. Ну их — предисловия.

 Вчера вечером состоялся у нас на улице праздник. Внесение Торы в синагогу. Свитка Торы, написанного в память раби Хаима Камиля зацаль и рава Дова Соломона зацаль. Пришел весь город. Это без преувеличений.

 Синагога тоже не просто начиналась. Рабанит Соломон — вдова рава Дова — в этом году классный руководитель моей дочери. Накануне, приглашая девочек на торжество, она рассказала следующую историю.

 

 Началась синагога с того, что рав Дов, благословенна память праведника, решил организовать молитву ватикин (начинается до восхода солнца) в память своего папы. И с этой целью арендовал помещение. Ну, помещение — это громко сказано. Просто «караван». Что в переводе на русский означает — домик на курьих ножках. Такое одноэтажное строение, довольно просторное, чтобы всем было место. И платил из своего кармана и ничего никому не говорил.

 

После его смерти у рабанит не было денег платить, и она год не платила. Через год ей из муниципалитета прислали письмо, что, если она не заплатит, помещение у нее отберут. А как так — отберут? Это уже сложившаяся синагога, и люди — и много людей — уже привыкли к ней…

 

Она нашла в муниципалитете ответственного за это дело. Пришла и рассказала ему все, про мужа и про синагогу. Он выслушал и ничего не пообещал. (И она опять же ничего никому не сказала).

А через несколько дней прислал ей бумаги. Из которых следовало, что деньги, уплаченные ими в прошлом в качестве аренды, пойдут как выплата машканты (ипотечной ссуды), то есть они это помещение как бы купили. Но поскольку фактически бланка покупки не существует, он присылает ей бланк, в котором и сумма выплаты стоит — то, что ей надо сейчас заплатить, чтобы сделка имела силу.

 

Сумма… вы хорошо сидите?

 

 Один шекель.

 

Который тот работник муниципалитета уже пожертвовал из своего кармана. Так что и приходить ей не надо…

 

 

Сейчас вспомнилась мне история про рава Соломона — совсем не в тему. В смысле не про Песах, а про Суккот.

 

 

Собралась как-то компания русскоязычных пап в сукке у одного из «своих». Выпили немножко в честь праздника, достали гитару и стали песни петь. Сначала на иврите, потом перешли на Окуджаву и Высоцкого. И, видно, хорошо им было…

 

Одно но. Времени — двенадцатый час ночи, и поют они нестройным хором не где-то, а в сукке — домике из тонкой фанеры в густонаселенном районе таких же домиков. Причем на балконе четвертого этажа, так, что хорошо и далеко разносится. Вы понимаете.

 

Рав Соломон постучался к ним. Он жил в том же подъезде. Под предлогом, что ему нужно одолжить у хозяина квартиры стакан молока. И если вы думаете, что он под этим предлогом стал увещевать их прекратить немедленно это "безобразие", вы не знаете, что это был за человек.

 

Ни в коем случае.

 

Его, понятно, пригласили в сукку. Такая честь — рав Дов Соломон пришел! И он сидел там с ними часа два и, обнимая их за плечи и раскачиваясь в такт, получал (по их словам) несказанное удовольствие от песен Окуджавы и Высоцкого, не понимая в них ни слова.

 

Почему он так сделал? Не знаю. Папы были счастливы, рав Соломон с ними! (Только напомнить, что он был огромной величины талмид-хахам, посвятивший все свое время учебе). Не знаю, мне эта история кажется фантастической. Притом, что я слышала ее от разных свидетелей с тех пор раз пятьдесят. Человек, посвятивший себя Торе, сидит в сукке два часа и подпевает песням на непонятном ему языке? Может, мне кто-то сможет это объяснить?

 

У меня есть одно объяснение. Он посвятил себя служению Б-гу. И хотел показать русскоязычным папам, что он с ними, что Б-г с ними, и Он любит их, что бы они ни пели…

 

...

 

Когда вносят новый свиток Торы в синагогу, устраивают праздничное шествие, танцуют перед Торой на улице и идут медленно, играет музыка, у детей разноцветные фонарики, и, естественно, ради этого перекрывают на время дорогу.

 

И вот идем мы (я переношусь во вчерашний день — внесение нового свитка в память рава Соломона) и вдруг видим: стоит рейсовый автобус, который подъехал аккурат, когда закрыли шоссе, и стоит теперь бедняга и ни с места. «Бедные пассажиры, — говорят мои дети. — Теперь им придется ждать, пока все закончится». Подошли мы поближе, и тут я пожалела, что не взяли фотоаппарат. В автобусе (горит номер — рейсовый автобус из Ашкелона — и салон освещен) все места пусты и место водителя пусто! Где все? Выяснилось, что все вышли и танцуют тут же рядом перед свитком Торы.

 

...

 

Однажды, очень давно это было, был такой эпизод. Рабанит Соломон вернулась из больницы, где раву Камилю, ее папе, делали операцию на сердце. Операция прошла успешно, и рабанит, выйдя из машины, вся сияла. Ее внизу встречали дети, она им сказала: «Дедушке сделали операцию, она прошла успешно, вот, возьмите денег, бегите купите всем детям мороженое».

 

Понимаете? Когда сердце человека переполняет радость, как он выразит благодарность Творцу? Купит и накормит чем-то вкусным других людей. Они будут рады, и так и Творец будет рад.

Поэтому, вернувшись домой, мы устроили праздничный ужин в честь внесения нового свитка Торы.

Пусть у детей останется память.

И хорошо, что хоть сейчас вспомнили про фотоаппарат.

 

 

Теги: Мудрецы Торы, Синагоги, Большие люди маленького города, История из жизни