Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

"Убегающие квартиры". Рассказ

Отложить Отложено

Любой читатель, прочитав эту историю, может рассмеяться и воскликнуть, что все это, господа, вы-дум-ка! И будет прав! Более того, сам автор на месте читателя, как знать, подумал бы то же самое… Но что, скажите, остается делать,  если история эта – настоящая? Да ничего другого, пожалуй, и не остается, кроме, как пересказать вам этот случай.

 

 

С тех пор, как мы покинули шатры Иудеи под неверной зубчатой тенью финиковых пальм, с видом на холмы, опоясанные тропами, и перебрались в каменные клетки многоквартирных домов, квартирный вопрос стал острее, чем кол шатра. Перефразируя классика,  можно сказать, что  квартирный вопрос может людей и спортить, но он же  может и исправить…

 

Судите сами.

 

Яков — имя выдуманное, история настоящая, — так вот, Яков искал квартиру шесть лет. Не просто искал. Сначала интересовался. Так, из любопытства. Просматривал объявления. Так, чтобы быть в курсе событий и в курсе цен. Ну, у последних — курс постоянный и стремится к бесконечности.

 

Постепенно, чем меньше места становилось в квартире для него и детей, тем активнее становились его поиски, они уже не носили отвлеченного характера. Яков и его жена — люди светские, поэтому близость к бабушке с дедушкой для квартиры не плюс: можно всегда подкинуть ребенка на машине. Но близость к стадиону — это да, плюс. К теннисному корту — плюс. Но даже эти плюсы со временем начали блекнуть — тем сильнее, чем дальше уходила от них квартира их мечты... И это не только метафора. Это такая же суровая быль, как бухгалтерский отчет.

 

В самый первый раз, когда они приметили квартиру, договорились с хозяевами и жена Якова, Оля, уже вслух мечтала о шезлонге на новом балконе, плюс кадка с пальмой, плюс складывающийся козырек для тени, — хозяева объявили, что их дочь, жившая в Америке, собирается вернуться в Израиль, так что их планы эмигрировать отменяются, отъезд отменяется, квартира не продается.

Приобретение «второй» квартиры было заблокировано сыном умершей пары, проживавшей в квартире ранее, на том основании, что он сам — сын — вознамерился там жить. А чем плохо? Выбросить старую мебель, содрать обои, изменить планировку, покрасить, приделать светодиодные лампы — не квартира, а конфетка! Все это он в возбуждении от собственной находки рассказал несостоявшимся огорченным покупателям — Якову и Оле. И странное дело: чем больше он находил не замеченных им прежде достоинств в квартире, тем мрачней становились их лица.

 

«Третья» квартира была выставлена на продажу в соответствии с пунктом завещания. Наши мученики обрадовались ей, как родной. И радуясь, хвалили себя, что не купили прежние квартиры, потому что эта намного лучше.

 

Со страхом они, наученные горьким опытом, ждали последних дней перед подписанием договора у нотариуса, и не зря… не зря… Один из наследников с помощью адвокатов нашел в завещании пункт, согласно которому, вроде бы, квартира достается ему. Пока то да се, квартиры вычеркивается из списков маклеров…

 

И так еще раз.

 

И еще…

 

На протяжении шести лет молодая пара, которая постепенно становилась не такой уж молодой (но это между нами), искала квартиру, находила ее, единственную, но повторимую, обладающую, конечно, недостатками, как невеста при браке по расчету, но и, одновременно, облагораживающими недостатки достоинствами.

 

Все бы славно, но  квартиры, как сговорившись, в последний момент выскальзывали из рук, как намыленные тарелки из рук торопливой хозяйки, и мечта о покупке с грохотом разбивалась о новые обстоятельства…

 

Очередную квартиру Яков нашел в том же районе, что имело свои плюсы: подросшим детям не надо менять школу, взрослым — ставшие уже привычными окольные пути: во избежание пробок по дороге на работу.

 

Наконец, хозяева этой квартиры оказались людьми степенными, в здравом уме и твердой памяти, не имели ни детей в Америке, могущих внезапно приехать, ни передравшихся наследников, так как были еще живы. Возможно, все это им еще предстояло, и Яков молился бы, если б умел, о том, чтобы всего этого не произошло, или, с эгоизмом свойственным молодоженам и новым хозяевам, по крайней мере, чтобы это произошло после продажи квартиры…

 

Они уже назначили день и час у адвоката, оформляющего продажу, когда Яков выходил из своего подъезда, с которым так мечтал расстаться.

 

Дети ковырялись в песочнице напротив входа, двое мальчишек скользили и падали на роликах. Пенсионеры, переговариваясь, гуляли с собаками. Вместе с легким ветром плыл над домом обычный шум летних послеполуденных часов.

 

В кармане задрожал телефон, и Яков узнав номер своих «продавцов»,  почувствовал сильный дискомфорт в области диафрагмы.

 

— Яков, — проговорил, откашливаясь и мешкая, приятный пожилой голос. — Мы продавали квартиру, собираясь разводиться. Так вот, Яков, мы передумали!.. Это чудесно, Яков, мы снова вместе. Мы даже подумываем отправиться в путешествие, как тебе, а? Вы молодые, может, подскажете нам, куда направиться? В общем, продажа квартиры… не актуальна… да, и… если у вас есть к нам претензии… пожалуйста, я готов слушать…

 

Яков ответил что-то, чего впоследствии не мог вспомнить, как ни старался… и медленно-медленно вернул телефон в карман.

 

Поднял две руки кверху.

 

И запальчиво крикнул:

 

— Ты! Наверху! Что Тебе от меня нужно? Зачем Ты меня мучаешь уже столько лет, а? И всегда все в последний момент рушится! Почему? Я не понимаю! Мне нужна квартира! Моей жене нужна, детям! Что происходит?!

 

Краем глаза уловил, что мальчишка на роликах остановился в двух шагах от него и раскрыл рот от удивления.

 

Устыдился своего порыва...  Что на него нашло? Перегрелся? Устал от всего этого? 

Зашел в прохладный подъезд, решил вернуться домой, освежиться, да и Оле надо сообщить "приятную" новость…

 

В подъезде у него снова завибрировал телефон. Яков вынул его, как тухлую рыбу за жабры.

Номер, вроде, незнакомый.

— Алло…

— Шалом, меня зовут Орна, я ведущая программы на радио.

— Да, Орна, чем могу быть полезен?

— Наша передача посвящена людям, долго и безуспешно пытающимся найти квартиру. Ведь вы долго и безуспешно пытаетесь найти квартиру?

— Можно так сказать…

— Отлично! Мы предлагаем вам участие в нашей программе. За это группа адвокатов и маклеров, работающая с нами, поможет вам утроить усилия по поиску нужной квартиры. Вы готовы?

— Не знаю… как-то это странно… мне нужно время, чтобы вам ответить.

— Нет проблем. Только думайте быстрее.

 

Он вернулся домой, стараясь не попадаться на глаза Оле...

Еще расплачется…

 

— Мне звонила одна дама с радио, — крикнула Оля из кухни. — Зовут Орна, не помню фамилию!

— Мне она тоже звонила, — ответил он мрачно.

— Ну, и что ты ей сказал? — она уже стояла рядом с ним, глядя на него горящими глазами.

Он пожал плечами:

— Зачем нам это нужно?

— Ка-а-ак?! Ты ей так ответил?

— Нет. Я сказал, что подумаю.

— Немедленно бери телефон и кричи ей, что мы согласны!

— Сделай одолжение…

 

Тут раздался телефонный звонок, Оля бросилась к трубке, надеясь, что это Орна, и желая перехватить разговор. Дальше из кухни полился восторженный треп со словами «радио», «передача» и «квартира» во всех трехзначных вариантах последовательности. Это таки была Орна. Яков вздохнул и отправился в ванную.

 

В положенный день Яков отправился на студию участвовать в передаче, у него был выбор?

 

Еще через неделю при таком активном содействии профессионалов с радио, что, кроме как войти в выбранную для него квартиру, ему почти ничего не нужно было делать, он, щипая себя за руку, подписал договор.

 

Въезжать надо было немедленно.

 

Заходя в свой старый подъезд, он на секунду замешкался, остановившись на том самом месте, где недавно стоял, придавленный разговором с веселым пенсионером.

 

Все-таки был контакт, а?

 

Теги: Рассказ, История из жизни, История тшувы