Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Штрихи.

05 ноября 2015, 04:45

Отложить Отложено

Сила привычки

Сара Абрамовна привыкла, что у нее в стране Новый год начинается в сентябре, причем каждый раз с другого числа. Сара Абрамовна привыкла, что здесь клубника поспевает в апреле, причем одновременно с арбузами. Сара Абрамовна привыкла и перестала летом ждать дождей, а зимой снега.
Только ноябрьская ядреная хрусткая редисочка неизменно несла Сару Абрамовну обратно в мартовскую оттепель, где грачи прилетели, где распустились пуховые котики на вербе, где в салат к метровым глянцевым огурцам крошат первую ядреную хрусткую редисочку.

Детские игры

На переменках в хедере мальчики играют в мяч или в догонялки. Так было, и так будет во все времена.

В наше время любимая мальчишеская игра в Израиле называется «Полицейские и террористы». Это догонялка. Мальчики-полицейские бегают за мальчиками-террористами и изо всех сил стараются их поймать. Как поймают, хватают за руки - за ноги и волокут в тюрьму - заталкивают под стол в классе. Террорист там сидит. Его задача - сидеть в тюрьме красиво.

Аарон и Оська показали Саре Абрамовне, как именно должен сидеть террорист. Нужно сесть прямо, вытянуть ноги, руки положить на коленки. Того террориста, который сидит красиво, освобождают.

Еврейские мальчики, милосердные дети милосердных, играют взрослую жизнь. Мы перед ними в большом долгу.

Пиар и синагоги

В некоторых крупных магазинах Израиля организованы синагоги для посетителей. К большому сожалению Сары Абрамовны, их не рекламируют, а ведь пиар – двигатель общественной деятельности. Реклама синагог в супермаркетах могла бы звучать так:

- В нашем магазине работает бесплатная синагога для посетителей. Здесь вы можете без опаски оставить вашего мужа, пока делаете покупки. В синагоге работают высококвалифицированные и опытные раввины, которые займут вашего мужа увлекательными развивающими трактатами Талмуда и молитвой, и он не будет отвлекать вас во время шоппинга.

Рецессивный ген

Аарон наводит порядок в портфеле. Избавляется от старых мятых тетрадок и ломаных карандашей. Какой-то потертый измятый лист в клеточку привлекает его внимание. Аарон расправляет его на коленях, внимательно рассматривает, снова быстро комкает и сует в мусорку с радостным криком:
- Мама! А помнишь, я однажды заболел и пропустил контрольную по математике. Вот какое у меня было счастье! Ненавижу эти примеры.
- Как же так?! - дается диву Сара Абрамовна.

Все было рассчитано ею в подробностях. Генетики клялись - ген творческой интеллигентности рецессивный. Все эти "в глазах тоска, в груди томление" будут смяты и решительно подавлены инженерной логикой по отцу удвоенной математически стабильным здравомыслием по дедушке из отцовской линии и дипломом военного инженера дедушки по материнской линии.

Расчет казался безупречным. У метаний, шатаний, мечтаний и прочих романтических вольностей с песнями под гитару не было никаких шансов. Ее инженерно развитой мальчик станет с рождения играть с транспортиром и циркулем, с восторгом складывать и вычитать в уме, чертить мелками на асфальте исключительно циферки и наслаждаться конструкторами всех сортов.

Но мальчик Аарон растет назло математическим доминантам заядлым читателем и ненавистником цифири. Лего-котика ему собирает папа-инженер. Аарон с ним разыгрывает длинные пьесы во многих действиях, а потом засовывает спать под подушку. От Аарошиных горячих проповедей об ужасах кариеса вся семья рыдает и чистит зубы четыре раза на дню. Йоси почти не выпускает из рук зубной щетки.
Кстати, на младшего Осеньку пока есть надежда. Может, на нем математическая доминанта сработает. Он умница, хочет записаться на столярный кружок, говорит, что мечтает о молотке и наждачной бумаге. Глядишь, станет столяром - человеком дела. Сара Абрамовна надеется. Ген творческий интеллигентности ведь рецессивный, генетики клялись.

Теги не заданы