Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«У того, кто заставляет побледнеть от стыда другого прилюдно, нет доли в будущем мире»Пиркей Авот 3, 15

НЕ ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ--ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

02 июля 2012, 15:49

Отложить Отложено

 

 

 В прошлой статье мы пришли к заключению, что разрешение учитывать (лахуш) лашон а-ра не дает нам права верить (лэкабель) лашон а-ра даже в сердце, и, тем более, основываясь на этой информации, лишать человека того отношения, которого он заслуживает или причинять ему какой бы то ни было ущерб или вред.   Однако разрешенное и запрещенное не всегда легко разграничить.

 

 ПЕРВЫЙ ПРИМЕР

(http://toldot.ru/blogs/leib/leib_1076.html): 

 

Программисты Алекс и Влад работают вместе в одной компании. Алекса вызывает начальство и сообщает ему, что Влад выдал (за деньги) секретную технологию конкурентам. Если это правда, то нет никакой возможности оправдать поступок Владаэ, и тогда он действительно сделал низость. Поэтому Алекс должен предположить, что это на 100% неправда и Влад невиновен. 

 

Однако Алекс также должен учитывать возможность того, что сообщенное ему является правдой. Поэтому должен защищать интересы своего работодателя и не оставлять Владу доступа к информации, которая могла бы быть полезной конкурентaм.   

 

А теперь мы подходим к проблеме. Читательница Шана задает закономерный вопрос (http://toldot.ru/blogs/leib/leib_1076.html#nc_commentID910_1076_24137): 

 

«Вы говорите, что нельзя принимать лашон а-ра, т.е. нельзя менять свое мнение о человеке вследствие услышанного, а, следовательно, нельзя менять свое обращение с этим человеком. Ведь, если Влад невиновен, он может обидеться на то, что коллеги стали недоверчивы и скрытны в общении с ним. Как быть?» 

 

Вопрос этот можно «продолжить»:  

 

После внутреннего расследования компания так и не смогла определить, виновен Влад или нет. Вопрос, что делать, решают владельцы компании — Амир и Юра. Амир ценит Влада и не хочет его увольнять, тем более что вина его не доказана. Юра возражает: держать Влада на второстепенных проектах не имеет смысла, а его невиновность не доказана. 

 «Ты сможешь спать спокойно, зная, что Влад знает все наши идеи?» — в упор спрашивает Юра Амира. 

 Амир думает и неохотно качает головой. Влада увольняют. 

 

То есть в этом случае из-за того, что лашон а-ра учитывают, кому-то наносится реальный ущерб.   Имели ли Юра и Амир право уволить Влада?   Является ли их поступок кабалат лашон а-ра?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим два примера, которые Хафец Хаим приводит в своей книге (детали немного переиначены мной). 

 

 

ВТОРОЙ ПРИМЕР

 

Несколько лет назад в городе Н-ске произошла трагедия. Один молодой человек из русской синагоги города Н-ска, Авраам Красноставский, попал в аварию и погиб. Его жена остается одна с четырьмя маленькими детьми. Родителей и других родственников у них в Израиле нет, помочь некому. Община не оставляет их в беде — каждый месяц для них собирают деньги. 

 

Спустя несколько лет к г-же Красноставской приезжают родители из Украины. А через несколько месяцев после этого Боря Коган говорит Саше-программисту: «Я вчера был в банке, передо мной в очереди стояла Красноставская, и я случайно увидел, что у нее в банке лежит 40,000 шекелей. Я сначала удивился, откуда у нее такие деньги, а потом подумал — может ее родители приехали с деньгами, а раз так, так ей уже наши деньги не нужны». 

  

«Она должна была пойти к раву или к Рабиновичу (габай-цедака) и сказать ему, — думает Саша. — Неужели она сейчас уже не бедная и нас обманывает?» 

 

До этого Саша каждый месяц исправно отделял семье Красноставских 1000 шекелей. А теперь? 

 

Хафец Хаим пишет (примечание к Законам о лашон а-ра, гл. 6, п. 11), что на основании лашон а-ра нельзя освобождать себя от обязанностей по отношению к другому человеку. У общины есть обязанность оказывать финансовую помощь бедной вдове и сиротам. Саша как часть общины уже принял на себя это обязательство, и поэтому не может освободиться (лэипатэр) от него без доказательств того, что статус (хазака) человека, которому он дает деньги, изменился. 

 

То есть, раз мы уже знаем, что человек нуждается и мы обязаны давать ему деньги, мы не можем освободиться от этой обязанности пока не узнаем наверняка, что он уже не нуждается.    Если бы мы прекратили давать деньги бедняку, это было бы ущемлением его прав (пгиа би-зхуто), и, как мы уже говорили, «учет» лашон а-ра не позволяет нам менять свое отношение к другому человеку, а, тем более, лишать его того, что ему причитается. 

 

Поэтому Саша в очередной раз дает 1000 шекелей. Однако нужно учитывать возможность того, что Коган прав, и Саша рассказывает раву о том, что слышал, чтобы рав мог выяснить правду.   

 

Кстати вопрос: а почему Саша не пошел к Рабиновичу? Он же габай-цедака и проверять, действительно ли люди нуждаются, входит в его обязанности. 

 

 

ТРЕТИЙ ПРИМЕР

 

 

 

Гольдштейну нужно нанять охранника в свой магазин, и он находит подходящего работника — старого Ефим Петровича Малкина. Ефим Петрович, несмотря на возраст, держится бодро, и Гольдштейн решает его нанять. 

  

Назавтра после шахарита (утренней молитвы) Гольдштейн делится этой важной новостью с Пашей-Пинхасом (который, если вы помните, тоже работает охранником). 

  

«Зря ты это, — говорит Паша. — Я с ним вместе работал, он все время просыпал и опаздывал, а один раз вообще забыл свой пистолет в туалете». Гольдштейн тут же отменяет свое решение. 

  

Решение Гольдштейна оправданно (Хафец Хаим, Законы рехилута, гл. 9, прим. 1) и не является кабалат лашон а-ра (нарушением запрета верить лашон ара), несмотря на то, что Ефим Петровичу от этого решения будет хуже, поскольку здесь у Гольдштейна нет обязанности брать на работу именно Ефим Петровича. 

  

А раз так, то вопрос, который стоит перед Гольдштейном: обязан ли он рискнуть нанести себе ущерб, чтобы сделать добро другому человеку. И ответ — не обязан. 

  

Правда, если Гольдштейн все-таки возьмет Ефим Петровича на работу, это будет проявлением мидат хасидут (поведение лучше и выше буквы закона). У меня был один друг, который держал некомпетентного работника, потому что знал: тому будет очень трудно устроиться где-нибудь еще.  

 

 

 А теперь вернемся к нашей первой истории. Ответ на вопрос, имеют ли Амир и Юра право увольнять Влада, зависит от того, есть ли у них обязанность держать Влада на работе. Если у них такой обязанности нет — они имеют право его уволить (как в истории с Гольдштейном). Если у них эта обязанность есть — они не имеют права его уволить (как в истории с Сашей-программистом).  

 

Как быть на практике? Из того, что мы сказали, ясно, что решение в этих вопросах зависит от многих факторов, например, контракта между работодателем и работником, законов страны проживания (дина дэ-малхута) и общепринятых деловых норм (мин-аг а-медина). Поэтому, чтобы принять правильное решение, необходимо обратиться к даяну (раввину, знакомому с Хошен Мишпат — областью Торы, регулирующей денежные отношение между людьми), который знаком с положением вещей в вашей стране. Нельзя полагаться на решение раввина в аналогичной ситуации, например, в США, когда речь идет о России, и наоборот, поскольку нормы принятые в бизнесе в одной стране могут очень сильно отличаться от норм другой страны.

Если же вы не имеете возможности связаться с даяном, то поговорите с местным раввином, и он, скорее всего, сможет вам помочь связаться с компетентным даяном.  Но какое-бы решение вы не приняли, не забывайте, что верить лашон а-ара все равно запрещенно, за исключением некоторых случаев.  Их разбор мы начнем в следующем посте.

 

 

Теги: бизнес-этика, верить слухам, кабалат лашон ара