Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Истина в том, что главное — не учение, а действие, поскольку Тора и человек — одно целое: Тора должна привести человека к тому, чтобы все его действия, все поступки, всё поведение проверялось по ней, не отклоняясь от нее ни вправо, ни влево.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»

Причина

12 июня 2013, 08:28

Отложить Отложено

Отчего у него «не шло» на шидухах, — было очевидно. Не после второй и не после третьей, а сразу же после первой встречи он — всегда — получал от ворот поворот. И не было смысла, скрипя новыми ботинками, топтаться у порога и, вздыхая, рассматривать  большой амбарный замок, запорошенный снегом, хотя снег в наших широтах идёт крайне редко.

Ни живой острый ум, ни юмор  не могли покрыть его вопиющего изъяна.

 

Буравя бровь, резким мазком ложась на левую скулу и исчезая в бороде, вспахивал его лицо широкий шрам.

 

Девушки предпочитали чистую биографию, чистую совесть и чистое лицо, и последнее — в первую очередь, хотя искренне обиделись бы, вздумай их кто в этом уличить. Находясь на фасаде проекта под кодовым названием «возможный кандидат в мужья», его лицо рушило все планы. Брак с таким «претендентом» исключался, по причине брака последнего.

 

Он пошёл туда, куда ходил не очень часто: к раву Хаиму Каневскому. Рассказал, что далеко не юн. То есть не то чтобы стар, но уже — не звезда молодости. Ни одна не хочет стать хозяйкой его дома, все они смотрят на вывеску и улепётывают во все лопатки. Рав Хаим посоветовал ему на первой же встрече с девушкой рассказывать — откуда у него этот шрам.

 

Ну, пусть.

 

 

Первая встреча.

 

…Как обычно, взгляд девушки короткими перебежками окинул всю его фигуру.  Не получилось. Запнулся о шрам, как о корягу на дороге и полетел в кусты… Крадучись, вылез из кустов, слегка отряхнулся и предпринял новую попытку рассмотреть черты лица, прикрывшись слоем туши для ресниц. Увы. Предпочёл вернуться в кусты и там отсиживаться до конца встречи.

 

Знакомо. Следующий номер программы — ему придётся, скрипя новыми ботинками, топтаться у закрытых ворот, от которых он получит, увы, поворот…

 

— Вот как было дело с этим шрамом, — начал он…

 

 

Он шёл по безлюдной, прямой, как шип, и узкой улочке Старого города. Сначала услышал крик, а после этого — топот ног. Показался араб в развевающейся куфие.

 

Взгляд девушки осторожно скользнул по его лицу: по той части лица, которая не была задета шрамом. Как будто, имея живой анфас, его лицо превратилось в сидящий профиль.

 

Араб нёсся за детьми, размахивая острой палкой. Почти нагоняя детей.

Он сбил араба с ног и был избит им. И вот: остался шрам…

 

Она заплакала, чем испугала его. «Ничего-ничего, — сказала она, смахивая слёзы. — Просто я однажды уже слышала такой случай…».

 

На этот раз ему не пришлось топтаться у порога. Не было амбарного замка на глухо запертых воротах. 

Он познакомился с её семьей: родителями, братьями, сёстрами. Двое младших вглядывались в его лицо, пытаясь разглядеть в нём того, кто однажды остановил араба, бежавшего за ними с палкой на узкой безлюдной улице Старого города, но не могли узнать.

 

Возможно, мешал шрам.

 

Теги: семья, Мудрецы Торы, История из жизни, Шидух