Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Браха Губерман

Блогер-Ша. Между белым и черным

Все записи автора списком

ЙОСИ, ААРОН И ПАПИНА ПИЦЦА Часть 5

16 февраля 2017, 14:20

Отложить Отложено

Ашер жил всего в нескольких минутах, если бегом, над большим супермаркетом. Братья влетели в подъезд, стеклянная дверь шумно захлопнулась, дождь застучал по ней, требуя впустить и немедленно продолжить веселую игру в догонялки. Раскрасневшиеся от бега мальчики улыбнулись и одновременно скинули капюшоны. Они вытерли мокрые лица, глянули под ноги – с вымокших насквозь курток звонко капало, и по полу растекались мутные лужицы.

До квартиры Ашера несколько ступенек вверх и направо. На их звонок в дверь никто не отозвался, Аарон просто толкнул входную дверь, та оказалась неплотно прикрытой, легко поддалась, и он сделал шаг вперед, Йоси вошел за ним в сумрачный коридор. Короткий зимний день едва долетел до середины, но в квартире царил вечерний таинственный полумрак из-за наглухо задернутых портьер шоколадного цвета, только в дальней комнате горел слабый голубоватый свет. Мальчики громко позвали Ашера, послушали тишину и пошли на свет.

В комнате в инвалидной коляске полулежала бабушка Гити и смотрела в потолок на большую люстру с голубым абажуром. Рядом с ее креслом на высоком стальном штативе с рожками висел квадратный пластиковый пакет с какой-то жидкостью, тонкая змейка прозрачного провода струилась вниз и впивалась в тонкое бабушкино запястье, бледное и сморщенное, как остывшая пенка на кастрюльке кипяченого молока.

- Бабушка Гити, - негромко позвал Аарон, подойдя поближе. Йоси вытащил из-под насквозь мокрой куртки коробку с пиццей и положил ей на колени.

- Киндерлах, - обернулась к мальчикам бабушка, – мои все ушли куда-то, медсестра тут дежурила, тоже исчезла, Готеню вас прислал помочь мне. Откройте окно пошире, я хочу подышать дождем.

Аарон отодвинул расшитый золотистыми витыми веточками тюль и распахнул широкое окно. Небо купалось в воде, дождь, будто спрашивая разрешения войти, застучал громче и увереннее. Первые самые смелые капли ринулись в комнату, забарабанили по полу. Бабушка Гити улыбнулась чисто вымытой, блестящей синеве в окне:

- Мир моется сегодня будто к Песаху.

Снаружи грохнуло, Аарон шарахнулся от окна, Йоси вскрикнул. Небо разорвалось надвое золотой сверкающей змейкой молнии, неожиданно и ярко вспыхнула еще одна и снова рассекла серовато-голубое полотно, мальчики зажмурились, а когда открыли глаза, дождь исчез, стало светлее, а в ярко-голубом квадрате окна уселась маленькая птица и покачала длинным хвостом.

- Пьють, фьють, терлить-терлить-фьють, - беспокойно щебетала птица.

- Нахлиэли! – обрадовался Йоси. – Совсем промокла, как мы.

Птичка закружила в окне, перелетела на спинку инвалидного кресла и засуетилась,  перебирая влажные серые, белые и черные перышки. 

- Тебя Татеню прислал за мной, - сказала бабушка Гити. Нахлиэли покачала хвостом, перепрыгнула ей на плечо. - Ноаху Татеню послал голубя, и он понял, что пора возвращаться, а мне – нахлиэли, я знаю, мне давно пора возвращаться к нему.

Входная дверь хлопнула, в гостиной вспыхнул яркий свет, послышались шаги, и в дверях появилась высокая темноволосая девушка с большим, блестящим от влаги зеленым зонтом, сложенным длинной тростью.

- Я уже здесь, бабушка, сейчас поменяю пакет с лекарством. Как вы себя чувствуете?

Девушка щебетала без остановки, не хуже нахлиэли, птица покосилась на нее, осуждая за болтливость, сделала круг над бабушкиной головой, коснувшись крылом ее цветастой косынки, и вылетела из комнаты. Поежившись от свежести пропитанного дождем воздуха, девушка захлопнула окно и внимательно посмотрела на мальчиков.

- Вы кто?

- Мы просто так, - быстро сказал Аарон, - Пойдем, - он потянул Йоси за руку, и мальчики выскочили из комнаты.

- Они мои гости, Хаеле, - хрипловатый голос бабушки Гити догнал их в длинном коридоре. - Гит шабес, киндерлах.

Братья быстро добежали до дома и влетели в родной подъезд на полной скорости, за такую задержку перед субботой мама не похвалит, отпрашивались-то на минутку. Аарон едва не упал, слету споткнулся о что-то мягкое, и оно зарычало в отместку за такое непочтительное отношение. У двери лифта черным мохнатым пуфом с белой полоской хвоста возлежал Блэк. Йоси, который бежал следом, уперся в спину брата и замер, а потом истошно заорал, вы уже знаете, как он боялся собак. На крик вышли Мири и Тали, девочки дожидались на ступеньках.

- Полчаса сидим, - Тали поправила рыжеватую челку, падающую на глаза.

- Наша мама простит простить этого обжору, - Мири толкнула собаку, та подняла на нее слезящиеся глаза. – Просим, чтобы тебя простили, Блэк.

Девочка подняла с пола и протянула Аарону большую красную коробку с пиццей.

- Она с грибами и оливками, я запомнила, что ты такую любишь.

- Я тоже такую люблю, - Йоси первым схватил коробку и вызвал лифт. – Идемте к нам пиццу есть, папа обрадуется.

Дети уже расселись за столом, и папа налил в цветные стеклянные бокалы кока-колу: Тали – в фиолетовый, Мири – в розовый, Аарону – в желтый, а Йоси – в светло-зеленый, а бабушка Гити все лежала в инвалидном кресле с очень серьезным, сосредоточенным лицом. Она будто внимательно слушала кого-то, говорившего о самом важном для нее, и опасалась перебить его небрежным словом.

- Кто это вам пиццу принес, ведь нельзя! - Хая подергала бабушку за плечо, заметив коробку у нее на коленях, но та не ответила, по-прежнему лежала с закрытыми глазами, закинув голову вверх - к лампе с голубым абажуром. 

Хая открыла коробку, понюхала и положила в мусорное ведро. Снова тряхнула бабушкину ладонь, такую стылую, словно долго лежавшую во льду:

- Дождь притих, и ветра совсем нет, я открою вам окно, хотите?

Бабушка Гити не отвечала. Хая позвала еще раз, ойкнула в ответ на молчание и побежала вызывать Скорую помощь.

Йоси уже раздал всем пиццу, дети поели и вышли на балкон. Блэк, все это время с надеждой заглядывавший в лицо Тали, которая обычно баловала его лакомствами с общего стола, а на этот раз изображала жадину и не поделилась даже крошками, побрел за ними. Собачье лицо выражало крайнее разочарование в человеке.

Солнце совсем высушило лужи на кафельном балконном полу и теперь старательно согревало насквозь промокшую землю. Тяжелые грязноватые комья дождевых туч, похожих на старые застывшие сугробы у дороги, сменились свежим небесным снежком, который посверкивал жемчугом в солнечных лучах.

Мама убрала со стола и выглянула на балкон, позвала детей:

- Скоро зажигать субботние свечи, девочки. Я думаю, вам пора домой. Аарон, вы передали бабушке Гити привет от нас с папой? Как у нее дела?

- Хорошо.

- Да, - подтвердил Йоси и добавил: - К ней прилетела нахлиэли. 

Под балконом на огромной скорости пронеслась Скорая помощь, обдала брызгами малышей, первыми высунувших носы наружу, как только кончился дождь. В высоченных резиновых сапогах они важно курсировали по огромной лужище у самой дороги и мерили ее глубину зонтиками.

Новенькие невесомые облака медленно плыли друг за другом в голубой вышине. Розоватое на закате солнце иногда раздвигало их в стороны и весело глядело вниз, осматривало вымытый мир, дома и деревья, заглядывало в окна.

В больничной палате у окна сидела бабушка Гити. Рядом с ней на стеклянном столике для лекарств горели две субботние свечи.   

Теги не заданы