Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Когда человек хочет, он из любой грязи может выбраться»Рав Ицхак Зильбер
Гитель Итахова

Практическое пособие по исправлению мидот (качеств характера)

Все записи автора списком

Тикун мераглим 2

16 июня 2013, 06:26

Отложить Отложено

 

8 Таммуз. Воскресенье 7. Кто-то рассказывает нам о своих грехах

Если человек делится с нами совершенным им грехом, запрещено рассказывать об этом другим людям. Но, как мы только что выяснили, если он сообщает о своих оплошностях в кругу трех или более человек, мы можем рассказать о них, соблюдая необходимые условия. Однако даже при соблюдении всех условий запрещено рассказывать о чужих грехах с целью унизить этого человека.

Наоми сказала своей подруге Мирьям: «Я не слишком осторожна в произнесении лашон-ара». Если Мирьям — единственная слушательница, ей запрещено передавать информацию дальше. Но если признание было высказано в кругу трех или более человек, Наоми, рассказав об этом кому-нибудь еще, не будет виновна в злословии (если, разумеется, Наоми не попросила о неразглашении). Однако если Мирьям будет рассказывать об услышанном с выражением злобы на лице или в словах, унижая тем самым Наоми, то она совершит грех лашон-ара.

Задание: 

1.      Поделились ли мы, случайно или умышленно, личной информацией других людей?

2.      Причинили ли наши слова им вред? Нужно ли просить прощения?

3.      Разгласил ли кто-либо наш секрет? Обиделись ли мы?

 

9 Таммуз. Понедельник. 3. Лашон-ара, произнесенный в присутствии того, о ком идет речь

Говорить лашон-ара о ком-то в его присутствии — очень серьезный проступок. Даже если мы намерены высказывать человеку критические замечания о его недостатках, сделать это мы вправе только с глазу на глаз, наедине. Обидеть кого-то публично — тяжелый грех. Мы не только произносим лашон-ара, но тут же, на месте, обижаем и унижаем человека.

Менахем, Дов и Шломо прогуливаются по улице. Менахем спрашивает у Дова: «Знаешь ли ты, что Шломо вечно опаздывает на молитву?»

Мало того что Менахем произнес лашон-ара, он ставит Шломо в неудобное положение. Если Менахем хочет помочь Шломо исправить свой недостаток, он должен указать на него в беседе с глазу на глаз.

На многолюдной и оживленной вечеринке миссис Юзефович попросила миссис Фельдман оказать ей услугу.

«Извините, я сейчас очень занята», — отказалась миссис Фельдман.

«Я уже не в первый раз замечаю, что вы не очень-то отзывчивы, — проговорила миссис Юзефович достаточно громко, чтобы все слышали. — Почему вы всегда думаете только о себе?»

Миссис Юзефович совершила грех лашон-ара.

Задание:

1.      Говорим ли мы так? (Подумаем о наших детях, супруге, родителях, родственниках)

2.      Причинили ли наши слова эмоциональную боль или физический вред? Нужно ли просить прощения?

3.      Отзывались ли отрицательно о нас в нашем присутствии? Обиделись ли мы?

 

10 Таммуза. Вторник  5. Лашон-ара, сказанный в шутку

Тора запрещает делать заявления, унижающие честь кого-либо, даже если они не содержат ненависти и намерения унизить человека, о котором говорят.

Арье упрекнули в том, что он произнес лашон-ара в адрес Нафтали. На это он ответил: «Нафтали мой друг, все об этом знают. Я просто пошутил по его поводу».

Утверждение, что человек «просто пошутил», не может служить оправданием злословию.

Однажды группа студентов ешивы в Радине ставила пуримский спектакль в доме Хафец-Хаима. В одном из эпизодов можно было усмотреть тонкий намек на случай, вокруг которого в свое время шли острые дебаты в ешиве. Хафец-Хаим немедленно предупредил артистов: «Даже в Пурим следует воздерживаться от лашон-ара».

Задание:

1.      «Шутили» ли мы о других? Причинили им боль или вред? Нужно ли просить прощения?

2.      «Шутили» ли о нас? Обиделись ли мы?

 

11 Таммуза. Среда. 6. Лашон-ара без упоминания имен

Чтобы утверждение считалось лашон-ара (а следовательно, попадало под запрет), необязательно упоминать чье-либо конкретное имя. Если слушатель может догадаться, на кого направлен намек, т.е. последний достаточно прозрачен, — перед нами лашон-ара! Согласитесь, если рассказчик артистичен и умело имитирует (даже невольно) манеру говорить, жесты, речевые особенности человека, о котором он рассказывает, если он цитирует характерные для того выражения, это может помочь окружающим легко догадаться, о ком идет речь.

Самое лучшее — полностью воздерживаться от каких-либо пренебрежительных и едких замечаний. Даже если мы считаем, будто говорим о человеке, незнакомом нашим слушателям, что у них нет возможности догадаться, о ком идет разговор, — мы можем ошибиться, ибо мир, как известно, тесен.

«Конечно, только один человек, которого мы знаем, способен на такое».

Задание: 

1.      Говорили ли мы так? Причинили им вред или боль? Нужно ли просить прощения?

2.      Говорили ли так о нас? Обиделись ли мы?

 

12 Таммуза. Четверг.  10. Судить о человеке с хорошей стороны

В любой ситуации надо расценивать поступок или слова другого человека с хорошей стороны. На иврите это называется — ладун коль адам лехаф зхут, судить о каждом, оправдывая его (а не осуждая). Если мы, сомневаясь в оценке поступка другого человека, можем поступить согласно одной из двух стратегий: или предположить наличие какого-то неизвестного нам извиняющего момента, или выступить с обвинением, отвергнув все оправдывающие мотивы, — то мы обязаны выбрать первый путь.

Применительно к правилам о лашон-ара: если кто-то, осуждая чей-то поступок, не судит своего ближнего с хорошей стороны, а выставляет того как нарушителя, то он не только совершает грех лашон-ара, но и нарушает заповедь: «Справедливо суди о своем ближнем».

А. В отношении благочестивого человека

В первую очередь мы обязаны судить о любых действиях, оправдывая их, если они совершены человеком благочестивым, тем, кто известен как еврей, соблюдающий заповеди, пользующийся авторитетом окружающих, достойно относящийся к людям. Так следует поступать и в тех случаях, когда по поступку мы не видим, что вероятнее — наличие оправдывающего момента или осуждающего, поскольку оба кажутся одинаково возможными. Но даже тогда, когда более вероятно, что действие такого человека было неправильным, мы не можем выступить с осуждением.

Представьте себе ситуацию: господин Лифшиц, еврей, известный своей благочестивостью, сообщает, что не может в положенный срок вернуть нам денежный долг, но мы замечаем, что в его бумажнике лежит большая сумма денег. Наша обязанность — предположить, что деньги, которые мы видим, либо не принадлежат Лифшицу, либо они необходимы ему для покупки чего-то необычайно срочного и важного. Поэтому, если мы скажем другим: «Лифшиц не возвращает долг даже тогда, когда у него полно денег», — мы нарушим заповедь: «Справедливо суди о своем ближнем», — а заодно будем виновны в произнесении лашон-ара.

Раввин нашей общины удостоил особой чести некоего человека — по нашему мнению, незаслуженно. Мы должны предположить, что раввину тот человек знаком больше чем нам, что он заслуживает оказанной ему чести и что у него есть достоинства, от нас скрытые. Но если мы допустим, будто раввином движут эгоистические мотивы (например, он нуждается в протекции того человека или хочет, чтобы тот, в свою очередь, оказал ему особое уважение в аналогичной ситуации), и расскажем об этом другим, — то будем виновны в том, что судим о раввине, не оправдывая его, а также в произнесении лашон-ара.

Б. В отношении обычного человека, соблюдающего заповеди

Обычным евреем считается тот, кто боится совершить грех, но ему не всегда удается выдержать испытание. О его поступках мы тоже обязаны судить с хорошей стороны, по возможности оправдывая их, а не осуждая. При этом надо соблюдать ряд положений:

1) Если возможности благоприятного и неблагоприятного суждения о поступке человека равновероятны, мы обязаны судить о нем с хорошей стороны (предполагая наличие оправдывающих и извиняющих моментов).

2) Если неблагоприятное решение перевешивает, мы должны оставить этот вопрос под сомнением, не склоняясь ни к одному из решений. Тем не менее, закон разрешает принять осуждающую сторону (что запрещено делать в случае с праведником.)

3) Даже когда осуждающий мотив кажется нам весьма и весьма более вероятным, будет хорошо с нашей стороны, если мы будем судить о поступке с хорошей стороны.

Надо помнить, что сказали наши мудрецы: «С тем, кто оправдывает ближнего (не имея полной информации о его поступке), Всевышний поступит так же».

Натан, наш знакомый, соблюдает заповеди. Он сказал нам, что не может сейчас выплатить свой долг. Если мы не усматриваем обстоятельств, указывающих на противоположное, надо ему поверить.

Но если оправдание Натана не кажется нам правдоподобным, то и тогда мы не спешим с осуждением. В таком случае предпочтительно считать, что он действительно не может вернуть свой долг и что наша оценка ошибочна.

Задание:

1.      Осудил ли я когда-либо в спешке, а тот оказался невиновен? 

2.      Причинили ли мои слова и действия вред? Нужно ли просить прощения?

3.      Осуждали ли меня несправедливо? Обиделся ли я?

 

Теги: Тикун мераглим