Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Когда виновный просит у обиженного им прощения, тому следует простить его от всего сердца и от всей души»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 2, 10

Интервью с зеркалом

Отложить Отложено

Я не люблю СМИ. Сильно не люблю. Аж кушать не могу. Одной из причин, по которым я согласился на предложение (под сильным давлением) рава Аврома открыть блог - эта моя нелюбовь к разным средствам массовой информации (как и ко всему массовому). Как можно доверять печатному слову, если раз за разом после того, как у тебя берут интервью, ты обнаруживаешь в газете или журнале то, что не говорил, а то, что говорил - не обнаруживаешь. Я понимаю, что корреспондент, которому ты пытаешься донести какую-то мысль, часто ни в зуб ногой в предмете разговора, а редактор, который "причесывает" первоначальный текст, вообще с тобой не знаком, не встречался и не привлекался. Поэтому он выдает в колонке то, что, как ему кажется, ты должен был сказать. Такое себе "интервью с самим собой".

Какое-то время я считал, что это касается только печатных интервью, а интервью по радио в прямом эфире - совсем другое дело: там ты сам подбираешь слова, и никто не может их изменить. Но все оказалось не так просто. В блоге или на лекции ты сам определяешь тему, и сам решаешь, когда можно поставить точку фразой "я все сказал". В прямом эфире журналист решает, о чем ты будешь говорить, когда тебя прервать и когда сменить тему. А если журналистов несколько - то большинство времени они говорят друг с другом, изредка вспоминая о приглашенном госте, заканчивая за него фразы и самым беспардонным образом перебивая его полет мысли.

В качестве иллюстрации к вышесказанному, я решил выложить интервью, которое у меня взял крупнейший религиозный канал в прямом эфире. Во время карантина, когда дети сидят по домам, они устроили что-то вроде онлайн-школы. Дело полезное. Для этого они приглашают в студию детей, которые вместе с журналистами ведут передачи. Но, кроме учебной программы, надо иногда и поразвлечься. Именно для этой цели они позвонили мне и предложили дать интервью в прямом эфире. Я согласился.

Где-то в начале интервью прозвучал нормальный вопрос, который мы здесь затрагивали в некоторых постах: раз, два, три. Если бы роль интервьюера закончилась на том, что он задал вопрос, то шести с половиной минут эфира мне хватило бы с лихвой, чтобы изложить то, о чем мы говорили здесь, в блогах. Но... Я не смог сказать ничего вразумительного. Почему? Слушайте сами:

https://toldot.ru/netcat_files/Media/gplk240121.mp3  

Для тех, кто не понимает по-ивритски, выкладываю распечатку на коленке, для простоты восприятия (и для визуализации объема разговоров журналистов по сравнению с объемом ответов интервьюируемого) я выделил вопросы ведущих болдом.

Действующие лица: Первый ведущий - В1

                                   Второй ведущий - В2

                                   Мальчик Йуда, тоже исполняющий роль ведущего - М

                                   Я

 

В1: Гади Поллак, шалом!

Я: Шалом, шалом.

В1: Как дела?

Я: Слава Б-гу.

В1: Прежде всего, как мы должны реагировать, когда дети, которые должны заняться учебой после звонка, заняты "А Идише Коп"? Что ты можешь сказать?

Я: Если честно, я совсем не имел это ввиду. На самом деле, мне много рассказывали из йешив, что когда вышла первая часть (а она вышла как раз перед Рош а-Шана), после молитвы шмона-эсре люди толпились сзади, и смотрели книжку - я абсолютно не имел это ввиду...

В1 и В2 (смеются): Так, тут есть более сумасшедшие вещи, по сравнению с тем, что происходит у нас здесь.

Я: ...и я отказываюсь брать на себя ответственность...

В1: Слушай, "А Идише Коп" - это прекрасное творение, имеющее большую ценность и очень рекомендуемое...

М (перебивает): Уже три части!

В1: ...в самом деле развивает мышление, и тебе, наверное, известно, что и взрослые грешат раз от раза и заглядывают в книгу...

В2 (перебивает) : До сегодняшнего дня, кстати...

Я: Мне рассказывали, что...

М (перебивает): Я помню, что когда вышла первая книга...

В1 (перебивает): Секунду, секунду, я хочу услышать, тебе рассказывали... подожди, Йуда.

Я: Один из машгиахов одной из больших йешив был пойман у себя дома, изучающим эту книгу...

В1 (перебивает): Был пойман на горячем. Ты, несомненно, нарисуешь это. Йуда, что ты хотел сказать?

М: Я помню, когда вышла первая часть, мы с моим братом купили эту книгу и сели на пороге, сделали квадрат ответов на каждой странице...

В1 (перебивает): А скажи нам, Гади, Ашер тут вспомнил Фишеля, легендарный персонаж, у меня нет сомнения, что он превратится в мифологического героя, скажи, как у тебя получилось создать персонажа, который... Ашер, как ты там сказал? Такой некрасивый...

В2 (перебивает): мягко говоря...

В1: ...а с другой стороны, настолько обаятельный и любимый читателями, тут есть какое-то...  необъяснимое сочетание...

В2 (перебивает): Я часто думал, откуда ты его вытащил... Как ты пришел к нему?

Я: Эти персонажи, все персонажи этой серии Фишеля, это все настоящие люди, которые существуют или когда-то существовали. Что касается прототипа Фишеля - он был соседом моего дедушки...

В1: Опа!

Я: ... его звали Ицхак Сороцкин, он был бедным и несчастным, но всегда был полон оптимизма. Три поколения их семьи жили в двухкомнатной маленькой развалюхе во дворе, и он все время сидел на ступеньке перед домом, и я, будучи ребенком, когда встречал его, очень боялся...

В1: Он что, был пугающий человек?

Я: Нет, он не был пугающим, он был очень тихим и улыбчивым, но все эти всклокоченные волосы, этот нос, это меня пугало. Пока однажды он спросил меня, кто я такой (я не жил там, я приезжал к дедушке и бабушке), я сказал имя моего дедушки, и он ответил, что "ты внук большого человека" и вытащил из кармана конфету на палочке, которая лежала там, наверное, еще с Песаха прошлого года...

В1 (смеются): Кстати, есть известная иллюстрация, где Фишель дает какому-то мальчику конфету на палочке, есть такая иллюстрация в книге про поезд...

Я: Нет, это не Фишель дает...

М: Это конфета в форме петушка...

В1: Да, Ашер подтверждает... Гади ты должен это видеть, это интересно, у нас тут дети сидят и это не только в твоих книгах, это и в том, что ты рассказываешь, они покатываются со смеху...

В2: То, что я могу сказать точно: я боюсь пройти мимо тебя, Гади!

В1: На самом деле, я хочу вернуться к этому моменту, у тебя действительно получилось создать, может, это из-за тех чувств, которые ты чувствовал в отношении этого человека, который, как выяснилось сейчас, что это реальный персонаж, у тебя получилось создать очень обаятельного и любимого персонажа, несмотря на то, что он немного, как бы это сказать, "бомжеватый", мягко говоря.

Я: Этот персонаж был ответом на все те серии книг, которые...

В2 (перебивает): "А ганце майсе"

Я: Нет, я говорю о поколениях, которые были до того, как начал развиваться рынок религиозной детской литературы. Была серия, которую сделал один несоблюдающий еврей, у него еврейские персонажи были очень красивыми, а нееврейские - очень непривлекательными. Я был против такого подхода, это "антисемитизм наоборот". Гой, который рисует еврея с длинным носом, заявляет: "у тебя длинный нос!" Я ему отвечаю "да, ты прав, у меня длинный нос, но я - человек, а ты при том, что ты весь такой красивый - можешь быть животным". Я утверждаю, что этот еврей, глуповатый, бедный и невезучий...

М (перебивает): Это один из персонажей в книгах про Фишеля!

Я: ...он может быть намного человечнее, чем самый красивый нееврейский персонаж...

В1: Как здорово!

Я: ...как, например, Роберт, он очень красивый...

В1: Ты это имел ввиду, Йуда ?

М: Да, именно, рав Гади Поллак, такой персонаж есть в книгах про Фишеля! Этот, в костюме...

В1: Он как раз говорил о нем, он назвал его по имени... Это потрясает, какая глубина есть в рисунках, которые выглядят как просто приятные и близкие читателям, но в них есть глубина и это, в общем-то, ответ на что-то вроде, как бы, антисемитское, на книжные серии с антисемитским душком.

Я: Я просто был против того...

М (перебивает): Я уверен, что если бы у нас было время, мы бы тут подробно разобрали бы каждого персонажа из книги.

В1: Да, я уверен, что тут существует целая наука, да.

Я: Я был против того, что нам пытаются внушить мысль, что положительный персонаж обязан быть красивым. И тогда еврейский ребенок, который вырос на этих книгах, будет воспринимать любого, далекого от еврейства, но красивого персонажа... 

В1: Абсолютно.

Я: ...как однозначно положительного...

В1 (перебивает): Но давай поговорим, секундочку, Гади, о том, что как раз в этот период, во время карантина и короны, твои книги заполняют пустоту в доме...

В2: Больше, чем всегда...

Я: Это не только у вас, это и у меня тоже.

В1: А! Ок! Что, дети говорят тебе "папа, спасибо за книжки, спасибо за рисунки"?

Я: Мои дети?

В1: Да.

 Я: Мои дети уверены, что я это делаю персонально для них.

В1: Уау! Какой заботливый папа, специально для них, лично!

Я: Заодно, все остальные дети тоже получают удовольствие, но главные читатели - это они.

В1: Слушай, Вс-вышний предусмотрел лекарство еще до пандемии, и для этого у нас есть полное собрание твоих книг, поучительных и обучающих, и, к тому же, как выяснилось сейчас, с большой глубиной. Гади Поллак, большое спасибо за это интервью...

В2 (перебивает): А я вырос на твоих прекрасных книжках, спасибо.

Теги: Без тега