Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Больше всего следует заботиться о бедном мудреце, и надо давать ему столько, сколько ему подобает согласно требованию почитания его.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни

Будет лучше

27 августа 2015, 14:21

Отложить Отложено

Мы ехали в Израиль относительно подготовленными. У нас было много информации о том, что здесь люди много и тяжело работают, что журналистов вроде меня запредельное количество, а потому работы нет, к тому же война, бомбежки и прочее-прочее-прочее. Но мы все-таки приехали в Израиль и сделали много интересных открытий. Самое главное из них — отношение к людям и к жизни здесь принципиально другое.

— Жить нужно в кайф, — считают в Израиле и стараются сделать ежедневность приятной. Вот, например, такую неприятность, как понос, здесь с поразительной эффективностью лечат вкусной и сладкой кока-колой.

А мне в детстве вместо колы совали противные огромные черные таблетки по имени «активированный уголь», и я их безропотно принимала, хоть и кривилась.

— Потерпи, — говорила мне мама и совала в рот отвратительную темную угольную взвесь, — а то еще хуже будет.

— Будет лучше! — говорят в Израиле, и от этой бесшабашной уверенности, действительной, как-то легче становится на душу.

Мы как-то попали в больницу Скорой помощи с одним из детей. Оказалось, что у ребенка резко снизился уровень сахара в крови.

— Ему нужно срочно дать что-то сладкое. У вас с собой есть шоколад?

— Нет.

— В сумочке у вас нет ни кусочка шоколада? — удивляется медсестра.

А что тут удивляться, нас с детства учили, что детям шоколад вреден и не нужен. Мы помним и придерживаемся.

— Я сейчас поищу, — говорит.

Убежала. Через секунду принесла банку с шоколадной пастой и стала кормить больного. Понимаете, в больнице медсестра не таблетку ребенку принесла, а вредный даже здоровым детям, — я помню, как мне это объясняли — но обожаемый ими шоколад. Мой шаблон взвизгнул на разрыве и умер.

В роддоме медсестра ко мне пришла в 4 утра. Давление измерила.

— Очень низкое давление у тебя, — говорит.

Я молчу с тоской и жду от нее капельницы или укола. Это ведь правильно. Я в больнице. Здесь лечат лекарствами.

— Я сейчас тебе крепкого сладкого чая заварю, — говорит медсестра. — Это помогает.

Убежала. Через несколько минут возвращается с фарфоровой чашкой в розочки.

— Я тебе свой заварила, он крепче и лучше.

Снова шаблону каюк.

Как-то зашла в банк. Там охранник проводит обыск. Это обычно. В Израиле терроризм с интифадой, вы слышали, конечно.

Я на автомате открываю рюкзачок и демонстрирую его внутренности, а там у меня — много конфет. Канун детского дня рождения потому что.

— Нет там ничего, — говорю охраннику, — сладости одни.

— Сколько конфет! Поздравляю! Будь всегда здорова до 120, душа моя.

На Востоке люди цветисто изъясняются. Здесь сердечно обещают: «Будет хорошо!» и называют друг друга не «женщина», «мужчина» или «товарищи», даже не «котик» или «зайка», а «душенька», «симпатяга» и «мамочка».

На охраннике очередной мой шаблон забился в истерике и умер.

А я протянула ему конфету, чтоб он был здоров до 120, душенька, вместе со всеми евреями Израиля. Хорошей субботы, дорогие. Будет лучше!

Теги не заданы