Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Где находится Всевышний? Там, куда Его впускают»Раби Менахем-Мендель из Коцка

ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ НЕ БЫВАЕТ ИЛИ ПОЧЕМУ МОЯ ЖИЗНЬ ПЕРВОСТЕПЕННA

01 декабря 2015, 21:32

Отложить Отложено

 

В этот раз статья будет немного философская и говорить будем о больших вопросах, так что пишу без претензии на исчерпывающий ответ.

В прошлый раз мы объяснили, что нет обязанности тохэха (обличения, упрека), когда нам или другим угрожает потеря (эфсед), если мы не прислушаемся к злословию, принципом хаеха кодмин — тем, что человек не обязан делать добро другим в ущерб себе.

 

Это правило нам принять психологически трудно. Нас с детства воспитывали, что жертвовать собой ради других — это благородно, а действовать на выгоду себе — пошло. У этого ощущения есть, как мне кажется, два источника.

 

Во-первых, как заметил Camus (cм. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_2583.html#nc_commentID910_2583_60402), наша бывшая культура — она с сильными христианскими «рефлексами». Действительно, культура в, которой мы выросли, происходит из христианства и поэтому считает самопожертвование высшим моральным долгом, а страдания — высшей моральной ценностью. И эта идея, безусловно, порочная, подсознательно передается нам.

 

Тора же говорит обратное. В Книге Ирмиягу (19:5) пророк от имени Б-га описывает человеческое жертвоприношение следующим образом (перевод мой при помощи Таргум Йонатан бен-Узиэль): «то, что Я не приказывал (в Торе), и то (о чем) Я не говорил (через пророков), и то, (о чем даже) не думал Я (то, что Мне неприятно)». Б-гу не нужны человеческие страдания и поэтому, как пишет рав Меир-Симха из Двинска, в Торе есть только одна заповедь, которая непременно обязывает человека страдать, а именно — поститься в Йом-Кипур. И даже в этом случае для того, чтобы уменьшить страдание, Тора приказывает нам есть накануне Йом-Кипура и приравнивает это по значимости к самому посту. Таким образом, страдание, даже во имя высшей цели, никогда не является самоцелью, и в идеальном мире страдать ради Торы и мицвот не пришлось бы.

 

С другой стороны, вследствие зла, которое люди привносят в наш мир, иногда приходится выполнять мицвот даже ценой страданий. Самый яркий пример этого — мицва умереть аль кидуш а-Шем — умереть, освящая Имя Всевышнего, но не отказаться от Него и от Его Торы. Однако, как я не раз слышал от моих учителей, мицва жить аль кидуш а-Шем даже больше, чем мицва умереть аль кидуш а-Шем! Поэтому человек должен быть готов к самопожертвованию и страданиям, но не должен стремиться к ним.

 

Если страдание и самопожертвование во имя высшей цели (а это, безусловно, является при необходимости правильным поведением и делает человека намного лучше) не является высшей ценностью, то что же тогда дает нам Тора в качестве идеала? Ответ простой — идеалом в Торе является служение Б-гу и выполнение Его Воли. Самым высоким титулом, которого удостоился Моше Рабейну, был эвед нээман (верный слуга Б-га), что мы и произносим каждую субботу в утренней молитве — исмах моше бэ-матнат хелько ки эвед нээман карата лё («Возрадовался Моше дарованному ему уделу, ибо верным слугой назвал Ты его»). Поэтому высшая ценность — это ответственное выполнения воли Творца.

 

В чем проявляется воля Творца? В том, что Он создал каждого отдельного человека, поместил его в этот мир, дал ему определенный набор исходных данных — семью, окружение, характер, воспитание — и пустил его в долгое плавание. И перед каждым человеком — уникальная жизнь, которая никогда больше не повторится — ни в прошлом, ни в будущем, которую за него и кроме него никто никогда не проживет. И только он сам отвечает за то, чтобы эта жизнь была прожита правильно.

 

Поэтому главный и высший принцип — это не самопожертвование, а ответственность. Теперь понятно, почему хаеха кодмин — моя жизнь имеет первостепенное значение. Я отвечаю в первую очередь за свою жизнь, а уж потом за чужую. Правда, тут можно возразить: ну, может быть, обязанности самопожертвования нет, но, если хочешь, то можешь. Однако это не так. Принцип хаеха кодмин выводится в Талмуде из следующего знаменитого мысленного эксперимента:

 

 

Бава Мециа 62а:

 

Двое путешествуют, и у одного есть кувшин с водой. Если будут пить оба, то оба умрут. Если выпьет один, он сможет добраться до населенной местности. Бен-Птура сказал: лучше, чтобы оба умерли и не увидел бы один из них, как умирает другой. Пока не пришел раби Акива и не сказал: и будет жить твой брат вместе с тобой, твоя жизнь (имеет) первенство перед жизнью твоего ближнего.

 

 

Кстати, автор Хидушей а-Рим (первый Гурский ребе) отмечает, что только раби Акива, который назвал заповедь «люби ближнего как самого себя» клаль гадоль (великим правилом) в Торе и который пожертвовал своей жизнью аль кидуш а-Шем, мог установить этот принцип хаеха кодмин, не вызывая подозрений в эгоизме и личной заинтересованности.

 

Есть много объяснений ахароним (поздних комментаторов), в чем именно заключается спор раби Акивы и Бен-Птуры (я посмотрел три объяснения, одно Хазон Иша, одно рава Элияшива и рава Моше Файнштейна и одно рава Шаха, если кому-то интересно, в комментах можем разобрать), но вывод у всех один: нет обязанности спасать другого человека ценой собственной жизни.

 

Философское же объяснение этому мы дали выше. И, более того, даже если нам кажется, что жизнь другого человека более ценна для нас или для общества, жертвовать своей нельзя, поскольку человек обязан выполнять свой долг в этом мире и не может бросить его даже ради выполнения кем-то другим своего долга. Расчеты Всевышнего нам неизвестны и непонятны, и мы не можем за Него решать, что наша жизнь менее ценна, чем чужая. Как пишет Маараль (Дерех Хаим 4:3): «Поэтому сказано: не презирай никакого человека (аль тэи баз лэ-холь адам), не говори, что он ничего не стоит и что он лишний в мире и вообще нет у него доли в мире... И каждый человек имеет свою судьбу, отличную от (судьбы) другого человека, и является он частью реальности мира и дополняет его, так что через всех людей становится мир совершенным. И это похоже на Тору, где каждая отдельная заповедь необходима для полноты всей Торы. Точно так же каждый человек, которого создал Всевышний, дополняет (машлим) этот мир».

 

Поэтому мы не имеем права вмешиваться в планы Творца и менять свою жизнь на чужую. Ведь каждая жизнь обладает ценностью, и без любого человека, который должен был бы существовать, мир неполон. Поэтому хаеха кодмин — я должен заботиться в первую очередь о себе и выполнять свой долг.

 

Однако, есть и вторая причина, по которой этот принцип очень трудно принять. Этот принцип противоречит мидат а-хесед — мере добра, милосердия. Добро ведь в том и заключается, что берешь у себя и отдаешь другим. Человек должен (см. Томер Двора) уподобиться Б-гу, Который постоянно дает всё необходимое всему созданному.  А хаеха кодмин говорит, что нужно думать о себе, и, если возвести это правило в главный жизненный принцип, то человек непременно станет законченным эгоистом. А в Торе, наоборот, мы находим пример Рахели, которая жертвует своим будущим ради сестры и дает Лее выйти замуж за Яакова. Так как же быть? Где граница между эгоизмом и ответственностью? Об этом в следующей статье.

Теги: Талмуд, философия, самопожертвование, долг