Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ВЕРИТЬ ТАЙНОМУ КОТОРОЕ СТАНЕТ ЯВНЫМ--II

05 июня 2013, 07:08

Отложить Отложено

 

В прошлой статье мы разобрали разрешение Хафец Хаима верить лашон а-ра, если истинность информации, которую нам передают, можно легко проверить или истина станет очевидной сама по себе. Мы можем предполагать, что наш собеседник не захочет выглядеть лжецом и поэтому постарается сказать правду.

Однако существует несколько условий, которые должны соблюдаться, чтобы мы могли применить это правило. Как обычно, проиллюстрируем их примерами из жизни обитателей израильского города Н-ска.

 

 

ПЕРВОЕ УСЛОВИЕ

 

Даже в тех случаях, когда я могу поверить, что сказанное мне о другом человеке — правда, если существует возможность объяснить его поступок не как дурной, я не имею права верить лашон а-ра:

 

К Саше-программисту в гости из Германии приезжает двоюродный брат, программист Леша. Леша едет на машине по Н-ску и пытается найти дом, в котором живет Саша. Проехав пару раз взад-вперед по улице, он понимает, что ему это уже надоело и, может быть, имеет смысл спросить у местных жителей, где находится дом №38. Леша останавливает машину на перекрестке и говорит первому попавшемуся прохожему (весьма сефардского вида) заученную фразу: «Эфо шлошим вэ-шмонэ?» — «А, вам дом 38? — отзывается Хасидашвили. — Так это туда, сначала налево, потом направо». Леша едет в указанном направлении, но дома 38 не находит. В конце концов, после нескольких бесед, в основном, на смеси ломаного иврита и английского, с сильно потрепанными нервами Леша приезжает к Саше и рассказывает ему о том, как он добирался. «Так Хасидашвили тебя неправильно направил! — восклицает Саша. — Надо было сначала направо, а потом налево».

 

Хотя проверить слова Саши очень легко и поэтому Леша может поверить, что Хасидашвили действительно неверно указал дорогу, он не имеет права подумать, что Хасидашвили сделал это намеренно и изменить свое мнение о Хасидашвили в худшую сторону. Также не разрешается держать на него злобу в сердце, оскорблять его, произносить о нем лашон а-ра и т.д., поскольку, возможно, Хасидашвили просто перепутал левую и правую стороны. И следует судить о человеке, оправдывая его (ладун лэ-каф зхут), пока это возможно.

 

ВТОРОЕ УСЛОВИЕ

 

Поскольку, используя разрешение милта дэ-авида лэ-иглуэй (верить информации, которая станет известной всем), мы полагаемся на желание человека избежать уличения во лжи и связанного с этим стыда, разрешение работает только в тех случаях, когда информация однозначна. Либо правдивая, либо — нет. Например (см.  http://toldot.ru/blogs/leib/leib_1636.html): либо бейт-дин объявил, что в прошлом месяце было 30 дней, либо — 29. А там, где человек может соврать, а потом как-нибудь увильнуть и оправдаться, стыда будет меньше, поэтому верить мы ему не можем. Вот пример (немного переиначенный), который приводит Хафец Хаим (Законы о сплетнях, гл. 9, прим. 36):

 

Паша-Пинхас решил купить машину. Услышал, что Гольдштейн продает свою. Пошел к Гольдштейну, поговорили, поторговались, и вот наконец-то Паша подруливает к своему подъезду на старой гольдштейновской Шкоде.

— Ты что это на Гольдштейна машине разъезжаешь? — спрашивает его старый дядя Миша Кукушкинд.

— Да вот, купил, — отвечает Паша.

— А за сколько? — спрашивает дядя Миша.

— 6000 шекелей, — отвечает Паша.

Тут надо заметить, что дядя Миша давно на Гольдштейна затаил некоторую злобу. Дело в том, что дядя Миша — отчаянный спорщик. Но, к сожалению, каждый раз, когда в компании дядя Миша кого-нибудь хочет поразить глубиной своих познаний, в дело ввязывается Гольдштейн, и, о чем бы ни шел спор — о физике, о политике или даже о Торе, — дядя Миша оказывается посрамлен. Поэтому дядя Миша говорит:

— Ха! Ну, он тебя провел! За такую машину больше 4000 платить нельзя. Спроси кого угодно, хочешь, я тебе десять телефонов дам, они тебе все скажут, сколько эта машина на самом деле стоит.

 

Опешившему Паше не хочется верить, что Гольдштейн его обхитрил, но червь сомнения, запущенный дядей Мишей, вполз в его душу. На следующий день Паша бродит по Интернету, обзванивает друзей и знакомых и бегает по автомеханикам, чтобы разобраться в истинной стоимости своей зеленой Шкоды. В конце концов, выясняется, что, действительно, за такую машину дали бы от 5500 до 6500 шекелей, кто больше, кто меньше.

Когда через пару дней уже спокойный Паша встречает дядю Мишу и говорит ему о том, что он узнал, дядя Миша лишь отмахивается: «А, что они знают, все они там врут, я тебе говорю, что она больше 4000 не стоит».

 

В этом случае Паше, на первый взгляд, можно было бы поверить лашон а-ра. Дядя Миша не станет врать, ведь его слова можно легко проверить. Однако на самом деле очень часто человек, даже если произнесенный им лашон а-ра оказался ложью, может отвертеться и сказать, что он считает иначе и что только его мнение верно. В таком случае верить лашон а-ра нельзя.

 

Еще один пример:

 

Рабиновичу надоело быть габаем русской синагоги города Н-ска. Приходит он к раввину и говорит: «Мне уже надоело тратить время на общину, хочется что-нибудь для себя сделать. Пойду, подзаработаю еще денег, поучусь еще чуть-чуть». Раввин советует ему поучить книгу Томер Девора (см. http://toldot.ru/tora/articles/articles_37.html), но Рабинович намека не понимает и через неделю еще раз приходит поговорить с раввином. «Ну, хорошо, — говорит раввин. — Но ты же не можешь просто все бросить. Нельзя людей подводить, найди себе замену».

 

Рабинович начинает думать. Спрашивает своего закадычного друга Борю Когана. Тот отказывается — у него бизнес и времени нет. Спрашивает Сашу-программиста, тот тоже отказывается — он учится и у него времени тоже нет. Спрашивает Пашу, и тот тоже отказывается — денег не хватает, много работать надо.

«Так, — думает Рабинович. — Значит, нужно найти кого-нибудь, кто не работает, не учится и не имеет бизнеса». И тут его осеняет — Влад! Он все равно сидит без работы (cм. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_1287.html) бизнеса у него нет, и в ешиву не ходит. Зато раньше на работе руководил группой, значит, оргспособности есть, а у нас как раз новое здание, работы много.

 

Рабинович, окрыленный, бежит к раввину с этой идеей. Нет, сначала нужно спросить Влада, думает он. По пути говорит c Владом, тот соглашается, и вот в Шабат после молитвы Рабинович уже разговаривает с раввином. Рабинович рисует перед раввином радужные перспективы процветающего будущего общины Бейт-Ицхак (см. http://toldot.ru/blogs/leib/leib_1464.html) под мудрым совместным руководством представителей творческой, пардон духовной (Рав) и технической (Влад) интеллигенции.

Раввин выслушивает Рабиновича, а потом говорит: «Да… это все очень заманчиво, но нельзя Влада брать на эту работу, раз он сейчас безработный».

Расстроенный Рабинович, совсем не понимая, почему раввин так ответил (наоборот — он же не работает, у него как раз куча времени, чтобы заниматься общественными делами), подходит к Владу и говорит: «Забраковали тебя, раввин сказал, что, раз ты безработный, то не подходишь».

 

Влад очень обижается на раввина. Раз он не работает, так он, выходит, ни на что не способен? Раввин, скорее всего, в жизни не разбирается, поэтому так о людях судит. Мимо проходит Саша-программист (бывший коллега), и Влад ему изливает всю накопившуюся горечь.

— А, может, Рабинович, что-нибудь не так передал? — сомневается Саша.

— Не может быть, — говорит Влад. — Но если ты сомневаешься, сейчас пойду к раввину и спрошу.

— Рав, — спрашивает он, — вы что, действительно считаете, что, раз я не работаю, так я вообще ничем не могу заниматься?

— Вы о чем? — отвечает Рав. Рав как настоящий еврей всегда отвечал вопросом на вопрос.

— Да вот, габая ищут, а меня вы забраковали, а я, между прочим, еще и покруче работу могу делать, чем габаем быть.

— Нет, — отвечает Рав. — Я этого не говорил. Я сказал, что сейчас вас нельзя привлекать к этой работе. Она потребует очень много времени и нервов, а вам сейчас нужно сконцентрироваться на поиске подходящей работы. Но если Вы настаиваете, я не против.

Влад успокаивается и идет к Рабиновичу.

— Что же ты мне наврал и почти поссорил меня с равом? — упрекает его Влад.

— А я не врал, — отвечает Рабинович. — Он сказал, что не хочет тебя брать, потому что ты безработный. Ну, я его так понял, а он, оказывается, другое имел в виду.

 

В этом примере Влад поверил лашон а-ра, произнесенному Рабиновичем. И, на первый взгляд, не может быть, чтобы Рабинович врал, ведь легко проверить. Но на самом деле, поскольку Рабинович, может, не врал, а просто переврал, причем даже неосознанно, то верить ему нельзя и разрешение милта дэ-авида лэ-иглуэй не работает.

 

Теги не заданы