Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тот, кто чувствует себя уверенно в этом мире, чужак на небесах. И наоборот»Рабби Иехиэль-Михл из Злочева

Мое новогоднее пожелание

29 декабря 2009, 16:48

Отложить Отложено

 Однажды я, московский школьник, сидел у старого лампового приемника, пытаясь услышать новости «Голоса Израиля», хотя разобрать слова из-за глушения было непросто. В тот октябрьский вечер 1973 года я услышал сообщение, которое взволновало меня до глубины души. В день поста - Йом Кипур египетские танки прорвали линию обороны Израиля на Суэцком канале. Одновременно и Сирия начала наступление на Голанских высотах. Существование еврейского государства было в опасности.
Каково же было мое удивление, когда на следующий день я прочитал в «Правде», что «израильская военщина развязала новую агрессию против мирных арабских стран». Не случайно там, «где так вольно дышит человек», шутили, что в «Правде» нет известий, а в «Известиях» нет правды.
- Что ты думаешь об Израиле? - поинтересовался я мнением своей бабушки.
- Если б я только смогла, то пошла бы в Израиль пешком! Помню, как в детстве по праздникам отец за праздничным столом произносил: «На будущий год - в Иерусалиме!»
Я был потрясен. Оказывается, моя, как я думал, ассимилированная бабушка, комсомолка 20-х годов, мечтала об Израиле! Она мечтала, потому что мечтал ее отец, как мечтали все поколения изгнанных из Израиля евреев.
Возможно, что эта мечта об Иерусалиме и позволила нам пережить все тяжести двух тысячелетий изгнания.
Услышав о том, что моя бабушка была готова «пойти в Израиль пешком», я тоже начал мечтать об Иерусалиме. И как ни парадоксально это звучит, впервые я выразил свою мечту в Новый год.
Наша ассимилированная семья не знала еврейских праздников. Единственный праздник, который отмечался у нас дома, это лишенный коммунистической идеологии Новый год. В двенадцать часов с поднятыми бокалами семья собиралась у елки и все произносили новогодние пожелания. Тогда-то я впервые произнес слова, которые изменили всю мою жизнь: «На будущий год - в Иерусалиме!»
Эта мечта вдохновляла не только меня, но и многих отказников, которые долгие годы боролись за выезд в Израиль.
«Даже если мне никогда не удастся уехать, даже если я умру в России, все равно мечта об Израиле столь прекрасна, что ради нее стоило жить и умереть», - поделился со мной в Москве узник Сиона Йосеф Бегун...

Теги не заданы