Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Лучше остеречься делать то, что не принято»Хазон-Иш

О том, как меня призывали в Цаhaл, и что из этого вышло

11 апреля 2010, 06:08

Отложить Отложено

День, когда в мире не происходит ничего "жареного" - черный день для средств массовой информации. На такой черный день у них в шкафчике припасено несколько "актуальных" тем, которые время от времени можно подкинуть изголодавшейся по "горяченькому" публике. Для израильских СМИ одной из таких постоянно реанимируемых, но ни в какую не умирающих тем является "призыв ешиботников". А что, если мы поднимем эту тему не по отмашке главного редактора какой-то газетки, а так просто, самовольно? Сейчас, когда прошлые страсти уже улеглись, а новые еще не разгорелись - самое время спокойно и взвешенно обсудить эту острую тему.

 

Один важный момент: очень не хотелось бы "разговаривать на кухне между собой". Убеждать убежденных - пустая трата времени. Так что не стесняйтесь, тащите сюда знакомых, соседей и родственников, исповедующих "генеральную линию партии". Будем говорить серьезно.

 

 

- А что Вы можете сказать по поводу военной авиации?

- Я старый солдат и не разбираюсь в высоких материях.

Какую пользу для нашей армии могут принести эти

магические летающие хижины? Все окружающие нас

племена прекрасно обходятся без них. И одерживают

впечатляющие победы. Это всего лишь повод, чтобы

уклониться от призыва в наши доблестные копьеносные

и лукострельные войска.

- Может быть, стоило бы изучить историю авиации,

техническую сторону вопроса...

- У меня нет свободного времени, пусть этим занимаются

те, кто в это верит. Но это не повод уклоняться от призыва.

Пока я занимаю этот пост, я буду бороться с разбазариванием

средств на нужды военной авиации и добиваться призыва

военных летчиков на общих основаниях.

(из интервью с Министром Обороны племени Мумба-Юмба)

 

  День был потерян. Я понял это, когда увидел огромную змею очереди, извивавшуюся перед входом в здание, где заседала призывная комиссия. Когда меня забривали в Советскую Армию, кандидатов в солдаты было поменьше. Или комиссий побольше...

 

  Как бы там ни было, перспектива изжариться на солнце не входила в мои планы, и я начал сканировать местность в поисках тени. И тут мне на глаза попался персонаж, явно выбивающийся из общей картины (впрочем, как и я): В жиденькой тени полузасохшего деревца (ау, где вы, свежевыкрашенные стволы мощных платанов во дворе штаба части города Котельнич?) сидел дос-аврехчик в полном снаряжении (костюм, шляпа) и учил гмару. Подойдя поближе я разглядел, что объект изучения - трактат "Бава кама". Тот самый, который мы грызем в ешиве в данный отрезок времени!

 

  Приветкакделачтоучим? - и понеслась учеба в хевруте... Предположение - возражение - довод - опровержение - контрдовод - доказательство. И вдруг... БАМЦ!!! Громовой голос над самым ухом: "ШАПИРО!(фамилия изменена) Я К ТЕБЕ ОБРАЩАЮСЬ!!!". Перед моим новым знакомым стоял плотный, невысокий человечек в форме. Судя по выражению лица и погонам - офицер не самого маленького ранга. "Почему до сих пор не в форме?!!!? Уклонист!"

 

  Аврехчик проглотил язык. Закрыл гмару. Встал.

И тут меня понесло: "Господин командующий, у Вас есть пара минут?"- "Для чего?" - "Хочу рассказать Вам одну историю" - несколько секунд раздумья, любопытство берет верх - "Давай, только быстро!"

 

"Значит, так. Было это давным-давно. Шла тяжелейшая война. Каждый день гибли люди. Страшно. Но каждый день все, как один, поднимаются и вступают в бой - отступать некуда. И тут, как обычно бывает, находится солдат, которому страшнее других. Тяжелее, чем остальным. Мама дома ждет. И еще много разных причин. Он хочет дезертировать, но неудобно. Что мужики скажут? И он начинает искать единомышленников. Потихоньку образуется группа "героев", готовых оставить поле боя. Что они и делают при первой возможности.

  Добрели они до какой-то рощи, сели под деревьями. Лепота. Солнышко светит, травка зеленеет, птички поют".

 

  "Покороче можно?" - мой слушатель торопится, но любопытство зашкаливает, я его "зацепил".

 

  "Я и так сокращаю до невозможности. Так вот. Птички, значит, поют. Но на душе муторно: ребята погибают, а мы тут... А давайте создадим боевой резерв! Будем готовиться, тренироваться, чтоб в критический момент вступить в бой и помочь нашим! А чо, точно! Мы тоже будем армией!

 

  И начались тренировки: строевая подготовка, сочинение нового устава, его штудирование, новая форма одежды...

 

Через месяц боевой дух нового соединения был на подобающей высоте: Мы тоже армия! Только пока не воюем. Но, как только...

 

Еще через месяц: Мы ничем не хуже той армии!

 

Потом: Мы даже лучше их! Они не умеют шагать так, как мы!

 

Еще позже: Мы - это и есть армия! А они - сборище неучей.

 

И, наконец: Почему они уклоняются от службы в нашей армии? Они все дезертиры!"

 

  Как я и предполагал, понадобилось объяснение. "Ваш дед оставил Армию Вс-вышнего и вместо войны с ейцером начал войну с другими врагами. Если бы не он - на Вас сейчас была бы та же форма одежды, что и на мне. Кто из нас уклонист?"

  На лице командира - выражение минутной растерянности: "Нет, ты не так понял... Я не против религии, я даже сам немного... По субботам тфилин одеваю. Но в каждом месте - свои порядки. Вот если бы я в в своей форме пришел к тебе в ешиву - это бы выглядело странно, нет?"

  "Вы приглашаетесь посетить нашу ешиву и убедиться, что несколько человек, сидящих там, одеты в такую же форму, как и Вы".

  Растерянность уступает место раздражению: "Откуда ты такой выискался? Тебя сюда позвали не для того, чтобы заниматься религиозной пропагандой!"

  "Это Вы называете пропагандой? Я баал тшува - недоучка из небольшой бней-бракской ешивы. Вот когда вы призовете в армию ешивы "Мир" и "Понивеж" в полном составе - вот это будет пропаганда! Все остальные солдаты вернутся домой в армейских штраймлах - гарантирую Вам."

  "Призвать этих бездельников? - Только через мой труп! Ноги их не будет на моей базе!"

  "А как же газетные баталии по поводу призыва ешиботников?"

  "Этим заняты журналисты и политики, которых, кстати, я тоже здесь не наблюдаю!"

 

Казалось, беседа закончена. Появился Шапиро, успевший переодеться. Я попрощался с ним и направился в сторону "своей" очереди. Но тут позади я услышал оклик моего терпеливого слушателя: "Эй, как твоя фамилия?" - "Поллак" - "Пойдем со мной, Поллак".

 

В обход всей устрашающей очереди мы прошли внутрь и зашли в какой-то кабинет. "Илан, выпиши ему обратный билет" - сказал командир сидевшему за столом офицеру, махнув рукой в мою сторону. Что и было немедленно исполнено...

 

На обед я успел в ешиву. Через год, примерно, меня вызвали в Тель-hаШомер и торжественно вручили освобождение от армии. Когда, спустя еще пару лет, после переезда в другой город, я , как законопослушный гражданин, позвонил в призывной пункт,чтобы сообщить о перемене адреса, мне объявили, что моих данных в компьютере нет.

 

P.S. Забыл сказать, данной истории предшествовал еще один эпизод, который и являлся, возможно, истинной причиной того, что в армии меня не захотели. Но это уже другая история.

 

P.P.S. Предвосхищая вопросы, должен отметить несколько моментов:

            1. Оттарабанил в СА по полной программе.

            2. По данным медкомиссии и психотеста имею самый высокий профиль.

            3. Мы привели далеко не все доводы против призыва ешиботников. В сущности, мы еще и не начинали их приводить.

 

 

UPD. В процессе обсуждения темы появилась необходимость привести здесь фрагмент из книги рава Мордехая Нойгершеля "Лама hэм Шоним?" (Почему они другие? - иврит).

           Что мы и делаем с любезного разрешения автора.

 

Книга занимается обсуждением многих актуальных проблем, связанных с отношениями хилоним - харедим. Цена ок. 40 шек.

Теги: пробелы в информации, Острая тема