Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тора отдаляет человека от материального, молитва приближает его к духовному»Рабби Арье-Лейб из Гур

"Мою жену зовут Рахель". Рассказ

19 февраля 2015, 13:40

Отложить Отложено

В течение одного времени привелось навестить две семьи, с которыми мы не виделись лет пятнадцать.  Они уже люди немолодые, и меня поразила перемена, произошедшая в атмосфере их дома. Так был написан этот рассказ.

 

 

Мою жену зовут Рахель, а меня — Яаков, естественно. Нет, я не специально подбирал себе жену с таким именем, так вышло. Свыше.

 

Как я женился? Нас познакомили. Она была приятная девушка, симпатичная. Но главное, что в это время я решил, что пора жениться, и она мне понравилась. Главное для меня было, чтобы жена была не крикливая. У нас дома кричали, и я этого просто не переносил.

И что вышло? Рахель — моя жена, — когда уставала и ее выводили из себя, так кричала, что хоть беги из дома.

 

Я ей говорил:

— Рахелечка, так ведь можно и без крика. Все можно объяснить, показать…

— Что показать, что показать? — кричит она. — Я тебя просила веревки новые натянуть для белья, просила?! Ты сказал, что не надо и что и старые хороши? Я тебе говорила, что они протерлись и не выдержат? Ну!! И теперь я повесила белье и посмотри-полюбуйся: все вещи, которые я отбеливала, упали на землю!!!!

— Ну, душа моя, — говорю ей. — Зачем кричать? Ну, упало белье, не страшно. Будет другое. Чего так расстраиваться?

 

Ну, дальше я продолжать не буду, что дальше было. Тот, кто был женат, — представляет, а кто не был, тому еще все предстоит

.

Я, когда расстраиваюсь, я — другой, или когда напряжен, или озабочен чем-то. Я ухожу. В смысле не из дома ухожу, а в другую комнату ухожу, в синагогу, или в себя — ухожу.

 

 Рахель это обижало, конечно. Она думала, что это я из-за нее ушел. Все, что со мной, — из-за нее. Ну, так женщины всегда за своих мужей думают. Она, бедняжка, переживала, что сказала или сделала что-то такое, что меня оттолкнуло. Так ведь нет. Но поди — докажи.

А если она в это время стрекочет, то есть если ей в это время приспичило поговорить, особенно, если длинно, то у меня начинало звенеть в ушах и вообще душно как-то становилось, воздуха не хватало. Но просто встать — тоже нельзя. А она рассказывает что-то, волнуется, там, обидел ее кто-то сильно или что-то похожее. И я ей говорил — из последних сил: «… это так серьезно, то, что ты мне рассказываешь... мне необходимо об этом подумать некоторое время. Я просто обязан обдумать это!»

 

И уходил. В комнату или в синагогу.  Она потом привыкла. А что делать? И уже не обижалась.

Мы вообще любили с ней поговорить. Когда состарились — особенно. Так, если, скажем, кто-то неважно себя почувствовал, прилег и говорит второму: посиди со мной, давай поговорим.  И мы обо всем говорили. Мы с ней даже говорили, что почувствуем, когда другой уйдет навсегда. И, представляете, находили даже здесь, чему посмеяться…

 

Она мне жаловалась, что, когда мы поженились, когда были молодые, я ей редко говорил, что она — красивая.

Представляете? С тех пор прошло не знаю сколько десятков лет, а она помнит. Я — нет.

 

Так я ей говорю: «Рахелинька, ты для меня — самая-самая на свете!» Она смеется и говорит: «Да что сейчас-то мне говорить? Сейчас я старая!»

— Ты — старая? Б-же мой, Рахель, о чем ты говоришь? Да твои морщинки мне любимее, чем все кремы и косметики.

— Ты все забыл! — волнуется она. — Я никогда никакой косметикой не пользовалась! Даже губы редко красила!

— Я ничего не забыл, — говорю. — Я все, все помню... А когда ты была в больнице после родов кого-то из детей... и я оставался дома один, без тебя… я брал твою подушку себе. Мне так было легче... я на твоей подушке спал все дни, пока тебя не было дома...

 

И так мы с ней обо всем говорили и говорили, и, казалось, могли говорить целую вечность.

Она мне:

— Ты мне про мою подушку никогда не рассказывал!!

Я ей:

— Ну, так для чего старятся? Для того чтобы рассказать все то, на что раньше не было времени…

Она:

— Так если бы ты мне это раньше рассказал, когда я еще была молодая!!

— Всему свое время, моя хорошая, всему свое время...

 

 

Два дня назад она умерла...

 

 

Столько народу приходило. Столько про нее хорошего вспоминали!..

 

 

Мне так хочется рассказать ей об этом.

 

 

Так хочется рассказать...

 

 

Теги: семья, Женщина, Вечность, Шидух