Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Самое Секретное Оружие. Майсе-24

07 декабря 2017, 21:20

Отложить Отложено

 

Четвертая трасса превратилась в одну сплошную пробку. На первой положение было не лучше. Со всех сторон к Иерусалиму поднимались автобусы и машины из Бней Брака, Эльада, Кирьят Сефера, Бейтара, Бет Шемеша, Ашдода и других мест компактного проживания досовских общин.

У меня получилось схватить место в машине одного из аврехим, который учился у нас в йешиве. Мы ехали на мероприятие, которое впоследствии харедийная пресса назвала "молитвой шестисот тысяч", по официальной версии полиции это была "полумиллионная демонстрация ультраортодоксов", а по версии светских СМИ - "Доброе утро, Иран! Черные тучи над Иерусалимом".

Дело было в том, что "верховный суд справедливости" принял решение силовыми методами ввести в состав раввинских судов представителей клуба по интересам под названием "реформисты". Не то, чтобы "суду справедливости" и реформистам болело за исполнение законов Торы (они по ним никогда не жили и жить не собирались), просто, как обычно, надо было показать миру, что "мы просвещенней, чем вы себе думаете", досам - "шоб знали, где ваше место", а остальным израильтянам - "хто в доме хозяин". Как открытым текстом заявил глава одной из "просвещенных" партий (цитирую): "Харедим в последнее время слишком подняли голову, надо им немного эту голову опустить (или "отрубить" - то же самое выражение на иврите).

За те пять лет, что я учился в йешиве, это был единственный случай, когда наш Рош йешива не только разрешил нам отменить учебу, но и сам отправился в Иерусалим. Никаких организованных подвозок предусмотрено не было, все добирались своими силами.

 

Пока мы с боями пробираемся к месту, позвольте мне вкратце рассказать о моем соученике, который в данный момент по совместительству является нашим водителем.

Ицхак (назовем его так) учился со мной в одной группе и, после того, как женился (самым первым из нас), остался еще на какое-то время в йешиве. Детское лицо, добродушный характер и ослепительная улыбка сделали его всеобщим любимцем. Он в любой момент был готов помочь - морально, физически и материально, и, по принципу "мера за меру" ему помогали свыше. Успехи в учебе, удачный шидух с первой попытки, хорошие отношения со всеми без исключения - это лишь малый перечень его "везения". Понятно, что в тот момент, когда перед моим носом закрылась дверь рейсового автобуса, в который набились парни из нашей йешивы, он без лишних размышлений тормознул у остановки и зацепил меня.

 

Радио рассказывало о двух демонстрациях, которые были заявлены на сегодня - демонстрация "против" (возле центральной автобусной станции) и демонстрация "за" (в Ган Сакер). На вторую демонстрацию, за неимением добровольных защитников верховного суда, в добровольно-принудительном порядке автобусами свозили старшеклассников из окрестных кибуцев. Надо сказать, что при всем своем "административном ресурсе" у них не получилось собрать больше трех тысяч скучающих школьников, после которых в парке остались тонны мусора, пивных бутылок и перевернутые урны. Зато после коллективной молитвы нескольких сотен тысяч досов окрестности автобусной станции окзались в том же виде, в каком были до того (об этом с удивлением написали те же самые газеты, которые сообщали об "иранских тучах").

Мы постояли в мертвой пробке у садов Сахарова, с черепашьей скоростью поднялись ко въезду в город и свернули на улицу Гиват Шауль. Дальше все было перекрыто конной полицией. Мы бросили машину на какой-то стоянке и продолжили наш путь пешком. Ни с того ни с сего раздалось громкое кряканье полицейской сирены и через отодвинутые заграждения в сопровождении полицейских машин въехали автобусы со знаками "осторожно, дети!". Когда они проехали мимо нас, меня немного удивил вид этих "детей": щетина на щеках, перекошенные злобой лица и очень неприличные жесты в нашу сторону не совсем соответствовали образу бегущих через дорогу детишек, изображенных на знаках, красующихся на автобусах. Я изобразил безразличие и отвернулся. И тут случилось непредвиденное: видимо, поняв, что дальше пробиться будет невозможно, водители остановили автобусы чуть впереди от нас, открыли двери и выпустили содержимое наружу.

Теперь нам предстояло пройти через толпу агрессивных, явно настроенных враждебно по отношению к нам, подростков. Я остановился и призадумался. Но Ицхак хлопнул меня по плечу и спокойно сказал "пошли". Я последовал за ним, прикинув, что у него, возможно, есть при себе газовый баллончик (а иначе - откуда такое спокойствие?).

По мере нашего приближения, напряжение нарастало, и в тот момент, когда мы поравнялись с толпой юных кибуцников, их агрессивный настрой можно было пощупать руками. Я обогнал Ицхака на полшага и приготовился к худшему... И вдруг что-то резко изменилось. Школьники расслабились и заулыбались, глядя куда-то мне за спину (на Ицхака?), а некоторые даже приветственно замахали нам руками. Что такое? Может, Ицхак показал им свой баллончик? Я обернулся и посмотрел на него.

Нет, у него не было никакого баллончика.

Он просто шел и широко улыбался им своей знаменитой ослепительной улыбкой.

Теги: Майсес