Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В большинстве моих высказываний вы найдёте лишь то, что большинство людей знают и в чём не сомневаются. Но в той же мере, в какой эти слова хорошо известны и их истинность очевидна, так же вполне обычно, что о них забывают»Рамхаль — Рав Моше Хаим Луццато, «Путь праведных»

Майсе-10. Чистый выигрыш

18 ноября 2013, 16:36

Отложить Отложено

 

 

Три шикарных машины остановились в пятидесяти метрах от входа в здание и вытряхнули содержимое наружу. Содержимое представляло собой мистера Кана и сопровождающих его лиц. Мистер Кан, как и положено простому американскому миллионеру, был одет в темный пиджак, светлые брюки и галстук цвета увядшей розы. Сопровождающие лица едва поспевали за его семимильными шагами, и вся процессия живенько так напомнила мне картину Серова "Петр I".

В момент, когда они достигли входа, все сотрудники фирмы отлепили свои лица от окон и бросились к рабочим местам. Наш босс поправил челку, распахнул объятия и двинулся к дверям лифта в позе рыбака, показывающего размер рыбы, которую он вчера упустил.

Два часа они заседали в зале для совещаний, после чего босс быстренько провел для гостей ознакомительную экскурсию ("а здесь у нас - художники, это лучшие художники, которых можно найти за такую зарплату") и отправился их провожать.

Когда он вернулся, нас собрали в том же зале, и босс сказал зажигательную речь. Из этой речи следовало, что на нашу фирму упало неземное счастье работать с самим мистером Каном, "королем Нинтендо", в котором пробудился дух любви к своему народу, и потому он решил перевести свое производство компьютерных игр из Китая в наши Палестины. Пробным шаром должна стать игра, после окончания которой мы все отправимся домой на красных Феррари, везя на буксире черные Ламборджини. Контракт подписан, сроки определены и зеленый свет включен. Ура, товарищи. А теперь - конкретно...

Вторая часть воззвания была менее солнечна, но не менее зажигательна. Оказывается, на проект нам выделили целых(!) 6 месяцев (и это при том, что наша фирма никогда до этого Нинтендо не занималась). Проект включает всего (!) восемь уровней сложности (каждый из которых равен по объему работы среднему проекту из тех, которые мы делали до сих пор). Сценарий мы должны придумать сами (и сбацать вступительную анимацию, естественно).

И главное. В случае, если мы не уложимся в сроки, не достигнем ожидаемого от нас уровня или не нароем бюджетных средств для такой работы - контракт аннулируется, готовый материал уничтожается, а Феррари с Ламборджини отправляются по другому адресу.

Это было нереально, как слетать на Марс за пивом. Все разговоры в курилке были исключительно на тему "успеем-не-успеем". Но в тот же день паровоз спустили на воду и представление началось.

Экологическая лихорадка, бушевавшая в те дни на страницах газет, подкинула нашему боссу тему игры: на Землю, измученную токсичными отходами, прилетает инопланетное существо и, преодолевая трудности и собирая бонусы, очищает материк за материком, предотвращая тем самым экологическую катастрофу. Политкорректно до коликов и актуально до боли в зубах.

 

С первого дня все текущие, вялотекущие и разрабатываемые проекты были сброшены за борт, и фирма в полном составе мобилизовалась для работы над "игрой века".

Первые две недели были убиты на разработку сценария и персонажей. На фоне зеленых человечков, человекообразных роботов и летающих тарелок, мой персонаж (одушевленная капля чистой воды, выкатившаяся из звездолета, имеющего вид стеклянной бутылки) победил с большим отрывом. Я сел за анимацию главного героя, а на остальных художников повесили фоны первых трех уровней: Нью-Йорк, Каир и Антарктида. Параллельно программисты начали писать что-то свое, бицуисты сосредоточились на конструировании полосы препятствий, а звукооператоры взялись за сочинение музыкальной темы.

Рабочий день стал ненормированным, обеденные перерывы отменены, а планерки и совещания сведены до необходимого минимума. Непрерывный поток коробок с пиццей и ящиков с колой за счет фирмы, большой электронный циферблат в курилке и постоянно обновляемые графики работы, вывешенные в коридорах, стали новой реальностью. Через месяц оказалось, что мы неплохо справляемся, но для того, чтобы уложиться в сроки - надо бы прибавить оборотов.

В офисах появились раскладушки. Небритые и похудевшие программисты валились на них в три часа ночи, а в семь утра опять начинали стучать по клавиатуре. Художники выглядели не лучше: однажды я застал своего коллегу, водящего карандашом по бумаге с закрытыми глазами. Все входящие звонки фильтровались секретарем, и тогда на рабочих столах появились портреты детей и супругов. Некоторым счастливчикам разрешили недолгое свидание с семьями, но семьи так и не пришли. Начались разговоры о разводах...

На фоне всей этой стахановщины я выглядел, как окопавшийся белогвардеец. По причине шахариса я не мог прибывать в офис раньше девяти, а по причине урока в вечернем койлеле - в восемь я покидал свое рабочее место. По субботам и праздникам я, понятное дело, вообще на работе не появлялся, а для минхи мне приходилось (о ужассс!) выходить из офиса на целых двадцать минут в самый разгар рабочего дня. Со стороны товарищей по работе я не имел по этому поводу никаких претензий (единственный дос в фирме, надо его беречь), но вот со стороны руководства...

Босс вызвал меня "на ковер" примерно через полтора месяца после начала этого марафона.

- Гади, не пойми меня неправильно, ты очень ценный специалист и все такое, но твой вклад в общее дело мог бы быть и побольше. Я не говорю о том, что мы здесь вкалываем семь дней в неделю, а ты - всего пять с половиной. Ты религиозный - и это твое право. Но все остальные дни... Ты мог бы помолиться и в офисе. И урок твой можно отменить на несколько месяцев. Мы тебе даже специальную суперкошерную пиццу заказываем, а ты...

Я не стал ворошить копилку отговорок, а решил использовать старый проверенный способ обороны - нападение:

- Я дико извиняюсь, но я не понимаю, о чем речь. Моя часть работы - ничуть не меньше, чем у остальных, и я делаю ее точно в срок. Потому что я делаю ее быстрее, чем остальные. А знаете, почему? Потому что я отдыхаю в шабат и сплю по ночам. Чего и вам советую. Если вы дадите людям нормально отдыхать - они будут работать лучше. И, кроме того, работой в субботу вы ставите под угрозу срыва весь проект.

Босс немного растерялся:

- Какого срыва? Контракт подписан, деньги найдены, работа идет по графику - никакого срыва не может быть даже в теории...

Я был беспощаден:

- Может. Есть одно простое правило: деньги, заработанные в шабат, не просто пролетают мимо кармана. Они прихватывают с собой часть тех денег, которые были "сделаны" в другие дни.

Мой план частично сработал. Меня босс оставил в покое, но в отношении остальных тоже ничего не изменилось. Я продолжал жить, а все остальные - готовиться к жизни, которая начнется потом, после Феррари...

 

За полтора месяца до окончания проекта, когда нам оставалось закончить три последних уровня, внутренняя радиоточка голосом нашей секретарши пригласила всех пройти в зал совещаний. Всех? Последнее заседание, на которое приглашали всех, было почти полгода назад, в тот самый день, когда нас посетил сам мистер Кан. С тех пор в ходу были короткие планерки с теми, кого это касалось, и чаще всего - прямо на рабочих местах.

Нет, мы не ослышались. Всех.

Ноги сотрудников начали идти к выходу, но пальцы еще пытались успеть набрать что-то на клавиатуре, и поэтому многие задерживались. Тогда радиоточка включилась еще раз. На этот раз это был босс:

- Ребята, прекращаем всю работу, даже самую срочную - и поднимаемся в зал.

Удивление растворилось в тяжелом предчувствии и изможденная процессия послушно двинулась к лифту.

Босс тоже был выжат, как апельсин - и поэтому он сразу взял быка за хвост:

- До сих пор мы еженедельно информировали мистера Кана о проделанной работе, отправляли ему готовый материал и получали его указания. Но неделю назад случилось непредвиденное. Жена мистера Кана безвременно скончалась, и он, отсидев шива, отстранился от всех дел и улетел в свое отдаленное имение. Его секретарь попросил его не беспокоить...

Кто-то решил прервать наступившее молчание и задал единственный вопрос:

- И что теперь?

Босс тяжело вздохнул:

- Откуда я знаю? Видимо, личное горе для мистера Кана важнее денег, и я уважаю его за это. Теперь мы получим компенсацию, и она должна покрыть наши расходы за последние полгода... Попытаемся выкарабкаться и дать вам премии. Но так как договор запрещает нам любое использование игры - заканчивать работу не имеет смысла...

Кто-то съязвил:

- Ннда... Прощай, Феррари.

 

Фирма вытащила из мусорной корзины брошенные проекты и начала постепенно возвращаться к обычной жизни. Было обидно за вложенные силы, принесенные жертвы и потерянные килограммы. Но деваться некуда - надо жить дальше. Хоть и без Феррари.

 

Бомба упала через два месяца. Дверь в кабинет босса была открыта и все сотрудники слышали этот разговор:

- Здравствуйте, это секретарь мистера Кана. Срок сдачи проекта прошел. У вас все готово?

- А... Как дела у мистера Кана?

- Хорошо, спасибо. Он вернулся в себя и приступил к работе. Так что с нашим проектом?

- Он... Почти готов... Но вы же сами сказали, чтобы мы вас не беспокоили! Мы прекратили работу и...

- Вы прекратили работу? Я сказал, чтобы вы не беспокоили мистера Кана, но я не говорил вам прекращать работу! У нас контракт!

- Да, но... Я вас не так понял... Нам нужен месяц-полтора, чтобы все закончить...

- У нас нет месяца! Срок истек две недели назад. Вы нарушили договор, вы понимаете, что это значит?

- Но послушайте...

- Наш адвокат позвонит вам завтра. До свидания.

Если вы никогда не видели побитую собаку - вы должны были посмотреть в тот момент на нашего босса. Да и на нас всех...

 

Фирма не обанкротилась. Для начала всех нас отправили в отпуск без содержания. Потом позвонили некоторым из нас для того, чтобы сообщить, что они попали под сокращение. Потом оставшимся прислали новый договор о найме на работу, который включал сокращение зарплат, прекращение оплаты дополнительных часов, отмену всех видов бонусов и другие "шоколадки". Деваться большинству из нас было некуда - и мы подписали все это безобразие.

 

Когда, после вынужденного трехнедельного отпуска, я появился в офисе фирмы, мое внимание привлекло большое объявление при входе:

 "Вниманию всех сотрудников! С сегодняшнего дня наш офис закрыт по субботам и праздникам."

 

Теги: шаббат, Майсес