Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В чём состоит раскаяние? Грешник оставляет свой грех и удаляет его из мыслей, и принимает в сердце решение не принимать более греха, как сказано: “Да оставит грешник путь свой и преступный человек — замыслы свои” (Йешаягу 55, 7)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 2, 2

Не отходя от кассы. Майсе-18

30 апреля 2015, 02:35

Отложить Отложено

 

За все на свете, как известно, приходится платить. За глупый выпендреж - особенно. И лучше - если сразу на месте.

Вот вам майсе как раз на эту тему:

 

Вы бывали когда-нибудь на молдавской свадьбе? Нет? Ну так я вам сейчас по порядку все расскажу.

 

Был у меня в Кишиневе сосед. Он работал в автосервисе, но, несмотря на это, был большим ценителем изобразительного искусства. Я ему иногда малевал какие-то почеркушки, а он меня одаривал маленькими радостями автомобилиста - когда свечи подбросит, когда фильтр заменит.

Как-то раз он сообщил мне, что собирается жениться. В следующий вторник. Я, как принято в этих случаях, пожелал, чтобы дама сердца не превратилась ему в даму печени, и потек мыслями по своим делам, но он объявил мне, что отмазок не принимает, и что я обязан присутствовать на его свадьбе. Нет, не так. ОБЯЗАН. Вот так.

Ну, делать нечего, назвался груздем - брысь с кабины.

 

Во вторник после обеда мне позвонил другой мой приятель, назовем его Жорик. Этот Жорик работал в автобазе совета молдавских министров - возил какое-то высокое и широкое государственное лицо. Он поделился со мной радостью от покупки нового телевизора и попросил помочь ему выгрузить этот хрупкий, но сильно весомый агрегат из членовоза на четвертый этаж без лифта. Я сказал, что с радостью помогу ему в этом ответственном деле, но не сегодня. Потому что через два часа мне надо быть на свадьбе без машины (я на свадьбы езжу на общественном транспорте - мало ли что), а у меня еще галстук не завязан. Тогда Жорик предложил мне сделку: я помогаю ему в его мероприятии, а он отвозит меня на свадьбу и даже забирает после банкета.

Отлично, встречаемся через час.

 

Через час во двор нашего дома зарулил черный лимузин длиной в четыре жигуленка, и я погрузился в его велюровые недра. Мы с Жориком успешно провели теле-разгрузочные работы и, согласно второму пункту нашей программы, двинулись в сторону кафе "Гугуцэ".

На площади перед кафе уже толпились нарядные гости, потихоньку просачиваясь внутрь. Жорик остановил лимузин неподалеку и объявил тоном Юрия Гагарина: "Приехали!"

И тут меня посетила шальная мысль: "А почему бы не повыпендриваться, если есть такая возможность?"

- Слушай, ты можешь подъехать прямо ко входу, выйти из машины и открыть мне дверь?

Жорик все понял и улыбнулся: "Хорошая идея..."

Мое появление произвело среди гостей эффект залпа артиллерии береговой охраны: сверкающий лимузин подкатывает к дверям, из него выскакивает водитель при галстуке и пиджаке, учтиво открывает пассажирскую дверь - и я, в полном параде, со скучным лицом и важным видом привычно покидаю транспорт. Пока я преодолевал те несколько метров, которые отделяли лимузин от входа в кафе, взгляды присутствующих приятно щекотали мне спину, а в воздухе пахло Голливудом...

 

В самый разгар свадьбы тамада остановил музыку и гости расселись по своим местам. На сцене появился какой-то мужик с серебряным подносом в одной руке и бутылкой домашнего крепляка - в другой. Его сопровождала супруга, держащая в руках микрофон и пустой красный мешок. Они направились к дальнему столику, почему-то хищно поглядывая в мою сторону.

Последующий ритуал был довольно забавным: гости вставали по одному, бросали на поднос купюры, после чего мужик наливал им стопарик крепляка, а его дама объявляла в микрофон сумму пожертвования, сгребая деньги в красный мешок. Остальные внимательно следили за происходящим, попутно ведя общий счет, шушукаясь и аплодируя особо крупным вкладам в бюджет молодой семьи. Родители дали по тысяче рублей. Близкие родственники - по несколько сотен. Друзья и знакомые выкладывали согласно близости к молодым, материальному положению и собственной прижимистости - от двадцати пяти до сотни.

Когда я обратил внимание на многочисленные позыркивания в мой адрес со всех сторон зала - мне поплохело. В заднем кармане брюк я нащупал мятую трешку...

"Что делать?"

Сборщики неумолимо приближались к моему столику. Сбежать? Жених обидится. Дать трешку? После моего эффектного появления - это будет таким скандалом, какого не знал мир со времен карибского кризиса.

"Что делать?"

О, я кажется придумал... Я просто выйду "в туалет", а когда вернусь - поднос с мешком уже пронесут мимо моего столика. Мне очень жаль и все такое...

Я выскочил из зала и плотно заперся в кабинке. Прикинув, что опасность миновала, я вернулся на свое место и с удовлетворением отметил, что поднос с микрофоном обхаживают последний, самый ближний к молодоженам, столик. И вдруг, с аппетитом посмотрев на меня, ведущий отобрал микрофон у своей дамы и громко объявил, что сейчас всех присутствующих ожидает необыкновенный сюрприз.

Он так и сказал: необыкновенный.

Сюрприз.

Когда, вместе с подносом, бутылкой, мешком, микрофоном и дамой, он очутился передо мной - я был очень близок к обмороку. Наступила тишина. Двести гостей приготовили руки для аплодисментов. Мужик наклонился ко мне и спросил: "Как тебя зовут?" - я ответил, сильно заикаясь. Мое волнение он расценил, как предвестник такой суммы, о которой говорят только в банке и только шепотом.

Это был конец...

 

Положение спас жених. Он подошел к нам, забрал у мужика микрофон и сообщил присутствующим, что так как я - его сосед, то и разбираться мы будем тихо, без лишних прожекторов.

Мужик с восторгом посмотрел на меня и объявил, что г-н Поллак, оказывается, не только близкий друг жениха и состоятельный человек, но еще вдобавок и очень скромен, поэтому ему положены аплодисменты. Зал захлопал, оркестр сбацал туш, а я стоял с таким чувством, что мне на голову вылили бутылку того самого крепляка, который он от переизбытка чувств даже забыл мне налить...

 

Домой я возвращался на троллейбусе.

 

 

Теги: Майсес