Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Лашон а-ра на работе I. Интервью

Отложить Отложено

 

С политикой мы почти (все-таки предстоят еще одни выборы) разобрались, а теперь начнем начнем новую серию статей по еще одной очень насущной теме: лашон а-ра на работе.

 

ВЛАД-ПРОГРАММИСТ ИЩЕТ РАБОТУ

 

Влад-программист решил вернуться на работу.  Когда он потерял работу, у него появилось время думать о жизни, что привело его в русскую синагогу города Н-ска.  Сначала Влад занимался семьей, играл с маленькими детьми (от третьей жены) и чаще навещал дочку-подростка (от второй жены).  Потом Влад решил, что нужно закрыть пробелы в еврейском образовании, словив себя на мысли, что кто такие Борхес, Маркес и Адам Смит – он знает, а кто такие Рамбан, Рашбам и Рамхаль – нет. Два года Влад полдня учился в ешиве для начинающих и благодаря врожденному высокому интеллекту и упорству добился большого прогресса и стал учиться в хаврусе с Сашей-программистом.

Вы тут мне будете задавать традиционный вопрос: а на что же он жил, да еще и платил алименты?  Ответ:  Влад все-таки был крутым программистом, у него остались сбережения от экзита одного стартапа, в котором он раньше он работал,  и, кроме того, он иногда халтурил мелкими проектами. Наконец была зарплата жены (жена работала в хайтеке в отделе кадров). 

«Как же повезло Владу! –  воскликнет читатель. – Его жена – такая праведница, готовая поддерживать мужа материально в изучении Торы». Нет, жена Влада соблюдала самый минимум и только из-за него и все эти “религиозные штучки” ей не очень нравились, но зато где-то через пару месяцев после его тшувы, она поняла, что “религиозные штучки” резко повышают шансы на то, что количество жен Влада не достигнет четырех.

Тем не менее, всему приходит конец, и Владу приходится опять искать работу.  Обзвонив старых знакомых, он узнает, что в одном перспективном стартапе ищут опытного разработчика на «питоне».  Влад подает свое резюме, и ему назначают интервью.  Шмуэль Рабинович, начальник отдела, беседует с Владом о его карьере и опыте, а потом вызывает программиста Диму для технического интервью.  Влад около часа решает задачи, пишет код и т.д.  В конце его благодарят, а Шмуэль Рабинович спрашивает Диму: «Что скажешь?»

А Дима для себя составил следующую характеристику:   «Плюсы: умный, креативный, способный находить нестандартное решение.  Опытный, сразу видно.   Минусы: на «питоне» пишет как на С++, стиль совсем не тот, похож на яркого волка-одиночку, характер угрюмого технаря. Сможет ли работать в команде и не раздражать других?»

«Что мне сказать?» – думает Дима. Если он расскажет об этих минусах, то Влад, зная Шмуэля Рабиновича, не получит работу.  С одной стороны, Дима ничего плохого о личности Влада не говорит, не осуждает и не оскорбляет его.  А программировать на «питоне» как на С++ – это ведь не моральный изъян или грех, так что, может быть, это не лашон а-ра?  Но с другой стороны, мораль – не мораль, а не дать человеку работу – это тоже плохо. А с третьей стороны все-таки надо говорить правду.  Как быть?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте сначала немного повторим азы законов лашон а-ра.

 

В запрете лашон а-ра, как мы много раз писали, две составляющих, шней диним, на языке ешив.  Их нам обозначил рабейну Йона (Шаарей Тешува 3:216).  “Тот, кто произнес лашон а-ра, совершил двойное (зло): причинил вред и стыд своему ближнему, а также избрал возможность обвинить его, и приговорить его, и злорадствовать над его бедой”.  Итак, само намерение осудить и злорадствовать является грехом, безотносительно того, будет ли тому, о котором говорят какой-то вред, или нет.  А во вторых, если из моих слов будет вред и ущерб другому человеку, то это тоже лашон а-ра, безотносительно того, осуждал ли я его или злорадствовал или нет.

 

Теперь давайте разберем наш случай. Дима сообщает свое мнение о Владе не из личной неприязни, а просто по долгу службы и чтобы компания, в которой он работает, смогла принять правильное решение.  Поэтому с первой составляющей здесь все в порядке.  А как же с второй?  На первый взгляд, не дать человеку работу – это явно подпадает под вред, и тогда выходит – лашон а-ра. 

 

Однако все не так просто.  Ответ на этот вопрос мы находим у Хафец Хаима (Законы рехилута, Примеры, пар. 6). 

Во времена Хафец Хаима (середина 19-го века) среди евреев Российской Империи был обычай, когда богатые люди выдавали своих дочерей за молодых талмидей-хахамим и обещали их содержать некоторое время, пока те учили Тору. Этот обычай, как об этом уже писал Хафец Хаим в книге Шмират аЛашон, постепенно исчез к началу двадцатого века,  что привело к возникновению хорошо известной нам систем коллелей, но восстановился в наше время среди богатых соблюдающих евреев вне Израиля.

Объем поддержки обычно был пропорционален познаниям и потенциалу в Торе.  Чтобы понять, насколько молодой человек знал и умел учить Тору, ему устраивали экзамен с ведущими мудрецами города.  А потом уже богач решaл, хорошая это сделка или нет.   И, пишет Хафец Хаим, “они (мудрецы города) обязаны сказать правду, поскольку на это изначально согласились обе стороны (и молодой мудрец и его потенциальный тесть).”

Как давалось это согласие?  Естественно, не в юридически оформленном документе, подписанным обеими сторонами.  Просто было понятно всем, что о результатах испытания будет дан подробный отчет, и проходя его, испытуемый на это соглашался.   

Ровно то же самое происходит в нашем случае.  Каждый человек, проходящий интервью или приемный экзамен, изначально знает, что результаты в полном объеме будут переданы для принятия решения, и самим фактом прохождения интервью дает согласие на это.

 

Поэтому даже если Дима расскажет все, что он думает о профессиональных качествах Влада, и это может принести Владу ущерб (Влад не получит работу), то это не будет лашон а-ра, поскольку Влад уже согласился на этот потенциальный ущерб (отказ в приеме на работу).

 

Тут, правда, Диме нужно соблюдать два условия:

1)  Намерение, с которым сообщается эта информация, должно быть чистым.  Если информация, способная повредить другому человеку, сообщается из личной неприязни или ненависти, то это будет лашон а-ра.  В нашем случае, если Дима увидит на машине Влада наклейку “рак ло Биби” (только не Биби), а сам Дима – большой сторонник премьер-министра Нетаньягу, и сообщит свое мнение о Владе, чтобы “этот левый не получил у нас работу”, то это будет лашон а-ра.

2)  Нельзя преувеличивать.  Нужно понимать, что именно требует работодатель, и если кандидат, хоть и не идеален, но подходит, то нельзя утрировать. Например, если ищут программиста, который всего-навсего неплохо знает «питон», а не эксперта высшего класса, то Дима не может сказать, что Влад в «питоне» не тянет.

 

И вот Дима пошел и рассказал Шмуэлю Рабиновичу все, что он думал о профессиональных качествах Влада.  Несмотря на Димину уверенность, что на этом вопрос закрыт, Шмуэль отреагировал иначе:  «Нужно подумать.  Яркий, креативный – это хорошо. «Питон» коряво пишет – может быть, исправим.  Нелюдим – не знаю. Ладно, наведу справки...»

 

Теги: Мусар, Лашон ара, Хафец Хаим, алаха, Работа, бизнес