Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Даже тот, кто уже заплатил пострадавшему положенное, должен испросить его прощение. Даже тот, кто обидел ближнего только словами, обязан просить, чтобы его извинили»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 2, 9

Когда думать только хорошее о людях, а когда говорить про них лашон ара

Отложить Отложено

 

 

Сообщая информацию о человеке, регулярно и намеренно нарушающем законы Торы, мы должны быть уверены в том, что законы Торы действительно были нарушены. Если это не так, то у нас нет права считать человека злодеем. Иногда злодейство налицо на 100%, как, например, в случае, приведенном в Талмуде Песахим (см. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_814.html). Чаще ситуацию можно, при желании, истолковать по-другому, без нарушения, даже когда такое объяснение маловероятно.


Вот, например, следующий случай, о котором я где-то читал, правда, не помню, где.


Один раввин шел по улице своего большого города мимо некошерного ресторана, скажем, Макдональдса. Проходя мимо, к своему огромному удивлению, увидел одного достопочтенного еврея из своей общины, который сидел за столиком и что-то ел. Тот раввина не заметил. Через несколько дней раввин каким-то образом узнал, что этот человек страдает очень сильной язвой желудка и врачи ему строго предписали есть, как только он почувствует даже самый малый приступ голода.


В этом случае даже поступок, который нам кажется определенно неправильным, тем не менее, оказывается разрешенным. А бывают и другие случаи, в которых вероятность правильной интерпретации гораздо выше.
Что делать?


Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо понять, как работают законы дан лэ-каф зхут аповеди истолковывать поступки человека, предполагая лучшее, а не худшее, «судить в положительную сторону» см. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_653.html). Когда существует обязанность предполагать лучшее (именно обязанность, такая же обязанность, как, например, трубить в шофар в Рош а-Шана или читать Шма), когда это просто мицва, а когда этого даже нельзя делать? Зависит это от человека от того, о котором мы судим.

 
Чтобы легче было понять, объясним это, используя язык мудрецов и примеры.


Три ситуации (на этот раз отправим Рабиновича на заслуженный отдых и используем Гольдштейна):

 

 

А) Гольдштейн кушает раков недалеко (десять метров) от местного русского магазина.

Б) Гольдштейн зашел в ресторан с сомнительным кашрутом и вышел оттуда с чем-то, завернутым в пакетик.

В) Гольдштейн и Рабинович играют в футбол. В ходе борьбы за мяч Гольдштейн разворачивается, попадает локтем в нос Рабиновичу и ломает ему нос.

 

 

Представим себе, что у нас весы. На одной чаше весов — вероятность того, что поступок, который мы рассматриваем, отрицательный. На другой чаше вероятность того, что он положительный, или, по крайней мере, не отрицательный. А теперь взвесим три происшествия, перечисленные выше:

 

 

А) Отрицательная чаша сильно перевешивает. Да, конечно, возможно, что у Гольдштейна сильная язва или это фальшивые раки, но это маловероятно. Скорее всего, Гольдштейну просто нравятся раки, несмотря на их некошерность.

Б) Чаши равны. Возможно, что Гольдштейн купил что-то с сомнительным кашрутом, потому что он не слишком внимателен к вопросам кашрута (главное, чтобы было написано кошер, а там уже не моя проблема!). Но также возможно, что он купил там уже готовый кошерный продукт, например, бутылку кока-колы или пива.

В) Положительная чаша перевешивает. Скорее всего, Гольдштейн совершенно не хотел травмировать Рабиновича и уж, тем более, сломать ему нос. И получилось это не из-за злого умысла или небрежности Гольдштейна.

 

 

Как отнестись к поступку Гольдштейна? Все зависит от того, кто он.

 

 

Если он человек, у которого есть страх перед Небесами, то есть человек, который очень бережно и внимательно относится к соблюдению заповедей, то даже в том случае, если отрицательная чаша перевешивает, мы обязаны предположить лучшее во всех трех случаях.


Если он человек средний, то есть, в принципе, остерегается того, что Тора запретила, но иногда может и нарушить, то мы обязаны предположить лучшее в случае, если чаши весов равны и, тем более, если положительная интерпретация поступка более вероятна. Однако если поступок в основном отрицательный, то у нас нет обязанности предполагать лучшее. Тем не менее, это следует сделать. Тот, кто предположит лучшее, заслужит, что на Небесах о нем тоже будут думать хорошо (см.  http://toldot.ru/blogs/leib/leib_653.html), поскольку сам он думает о людях хорошее.


Если же Гольдштейн злодей, то даже те его поступки, которые представляются, скорее всего, положительными, нам следует истолковать как отрицательные, предположить худшее.

  
А теперь перейдем к взаимодействию законов лашон а-ра и дан лэ-каф зхут. Если мы видим поступок, который можно истолковать неоднозначно, то в действие вступает закон дан лэ-каф зхут. В зависимости от поступка и человека, мы должны или не должны его оправдывать. Если мы не должны его оправдывать, например, в случае с Гольдштейном, поедающим раков, то мы можем предположить, что действительно произошло нарушение законов Торы  и  начинают работать законы лашон а-ра, которые мы описали в предыдущих статьях.  И тогда, с соблюдением всех условий, описанных в последней статье (см. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_841.html), мы можем сообщать об этом поступке другим.

 


P.S. Однако не нужно забывать о том, что, хотя, с одной стороны, мы должны всех «судить в положительную сторону», с другой стороны, мы не имеем права полагаться на то, что нас будут судить таким образом, и вести себя двусмысленно. Это то, что называется маръит аин вести себя так, что другой человек может подумать: ты ведешь себя неправильно. Человек должен избегать не только греха, но даже того, что может навлечь на него подозрение (см. также http://toldot.ru/blogs/pyatigorsky/pyat_851.html).

 

Теги не заданы