Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Правильное поведение человека, который не хочет понапрасну растрачивать слова и выходить из себя, — насколько это возможно, всё делать самому вместо того, чтобы изрыгать приказы»Рав Авраам Елин, из книги “Как одолеть гнев”

ЙОСИ СТРОИТ ДОМ. Часть 3.

Отложить Отложено

Мальчики тащили папу любоваться строительством. Он оценил и через минуту пилил, стучал молотком, жужжал сверлом - навешивал злополучные двери, поглядывая на немилосердно темнеющее небо. Надо было спешить. Мальчики сидели рядом на траве и следили за его ловкими сильными руками с готовностью в любую секунду принести, подержать или подать что-нибудь понадобившееся папе. Он поднял обе руки вверх – поправить крышу, и они кинулись на подмогу.

Йоси казалось, что они взрослые и строят настоящий, самый лучший на свете дом.

Аарон, Мордехай, Йосеф и Хаим в праздничных белых одеждах шли по ступеням вверх и смотрели во все глаза вдаль на величественный прекрасный высокий дворец белого камня, выглядевшего золотым в последних лучах закатного солнца. Они держали в руках свечи. Громом гремели серебряные трубы, рыдали шофары. Розоватый дым от свечей поднимался к темно-синему небу. Пахло огнем, костром, свежими углями костра и горячим хлебом.

Мама выглянула в окно. Потемневшая улица была пуста и молчаливо тянулась узкой серой нитью асфальта к дальнему лесистому горному склону, за которым начинался  песчаный карьер. Там и сейчас копошились огромными желтыми муравьями экскаваторы с красными фонарями на головах.

Йоси дорисовывал синим и зеленым фломастерами, тоже найденными на помойке по соседству, приветственный плакат «Добро пожаловать!». Он немного не рассчитал, поэтому надпись съезжала колесом сверху по диагонали, и огромный двухцветный восклицательный знак одиноко торчал в самом нижнем углу сложенным сине-зеленым зонтом.

Мотя полюбовался надписью и прибил ее на входную дверь.

- Страшная красота, - сказал папа.

Он подергал за дверь, послушал ее ноющее поскрипывание.

- Завтра дам вам масло – смажете эти ржавые петли. Все. Теперь по домам бегом.

Мама глубоко вдохнула вечерний сыроватый воздух. Откуда же этот странный запах углей?

- Мои тосты!

Она бросилась с балкона на кухню спасать из раскаленной пасти тостера уже успевший обуглиться хлеб с сыром и кетчупом. Горячие бутерброды дымились на огромной тарелке и нестерпимо вкусно пахли. Мама присела за стол, встала и снова села, посидев немного, решительно вышла на балкон.

- Да где же они все?

- Мама- мама! - донеслось снизу. – Мы построили дом!

Мама опустила глаза. Папа стоял у цветущего орхидейного дерева и приветственно махал ей дрелью.

- Бохтымой, взрослый человек, - вздрогнула мама и пошла в дом.

Включила чайник, поставила на стол 4 чашки.

- Я построил дом, как ты хотела!

Папа уже заварил чай и теперь вдумчиво оглядывал остывшие тосты, пытаясь по виду определить, какой вкуснее. Наконец, выбрал самый горелый и стал орудовать ножом, обрезая угольки.

- Сыновей вырастил, ну, почти, - он с сомнением посмотрел на чумазых мальчиков, - дом построил, завтра же дерево посажу. Вот ты спорила, а дом - не у моря и не в лесу. Сахар дай, пожалуйста.

- А где? – мама подала сахарницу.

- Ну, скажите маме, где мы построили дом.

Папа подмигнул мальчикам. Йоси сморщил нос и протянул нерешительно:

- Возле помойки. Как-то так само получилось.

- Это только пробная детская модель. Дом для детей.

- Если это наш дом, то мы сможем поселить в нем, кого захотим, да, папа?

Аарон дожевывал бутерброд с вопросом в глазах. Мама собирала посуду со стола.

- Кого ты собрался селить? – спросила она.

Йоси подал маме пустую чашку и вздохнул:

- У Блэка народились щеночки. Мири и Тали показывали их нам на прошлой неделе. Вот такусенькие, черненькие-пречерненькие. - Йоси соединил две ладони, сложенные ковшиком. – Они сказали, что нам дадут одного. У них и котята есть. Один бежевый, другой полосато-рыже-белый, а третий совсем белый с черной спинкой, он ни на кого не похож, я его люблю больше всех. Я лучше хочу котеночка, Аарон.

- Папа вам построил дом, пусть папа вам и котят заведет в вашем доме. А пока срочно в ванную и спать. Ночь-полночь, - мама вытерла руки о полотенце и вышла из кухни. – Уберите за собой все, чтобы я сюда не возвращалась сегодня.

Мальчики сидели за столом и, не моргая, во все глаза смотрели на папу.

- Завтра обсудим, - решительно объявил он.

Аарон и Йоси вздохнули дуэтом.

Завтра, действительно, удалось все обсудить, но только не с папой. По дороге в школу мальчики встретили Тали и Мири, которые без остановки рассказывали им о новеньких малышах: щенках и котятах. Об их нежной шерстке, смешных повадках, ласковых объятьях и милой дружбе. Мальчики в долгу не остались. Наперебой трещали о своем новом великолепном доме, которому так нужны постоянные жильцы. На перекрестке, где дороги детей расходились, они договорились непременно встретиться дома у Тали и Мири.

- Заходите к нам сразу после школы. Выберете в свой новый дом самого красивого щенка или котенка. Мама и Блэк будут рады.

Сразу после школы, не заходя домой, мальчики повернули к дому с красной черепицей. Как только братья вошли в дом, Блэк бросился им навстречу и едва не сбил Йоси, завизжавшего по привычке при виде собаки, с ног, так и вился, подпрыгивая на всех четырех лапах сразу, вертел хвостом-пропеллером и не отходил ни на шаг. А когда дети присели на корточки у белого пластмассового короба, где на синем одеяле шерстяным разноцветным клубком возилась разномастная малышня, растянулся рядом. 

- Ты смотри, Блэк по-настоящему улыбается, - удивленно шепнул Аарон.

- Конечно, когда рождаются дети, все улыбаются, - кивнула Мири.

Мальчики не сводили с малышей глаз.

- А где их мама? – спросил Йоси. – Как они кушают?

- Да вот же Блэк. Она их мама, всех кормит. И щеночков, и котят. Наша кошка погибла. Ее сбила машина.

- Разве мальчик может быть мамой?

Йоси даже встал от удивления, когда морда Блэка показалась в коробе рядом со щенком размером с один только собачий нос, а все остальные малыши, как по команде, потянулись к ней.

- Мальчик не может стать мамой, но Блэк – девочка. У собак это называется сука.

- Мири, они есть хотят, - Тали вскочила на ноги и поспешила в другую комнату. Оттуда она принесла цветастое плотное покрывало, постелила на полу и стала по одному высаживать на него детвору – поближе к Блэку.

- Девочка, - недоуменно протянул Йоси. – Кто бы мог подумать такое?

Тем временем живые пищащие клубки шерсти пристраивались вплотную к мягкому замшевому собачьему животу и сливались с ним. 

- Вы пока выбирайте, кто вам полюбился больше всего. Они уже немного подросли и умеют кушать сами. Вот там их миски, - объясняла Мири.

Черный щенок с абсолютно белым хвостом, точная копия Блэка, будто услышав ее, поковылял к миске. За ним поспешил, выставив антенной тонкий хвостик, рыжий котенок с белыми ушками. Они расположились рядом у миски и стали есть, разом окуная мордочки в размоченный корм. Котенок время от времени поглядывал на щенка круглыми голубыми глазами и нежно касался его лапкой. Щенок вилял белым хвостом в ответ.

- Они большие друзья, - пояснила Тали. – Вот если бы кто-то забрал их к себе вместе.

Аарон с Йоси переглянулись и отошли к окну, покивали друг другу головами. Тали и Мири поглядывали на них с надеждой.

Еще через пять минут мальчики вышли на улицу. Аарон нес перед собой ярко-зеленую картонную коробку из-под кроссовок. Из нее неслось нежное попискивание.

- Открой ты их, - не выдержал Йоси. – Эти дырки в крышке совсем маленькие, как бы не задохнулись.

Аарон распахнул крышку картонки. Из коробки разом выглянули два влажных блестящих на солнце носа: черный и розовый. Две пары круглых бусин-глаз: черные и голубые – уставились на мальчиков.

- Этого рыжего котика назовем, конечно, Джинжик, - с уверенностью сказал Йоси.

- А если он девочка, как Блэк? – спросил Аарон.

- Посмотрим еще. Но тогда можно будет называть ее Джинжит.

Черный щенок посмотрел на рыжего котенка и положил толстую лапу ему на спину.

 - Ну, а кто же ты? – задумчиво протянул Аарон и погладил щенка. – Блэк уже есть.

Йоси остановился и поставил на асфальт пакет с приданым малышей, наскоро собранный девочками, который нес. Консервы, туалетный наполнитель, маленькое одеялко, миски, даже игрушки: резиновый рыжий котенок и красная мышь с длиннющим хвостом. Нужно было подумать.

- Откуда он у вас? – перед мальчиками стоял Ашер и гладил щенка по голове между черными ушами.

- Тали и Мири подарили нам. Он наш. Это сын Блэка, - серьезно объяснил Йоси.

- Так он Блэксон, - улыбнулся Ашер. – Можно с вами?

Пока мальчики спешно устраивали полежку для Джинджика и Блексона в старой плетеной корзине, подобранной в путешествии по округе с большой колченогой телегой, Ашер, не спуская Блексона с рук, оглядывал дом и настойчиво звал их в гости.

- Бабушка Гити о вас часто спрашивает, а я и не знаю, что сказать. Приходите к нам в шабат, мами тоже обрадуется.

Йоси и Аарон пообещали, хотя, конечно, нужно бы спросить у мамы. О чем с ней разговаривать сначала? Вряд ли она одобрит это все. Мальчики смотрели, как устраиваются на новом месте Джинджик и Блексон. Толкаются боками, обнюхивают корзинку и друг друга, тычутся в пустые миски и небольшую пластиковую коробку с наполнителем – импровизированный туалет.

- Не стоит маму сразу всеми новостями радовать, - сказал Аарон. – Что-то их у нас слишком много.

Он удивленно разглядывал лужицу, невесть откуда взявшуюся у хвоста Джинжика.

- Договоримся пока о бабушке Гити, - кивнул Йоси. – А там видно будет.

Мама сразу разрешила мальчикам навестить Ашера.

- Я слышала, что бабушка Гити очень больна. Ведите себя там поскромнее. Я передам с вами что-нибудь вкусненькое для нее.

Дипломатичный Аарон поглядел в потолок. Ничего подходящего случаю там не нашлось. Пришлось прямо сказать:

- Только не гречневую кашу, мама. Бабушка Гити ее не очень-то.

- Не умничай, - ответила мама. – Я испеку яблочный пирог.

- Лучше бы шоколадный, - посоветовал Йоси и, не дожидаясь маминого излюбленного «не умничай», вышел из кухни.

К удивлению мальчиков мама изготовила «лучше бы шоколадный» пирог. Они стояли в обнимку с ним у огромного стола с закусками в доме Ашера. Бабушки Гити нигде не было видно. За столом скучали дедушка Ашера, его папа и он сам: одинаковые синие галстуки под двойными подбородками, увесистые носы, рыжеватые пряди у висков, даже пуговицы белых рубашек на округлых тяжелых животах одинаково расходились в стороны. Их лица разом озарились широкой гостеприимной улыбкой при виде братьев. Когда Йоси решился, наконец, водрузить шоколадный пирог на стол они вместе приветствовали его:

- Сэнкс. Тода раба.

В комнату вошла мама Ашера. Она катила перед собой инвалидное кресло. Оно превратилось в кровать. Бабушка Гити будто растаяла в пуховом тепле огромных толстых подушек, таким маленьким и абсолютно белым выглядело ее лицо. Даже темно-рыжие пигментные пятна побледнели. Только цветастая косынка была по-прежнему яркой и живой. Из носа тянулся довольно толстый прозрачный провод и прятался где-то под белыми одеялами, очень ровно застилавшими каталку. За ней на привязи тащилась капельница. Мама Ашера придерживала ее второй рукой.

- Шалом, мальчики. Садитесь за столом рядом с Ашером.

Аарон с Йоси растерянно посмотрели на бабушку Гити, но послушно сели, где было велено. После кидуша за столом стало очень тихо. Только вилки и ножи позвякивали о тарелки, салатницы сталкивались над белоснежной скатертью, и бокалы наполнялись вином и соками.
- Лехаим!
- Лехаим товим!

Мама Ашера поставила на стол несколько тарелок с домашней выпечкой и блюдо с говядиной, запеченной со спаржей. Яблочный и клюквенный пироги выглядели аппетитнее мяса. Йоси толкнул Аарона локтем:

- А где чай к пирогам? – и тихим шепотом добавил: - Я такое, - он указал на блюдо с говядиной, - не буду.

Аарон ответил:

- Будто я буду. Чая она не несет.

- Ти? О, ноу, - отозвалась мама Ашера. – Это мои фруктовые кугели. Их едят с мясом.

- Мяса не надо, - завертели головами братья.

Фруктовый кугель оказался вкусным, мальчики ели с удовольствием. Бабушка Гити лежала тихо-тихо. Можно было подумать, что она превратилась в морщинистую съежившуюся куклу. Только иногда из-под одеяла выглядывала ее тоненькая почти прозрачная рука с белой салфеткой и осторожно промакивала незаметную влагу у трубки возле носа, в этот момент слышался слабенький постанывающий бабушкин вздох.

Когда мама Ашера принесла кофе, пирожные и поставила на стол «лучше бы шоколадный» пирог, Йоси предложил угостить им бабушку Гити.

- О, она не может это есть. Если хочешь, можешь подойти к ней – поговорить.

Аарон взял брата за руку, и они не смело приблизились к коляске.

- Киндерлах, а я слышу, что вы здесь, - очень медленно, будто задыхалась после стометровки, проговорила бабушка.

- Почему ты такая белая, - удивленно спросил Йоси.

- От света, у меня внутри столько света, что я совсем не могу спать, - ответила бабушка.

- Ух ты! – воскликнула Аарон. – А что ты делаешь?

- Смотрю на свет, жду, когда мне откроют дверь, и я войду в него. У вас ночь, а у меня всегда светлый полдень. Кончились мои живые сны, растаяли и исчезли, улетели вместе с ночной тьмой, только свет остался. Он всегда со мной.

- Ты в раю, бабушка?

Бабушка Гити зашевелилась вся, будто хотела рассмеяться, но из горла у нее вместо смеха вырвался хрипящий стон.

Теги не заданы