Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Соединение недостатков с достоинствами подобно прибавлению нуля к цифре, когда ноль лишен сам по себе всякого значения. Но рядом с другими цифрами он умножает их десятикратно.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»

ЙОСИ, ААРОН И ПАПИНА ПИЦЦА

19 января 2017, 14:11

Отложить Отложено

Спросите у обычного мальчика лет восьми - десяти о пицце, и он сразу скажет:

- Я хочу пиццу.

Йоси как раз исполнилось 7 с половиной, а Аарону – 9 с хвостиком, они обычные мальчики - всегда хотят пиццу и любят поговорить о ней.

- Ты купишь нам пиццу? – начинает разговор Аарон. Он старше и чувствует особенную ответственность, когда мама собирается за продуктами в супермаркет.

- Пицца не такая уж полезная еда, чтобы обедать ею каждый день, - говорит мама. - Но мы купим большую пиццу в пятницу, на папин день рождения.

- До пиццы осталось пять дней, - Йоси пересчитал загнутые пальцы.

Можно считать, что осталось 4, потому что cуббота почти кончилась, остался небольшой ночной кусочек, а ночью, когда все спят, никто не замечает летящего мимо времени, которое никогда не спит. К тому же в Израиле после субботы сразу наступает первый день недели, то есть понедельник, в воскресенье здесь не верят.

Перед сном мама читала Аарону и Йоси историю о шведском мальчике Эмиле, который очень любил есть пАльты, что-то вроде больших клецок из теста с мясной начинкой внутри.

- ПАльты похожи на наши креплах, - сказала мама.

- Бедный Эмиль, у него не было пиццы, он был рад креплах, - вздохнул Йоси.

- Эмиль жил в прошлом веке в Швеции, у него, действительно, не было пиццы.

- Бедный Эмиль, - повторил Аарон, засыпая.

Йоси снова вздохнул и натянул одеяло на уши.

По дороге в школу мальчики вспомнили о пятничной пицце.

 

- Спорим, я съем пять кусков пиццы? – сказал Йоси.

- Кто тебе даст съесть пять? Там всего лишь восемь. Вон наш автобус – побежали, - подтолкнул брата в спину Аарон.

На большой перемене Аарон и Йоси стояли в очереди к микроволновке в школьной столовой, чтобы разогреть котлеты с гречневой кашей. Жизнь не всегда устроена логично. Обыкновенные мальчики любят пиццу, а их мамы – полезную гречневую кашу.

Перед братьями переминался с ноги на ногу круглощекий Ашер. Он прижимал к животу свой обед – треугольную упаковку пиццы.

- Он каждый день приносит пиццу на обед, я проверял, - сказал Аарон.

Ашер легонько поглаживал пиццу, водил пухлым указательным пальцем по упаковке  туда-сюда, и Йоси с Аароном водили глазами сюда-туда. Ашер учился в пятом классе и всегда приносил пиццу на обед.

- Мама Ашера не говорит, что нельзя каждый день есть пиццу, как наша, я у него спрашивал, - сказал Йоси.

Услышав свое имя, тяжеловатый увалень Ашер повернулся к братьям с вопросом в глазах, но ничего не спросил - его отвлекла гречка. Некоторое время он молча пялился на коробку с едой в руках Аарона, а потом все-таки решился:

- Уот зей?  

Семья Ашера недавно приехала в Израиль из Америки, поэтому он часто начинал разговор по-английски, но быстро переходил на понятный всем израильским детям язык:

- Сорры. Что это у вас там? Похоже на коричневые зубки. 

Ашер указал на темные гречневые зерна. Его мама родилась в Америке, там даже в прошлом веке ели пиццу каждый день, а гречку Ашер видел впервые.  

- Это гречневая каша. Вкусно, хочешь попробовать? – с надеждой спросил Аарон.

Ашер отступил в сторону и недоверчиво вскинул плечо вверх. Задранное вверх плечо в Израиле означает «не хочу».

- Это очень вкусно, - восхищенно сказал Йоси. – Твоя мама такого никогда не готовит. А котлеты какие вкусные!

Ашер сглотнул. Он вообще любил поесть.

- Наша мама делает такие котлеты, которых больше нигде не попробуешь, а гречка – это русская каша, тебя такой никто не угостит кроме нас.

Аарон сделал широкий жест рукой в сторону коробки Йоси и добавил:

- Две порции!

Ашер бросил взгляд на пиццу. Рядом с двумя коробками каши с котлетами она выглядела тоненьким невзрачным блином. Братья прижались к тугому животу Ашера с двух сторон и протянули ему свои обеды:

- Пиццы у тебя совсем мало, но мы все равно согласны угостить тебя. Давай мена-мена-перемена, нам – твоя маленькая пицца, тебе – наша каша и котлеты, много.

Обмен состоялся. Ашер сидел на подоконнике и с аппетитом ел кашу с котлетами из двух коробок. Тем временем братья смаковали кетчуп, размазанный по упаковке моментально проглоченной пиццы. 

- Я скажу мами про вашу кашу с коричневыми зубками, она мне тоже сварит такую, - улыбался Ашер. – Она вашей мами позвонит, чтоб рецепт записать.

- Не надо! – в один голос сказали братья.

- Ашер, давай мена-мена-перемена, мы тебе еще кашу принесем, а ты нам пиццу, - добавил Йоси.

- Понимаешь, Ашер, очень вкусно гречневая каша только у русим получается, - поддержал его Аарон.

Так повелось, что в Израиле евреев из бывшего сэсэсэра называют русим, из Америки – америкаим, а из Франции – царфатим.

- Не русим, не америкаим, не царфатим, а йегудим, мы все евреи, - говорит папа Аарона и Йоси.

До папиной пиццы оставалось еще три дня. Теперь ждать ее стало полегче, Ашер приносил пиццу каждый день, ни разу не подвел. Мама тоже была очень довольна, что ее привередливые мальчики наконец-то полюбили полезную гречневую кашу. Мена-мена-перемена.

Следующим вечером, когда до папиной пиццы осталось ждать еще два долгих дня, зазвонил телефон, и женский голос в трубке сказал:
- Хай, зей мами шел Ашер.

Продолжение следует.

Теги не заданы