Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ВЕРИТЬ ЛАШОН АРА НА ОСНОВЕ КОСВЕННЫХ УЛИК--IX

02 июля 2014, 16:24

Отложить Отложено

 

Мы уже очень много и долго (и надеюсь не слишком нудно) обсуждали, как и при каких условиях работают различные разрешения (этеримверить («принимать»лашон а-ра. А теперь пойдем дальше. Предположим, что у нас есть разрешение верить лашон а-ра на основании косвенных улик (дварим никарим) или на основание того, что информация, которую нам сообщают, станет общеизвестной (милта дэ-авида лэиглуэй). А что дальше? Нам разрешается верить, что то, что мы узнали правда. И, соответственно, можно изменить свое отношение к человеку, о котором идет речь. Но кроме этого, за исключениями, о которых позже пойдет речь, все упомянутые этерим верить лашон а-ра не дают нам права: 

 а) распространять эту информацию дальше; 

 б) оскорблять человека, о котором мы слышали лашон а-ра, который считаем достоверным; 

 ц) причинять этому человеку какой-либо материальный ущерб; 

 д) причинять этому человеку какой-либо физический ущерб или, проще говоря бить его. 

 

 Объясним каждое из этих ограничений: 

 Распространять информацию нельзя, поскольку даже если мы имели право поверить, что объект злословия поступил дурно, нам все равно нельзя рассказывать об этом другим. Пример: 

 

Рабинович видит, как Гольдштейн, озираясь, выходит из местного русского магазина с маленькой баночкой чего-то, потом усаживается в скверике и быстро поедает бутерброд с чем-то черным. А назавтра, идя домой, Рабинович слышит, как Наталья Михайловна (сестра Гольдштейна) разговаривает c Ириной Владимировной о том, что в местном русском магазине выбросили дешевую партию черный икры. 

  Низкокачественная, скорее всего сомневается Ирина Владимировна. 

  Да нет отвечает Наталья Михайловна Вот мой брат вчера пошел попробовал, говорит, очень вкусно! 

 

В этом случае Рабинович может поверить Наталье Михайловне и считать, что Гольдштейн съел некошерное, безусловно зная, что этого делать нельзя (для справки: Гольдштейн уже 10 лет соблюдает субботу, правда, с переменным успехом, носит кипу и детей отдает в местную религиозную школу). Тем не менее, говорить об этом другим, а также оскорблять Гольдштейна он не может (это мы с вами проходили три года назад, см. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_814.html, a также последующие статьи). 

 

Нельзя наносить «объекту злословия» материальный ущерб или бить его. Вот еще пример (взят из Питхей ТшуваШулхан АрухХошен Мишпатсиман 75, § 20 и приспособлен к нашему времени). 

Программист Влад через несколько месяцев после увольнения, наконец-то, устроился на работу. Помог ему его старый босс Юра, порекомендовал его в другую компанию. Но и тут Влад впутывается в историю. В компании пропал компьютер. Внутреннее расследование показало, что подозреваемых двое  Влад и Нимрод. Только они могли украсть компьютер. У Влада в этом компании репутация незапятнанная, а за Нимродом уже числится несколько мелких краж — то диск домой унесет, то мышку. Кроме того, начальству кто-то докладывает, что именно Нимрод украл компьютер. 

Нимрод очень ценный работник, на нем держится весь главный проект, над которым работает компания. Хозяева — Йоси и Илья — обсуждают, что делать. Илья говорит, что Нимрод совсем обнаглел (ведь, скорее всего, именно он украл) и пора его приструнить, то есть выгнать. «А как с проектом?» — спрашивает Йоси. Илья молчит — компьютер-то стоит пару тысяч долларов, а сорванный проект обойдется в тысячу раз дороже. Через пару минут раздумья Йоси приходит в голову гениальная идея: «Я знаю, мы его подержим еще пару месяцев, до конца проекта, а потом уволим, а из его последней зарплаты вычтем две тысячи долларов. Чтоб знал, как у нас воровать. Или, если хочешь, у меня есть приятель, бывший боксер, он может с ним поговорить так, чтоб на всю жизнь запомнил». 

 

В этом случае Йоси и Илья поступают неправильно. Даже если их подозрения основываются на косвенных уликах, в данном случае, на репутации Нимрода, они не имеют права задерживать его зарплату и, тем более, просить бывших боксеров проучить его. Поскольку, как пишет Хафец Хаим (Законы злословия, гл. 7, § 12), косвенные улики и предположения, даже очень правдоподобные, не дают одному человеку (частному лицу) права брать закон в свои руки и наносить другому человеку материальный или физический ущерб. 

 

Это общее правило, но из него есть несколько исключений, которые мы обсудим в следующей статье. 

 

Теги не заданы