Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ЙОСИ СТРОИТ ДОМ. Часть 5.

Отложить Отложено

Мама Мири и Тали сказала, что девочки пока не появлялись дома. Может быть, отправились в соседний поселок к бабушке и отцу. Папа Мири и Тали давно не жил со своей семьей в городе, предпочитая заниматься землей – это называлось вести фермерское хозяйство. Невысокая и хрупкая, всегда немного взвинченная мама девочек, обожавшая успокаивать себя и всех вокруг мантрой: «У нас все хорошо», предпочитала городскую жизнь компьютерного дизайнера и редко отрывала взгляд близоруких голубых глаз от экрана. Светловолосые и тоненькие, похожие на маму, но высокие и решительные, как папа, девочки жили на два дома, а, в сущности, были совершенно вольными и самостоятельными. Иногда подолгу оставались в городе с мамой. Она была им очень близкой подружкой. Помогала девочкам осваивать компьютерные программы, учила рисовать акварельных белых пони и голубых единорогов в малиново-оранжевых сказочных джунглях. Все вместе они подолгу болтали перед сном, устроившись под огромным фиолетовым пледом, девочки слушали волшебные сказки, засыпали под мелодию маминого голоса. Во сне им снился веселый сильный папа, и сразу после школы они спешили к нему в деревню. Пропадали там надолго, часто напрочь забывая о школе, а он ходил с ними в лес, в хлев и в поле, учил дочерей всем премудростям настоящей сельской жизни.

- Тащите сухие ветки, - велела мальчикам Тали. Аарон, Моти и Хаим отправились собирать хворост. Йоси не двинулся с места, лежал на земле, пожевал травинку, забросив руки за голову, и злился на весь свет – очень хотелось есть.

- У нас нет спичек, - хмыкнул он. – Я их забыл на крыше дома, когда поджег клубничную свечу.

- Пока есть солнце, нам поможет это, - Тали вытащила из рюкзака увеличительное стекло.

- Я читал в энциклопедии, что так с помощью лупы и солнечного луча можно добыть огонь.

Йоси так заинтересовался, что даже выплюнул горьковатую травинку.

- Да. Меня папа научил. Мы подожжем сухой игольник, разведем костер и пожарим хлеб с сосисками на веточках. Это самая вкусная еда на свете, нас папа угощал однажды.

Мири высыпала на траву хлеб, упаковку сосисок и яблоки.

- Я ужасно голодный! – Мысленно Ашер уже проглотил сосиски вместе с упаковкой. – Поедим, я позвоню домой, моя мами приедет и заберет нас отсюда.

Трель телефонного звонка приветствовала его идею из сумки.

- Мами! – воскликнул Ашер. Телефон звонил и звонил, а он все никак не мог отыскать его в многочисленных отделениях и карманах, а как только нашел и вытащил наружу, телефон захлебнулся звоном, запикал беспомощно и вскоре совсем затих. Батарейка села. Ашер швырнул ненужный аппарат обратно в сумку и обхватил руками рыжую кудрявую голову. 

- У нас все хорошо, - маминым тоном сказала Тали. Она ловила увеличительным стеклом слабеющий перед закатом солнечный луч, направляла на подобранную тут же сухую игольчатую ветку сосны.

- Что хорошего? – закипал Ашер, Мири, возившаяся с бутербродами, усмехнулась, их папа точно также реагировал на вечное мамино «все хорошо». – У вас есть телефон?

- Мои девочки не взяли с собой телефон, - это было первое, что сообщила мама Мири и Тали, появившись на пороге квартиры. Мама сливала кипяток из кастрюли – картошка сварилась. – Где нам их искать?

Ответ на этот вопрос хотелось бы знать всем мамам и папам.

- Я не могу связаться виз май бой, наверное, батарея села. Где нам их искать? – с этими словами в квартиру вошла мама Ашера.

- Где дети? – одна за другой спросили по телефону мамы Хаима и Моти. Их мальчиков тоже не было дома.

- Надеюсь, вскоре появятся.

Мама отложила телефон и поспешно сервировала стол. Она чувствовала, как руки у нее подрагивают. Не заметив, прихватила голой рукой горячий противень с курицей в духовке, была уверена, что держит полотенце. Ойкнула, сунула обожжённый палец под холодную воду. Мама Ашера посмотрела сочувствующим взглядом и вскочила с места.

- Сорры. Сенкс. Но я должна идти. Бабушке Гити совсем плохо, она задыхается, я должна ехать в больницу к ней. Плиз, колл ми.

Она дошла у двери и обернулась. Губы поджаты. В глазах укор:

- Пока май бой не познакомился с вашими, он никогда не пропадал из дома.

Мама подняла глаза к потолку и развела руками перед захлопнувшейся дверью:

- Я вам сразу позвоню.

Мама Мири и Тали сидела над тарелкой с курицей и картошкой с вилкой в руках, но не ела. Она давно перестала есть мясо и рыбу из жалости к миру бегающих и плавающих существ. «Мы же не едим друг друга», - говорила она девочкам. А папа покупал сосиски для Тали и Мири. Мама не спорила. Сейчас она тоже молча и немного растеряно смотрела в тарелку, потом в окно, где сквозь листву пробирался повлажневший к вечеру, но не остывший теплый воздух с запахом моря и песка.

- У нас все очень хорошо, - сказала она вдруг, - я сейчас позвоню мужу и скажу ему об этом. Он найдет моих девочек.

- Давайте пока поедим, - предложила мама, хотя вместо этого ей хотелось честно сказать, что она совершенно не понимает, как лучше поступить – бежать искать детей, загулявших неизвестно где, или оставаться дома и просто ждать, пусть даже ничего не делать для нее было самым невыносимым занятием.

Никто из взрослых не мог предположить, что Йоси, Ашер, Хаим, Аарон и Моти уютно расположились у лесного костра. Остывшее солнце медленно спряталось за горой у песчаного карьера после того, как на прощание подарило детям огонь. Высохший игольник вспыхнул в руке Тали от солнечного луча, робкий красный уголек разгорелся неверным трепещущим огоньком, цепко ухватился за хворост и занялся пламенем. Дети ели хлеб с сосисками. Блексон попробовал было, но тут же с возмущением выплюнул. Прыгнул за мелькнувшей перед носом мухой - не схватил, помчался за молодым вороненком – не догнал. Теперь птенец откровенно смеялся над ним с сосновой пушистой ветки, а Блексон вздыхал. День не задался.

- Блек тоже сосиски не ест, - сказала Мири и погладила щенка. – Чем же тебя кормить здесь?

- Интересно, что там делает Джинжик?

Йоси вспомнил о котенке, и все заулыбались.

- Надеюсь, Коби и Нати его не замучили тасканием на руках, - отозвался Аарон.

Джинжик прятался на крыше. Сидеть под столом ему уже надоело, играть с Коби, Нати и Дуди он не хотел, но мальчики продолжали изо всех сил заботиться о котенке. Близнецы ловили его в четыре руки, совали мордочкой в миску с едой, сажали в коробку с наполнителем, кричали:

- На горшок, Джинжик. Горшок!

Коби отнимал любимца у Нати или у Дуди, приговаривал:

- Он давно не ел, пусть покушает.

- Нет, Джинжик хочет прыгать на матрасе, - не уступали близнецы.

Рыжий рассерженный котенок бежал по бежевому ковру, прыгал на стулья и стол, близнецы в одинаковых оранжевых футболках – за ним, Джинжик нырнул под стол и оказался в руках давно надоевшего ему Коби. Он выпустил когти, на шее мальчика сверкнула выпуклая алая линия. Коби ойкнул, схватился рукой за больное место. Джинжик рванулся прочь и попал в руки Дуди. Котенок уперся лапками изо всех сил, но мальчик крепко держал его. Джинжик впервые в жизни оскалил острые тонкие зубки - на запястье остались глубокие отметины – удивленный неожиданной болью Дуди разжал пальцы. Рыжая шерстка замелькала в зеленой листве оливы, перепуганный и уставший котенок прыгнул оттуда на белую фанерную крышу дома-крепости и затаился у клубничного маяка. Мальчики тут же вскарабкались на дерево.

- Мне Йоси приказал следить за Джинжиком и маяком, - сказал Коби с достоинством.

- А нас Аарон назначил помощниками. Он главный Бар-Кохба, - ответили Нати и Дуди.

Джинжик обнюхал крышу, обошел вокруг маяка и прилег отдохнуть, котенок был счастлив избавиться от назойливой детской заботы.

- Я должен заботиться о котике, - сказал Коби. - Сейчас я его достану.

Коби бесстрашно пополз вниз по длинной ветви оливы, которая почти касалась крыши. Нати схватил его за пояс обеими руками.

- Ты что? Ветка тонкая!

Коби только брыкнул ногой в ответ. Нати ответил ответными тычком, он не любил оставаться в долгу, олива недовольно скрипнула, с возмущением затрещала зеленая ветка и надломилась прямо под мальчишками. Они полетели вниз, и лист белой фанеры с крыши накрыл их с головами, опрокинув медную лампу с горящей клубничной свечой. Огонек соскочил с фитиля и робко прикоснулся к фанере. Весь день воздух был совсем тихим, замершим как вода старого поросшего тиной пруда, но к закату ожил и посвежел. Поплыл мягким несмелым ручейком. Огонек осмелел и потянулся по крыше дома вслед за ним.

Коби и Нати выбрались наружу и смотрели на него. Дуди спрыгнул с дерева и встал рядом с ними. Они замерли, завороженные огнем, который рос и расцветал у них на глазах, нежно гладил стены дома, ласкал картонные коробки. Малыши никогда не видели ничего подобного и не знали, что такое пожар.

Мама Ашера добралась до больницы. Бабушка Гити зашевелилась на больничной койке, застонала.

- У меня что-то печет. Здесь.

Она прикоснулась к горлу. Ее сил и тяжелого дыхания хватало только на несколько слов.

- Будто огонек горит, - сказала бабушка.

Медсестра поправила сбившуюся белую больничную простыню, ввела в капельницу какое-то лекарство и увеличила поток кислорода. Мама Ашера погладила холодную бабушкину ладонь. Бабушка Гити глубоко вдохнула. Ее белые губы порозовели. А в глазах ожило беспокойство.

- Ашер! – позвала бабушка. – Я должна поговорить с ним. Позови Ашера!

Ответить ей было нечего.

Ашер вместе с друзьями, проплутав по лесу до темноты, вышел к желтой песчаной дороге. По ней можно было пойти вперед или назад. Справа и слева – дышал пугающей ночной жизнью лес, из которого они выбрались. Блексон сидел на руках у Йоси. Щенок погрыз хлебные корки и заскулил от тоски. К человеческой еде он не привык. Где же их городок, дом-крепость с клубничным маяком, мамы и папы, Джинжик? Куда идти? Дорога вилась и вилась, этой бесконечной ленте из песка и мелкого щебня не было конца. Деревья громоздились недвижными статуями, будто их заколдовала ночная ведьма, приказав не шевелиться до рассвета. Она же выключила небо, занавесила звезды покрывалом облаков, а лес превратила в лабиринт страха. Там что-то страшно ухало, пищало, скрежетало, шуршало и завывало. Того и гляди из лесной затуманенной темнотой чащи выскочит злодей и схватит за плечо. Лучше не оглядываться, смотреть только вперед на тонкий зеленый лучик фонарика. Йоси так и делал.

- Стойте все тут.

Громкий голос Моти прозвучал неожиданно, Йоси вздрогнул и оглянулся. Друг карабкался на большой дуб.

- Посмотрю, куда нам идти, - крикнул Моти, забравшись повыше. Он выпрямился во весь рост, но был с трудом различим в густой листве. Все как по команде задрали головы в ожидании.

- Вижу, я вижу его! – закричал Моти радостно и соскользнул на землю. – Нам нужно иди назад. Огни там. – Он указал рукой в обратном направлении. - Пойдемте туда.

Ашер поманил к себе Блексона, щенок перебрался к нему на руки, без сожаления расставшись с Йоси.

- Я ничего не понимаю, не могу больше идти в никуда, - он сел на песок и прижался лицом к черной шелковистой шерстке.

Девочки пристроились рядом с ним.

- Что ты видел? - строго спросил Хаим.

- Наш лунапарк, - ответил Моти. – Он сверкает там в темноте. Я видел разноцветные фонарики колеса обозрения. Идемте. Мы недалеко.

- Я очень люблю кататься на колесе обозрения, - сказала Тали и встала. – Идемте туда.

Вокруг по-прежнему дышал чернотой лабиринт страха ночного леса, но дети почувствовали, что пугающих летучих мышей в нем стали поменьше. Они спрятались в лесной глуши, а вокруг них закружились дружелюбными светлокрылыми птицами надежда и вера. Шаги Аарона стали смелее. Хаим тоже зашагал рядом с ним увереннее. Ашер выпрямил спину и улыбнулся чему-то. Дети больше не блуждали неизвестно где, а шли к любимому лунапарку и огромному колесу обозрения, сверкающему в темноте гирляндами цветных огней.

Белые огни фонарей загорелись на улицах городка, а огонь, скакавший по поверженному почерневшему дому-крепости, захлебнулся и погас. Мотина сестра заметила пожар из окна на втором этаже, что прямо над стройкой и помойкой, и позвала взрослых. Пожарных вызывать не пришлось. Напора воды в кране хватило, и шланг со слоновьим сильным хоботом залил огонь.

Папа Аарона и Йоси смотрел на развалины. Рядом с ним стояли напуганные близнецы и Коби с тоской в глазах. Теперь они знали, что такое пожар. Но плакали о другом.

- Мы не знаем, где Джинжик, - всхлипнул Коби. – Вдруг он сгорел?

- Где-то прячется, котенок испугался, он вернется, - успокоил мальчиков папа Тали и Мири. Он немедленно примчался на звонок бывшей жены, которое сообщила дрожащим голосом, что у них вообще все хорошо, а девочки пропали.

Папа Мири и Тали завел джип и осветил дорогу мощными фарами.

- Путешествовать тут особо негде, и подались они все вместе вон в тот лесок у песчаного карьера, - сказал он таким уверенным тоном, что всем разом стало легче дышать. – Садитесь. Разыщем их.

Все родители забрались в крытый брезентом кузов джипа. Только маму Аарона и Йоси папа оставил дома – а вдруг дети объявятся. Ей предстояло самое трудное – ждать у телефона или у дверей и ничего не делать. Просто слоняться в ожидании по дому от окна к балкону и обратно и изводить себя страшными предположениями.  

Теги не заданы