Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Когда человек хочет, он из любой грязи может выбраться»Рав Ицхак Зильбер

Авишаг а-Шунамит

24 марта 2011, 07:36

Отложить Отложено

(Санедрин, лист 22, 1)

 

 

Провозглашает Мишна, говоря о законах еврейских царей: «…Не ездят на коне его, и не сидят на троне, и не пользуются царским жезлом, не глядят на него во время пострижения волос, и ни тогда, когда он наг, и не в купальне, как сказано: «Да поставишь ты царя над собою, дабы страх перед ним был на тебе…»

 

«Приводит рав Яков слова раби Йоханана: Авишаг а-Шунамит разрешена Шломо /наследовавшему престол Давида/ и запрещена Адоние /сводному брату Шломо/. Разрешена Шломо, поскольку он царь, а царю позволено пользоваться жезлом /предшественника/ царя, но запрещено Адоние, ибо он простой смертный /хоть и царский родственник/…»

 

Кто же такая Авишаг? О ней рассказывает первая книга Царей[1]:

 

«…И царь Давид достиг дней старости, и покрывали его одеяниями, но не становилось теплей. И сказали рабы: «Да испросят господину, царю моему, юную отроковицу, и да предстанет перед царём и будет утеплением и уляжется под бок и станет грелкой господину, царю моему. И искали красивую девушку во всех пределах Израиля, и нашли Авишаг а-Шунамит, и доставили царю. А девушка бесподобно красива, и стала ему утеплением и обслуживала его, а царь её не познал…»

 

Продолжает Гемара:

 

«Сказала Авишаг: пусть бы мы поженились. – Сказал ей (Давид): ты запрещена мне…»

Объясняет РаШИ: Давид имеет в виду, что у него уже есть восемнадцать жён, а Тора запрещает царю иметь сверх этого числа, как написано[2]: «…Да не умножит себе число жён…»

 

И тут Шунамит произносит странную и даже дерзкую фразу:

 

«Сказала ему: когда вор не находит возможности украсть, он представляется честным…»

 

Авишаг намекает, что истинная причина отказа – в старческом бессилии Давида, а благочестивые слова – лишь попытка это скрыть.

 

«Сказал он им/слугам/: да призовут мне Бат Шеву! И написано: «И пришла Бат Шева в покои к царю, а царь Давид очень стар и Авишаг а-Шунамит обслуживает царя…» Сказал рав Йеуда от имени Рава: в тот час, раз за разом, Бат Шева меняла салфетки тринадцать раз…»

 

 В тот день, поясняет РаШИ, Давид вступал с женой в близость тринадцать раз подряд.

 

Почему же не пожелал Давид взять Авишаг хотя бы в качестве пилегеш-наложницы? Почему вообще понадобилось входить в столкновение с Законом и получать особое разрешение на уединение с незамужней девушкой?

 

Ответов, на первый взгляд, достаточно. Во-первых, для роли «грелки» могла подойти лишь молодая девушка, не знавшая мужчины.

 

Кроме того, царь знал, что доживает последние дни, что болеет и скоро умрёт. Взяв Авишаг в наложницы, он обречёт её на одиночество, ведь наложница царя по Закону не имеет права выйти замуж за кого бы то ни было, включая царских наследников.

 

Жалея Авишаг, Давид не позволил себе её взять и в качестве пилегеш. Просто прислуживая Давиду, Авишаг, хоть и накладывала на себя определённые ограничения и не могла выйти замуж за обыкновенного человека, во всяком случае могла стать женой Шломо, будущего царя, сына Давида

 

Но вот ещё вопрос: как могла такая праведница, как Авишаг столь дерзко разговаривать с царём и, пусть даже в виде аллегории, уподобить его «вору», да ещё упрекая в старческом бессилии – это воспринимается, как прямая насмешка?!

 

Как ни странно это звучит, но существуют праведные «обманщики» и праведные «воры».

 

Речь идёт об «обкрадывании» дурного начала, испытывающего человека снаружи и изнутри, и о «лжи» ради возможности совершить доброе дело.

 

Таким был Давид. Каждый раз, собираясь выйти из дома, он говорил себе: «Я иду прогуляться в сад…», или: «неплохо бы отправиться в купальню…» С этими словами он покидал ворота дворца, но по дороге, встречая Дом Учения, внезапно поворачивал и исчезал в дверях, смешавшись с толпой Мудрецов, куда дурному началу путь заказан!

 

Почему Давид поступал так? Что заставляло прибегать к столь странным и, казалось бы, «наивным фокусам»?

 

Ответ очень прост. Сатан или дурная природа человека, прилагают неимоверные усилия, чтобы воспрепятствовать человеку совершать добрые дела. Чем выше духовная ступень, тем больше уровень противодействия.

 

Если бы Давид, занятия Торой которого имели неизмеримое духовное значение, прямо говорил, что идёт в Дом Учения, Сатан перевернул бы горы, чтобы помешать. Но внушая себе, что отправляется в некое никудышное заведение или для пустого времяпрепровождения, Давид вводил в заблуждение дурное начало, не чинившее в таком случае препятствий.

 

В стремлении к добру Давиду то и дело приходилось прибегать к подобным трюкам и, подобно «вору», обманывать «стражу», выставленную у сокровищницы добрых дел.

 

Вот эту особенность царя имела в виду Авишаг, уподобляя Давида «вору».

 

Но какое отношение это имело к ней?

Дурное начало, считала Авишаг, не желает, чтобы Давид жил супружеской жизнью, при которой царь поднимался на высокую духовную ступень, поэтому лишило Давида на старости лет телесного влечения.

 

Дабы обвести дурное начало ещё раз вокруг пальца, думала Авишаг, Давид использовал её, взяв без Ктубы /брачного обязательства/ и Кидушина /посвящения/ под предлогом нужды в живой грелке.

 

Чтобы склонить Давида к запрещённому сожительству, дурное начало готово будет возвратить царю утраченную силу, а уже он использует «огонь» для продолжения супружеской жизни в чистоте и святости.

Авишаг со старанием поддерживала поначалу «игру», а потом, желая подняться вместе с Давидом на большую духовную ступень, предложила себя в жёны.

 

Получив отказ под вполне благовидным предлогом, Авишаг решила, что "опыт" царя не удался и намекнула, что не сумев обмануть Сатана, Давид на этот раз обманывает сам себя, что отдаляется от греха под предлогом якобы невозможности добавить ещё одну жену, тогда как истинной причиной является физическая немощь.

Вот показать, что Авишаг ошибается, Давид и вызвал Бат Шеву.[3]

 

Теперь остаётся непонятным следующее: почему так важно, чтобы роль «грелки» исполняла самая красивая и привлекательная девушка в Израиле, почему для этой роли не могла подойти девушка с заурядной внешностью, зачем Давиду вообще понадобилось подвергать себя вольному или невольному испытанию, если не собирался жениться на своей «сиделке»?

 

Для ответа, следует вспомнить прошлое. Давид до самого последнего дня старался исправить свой промах с Бат Шевой. Он всю жизнь раскаивался, что поддался дурному началу, не дождавшись, пока Бат Шева, "предназначенная ему в жёны ещё с Шести Дней Творения", станет ему безусловно разрешена.

 

Недаром  пожелал царь, чтобы должность прислуживающей ему девушки заняла именно красивейшая из дочерей Израиля.

Это, надеялся Давид, искусственно воссоздаст ситуацию, в которой он когда-то не устоял, но на этот раз останется на должной высоте…

 

Авишаг об этом не подозревала. Она считала, что взята к царю, чтобы стать в конце концов его женой.. Об этом она и просила.

 

Когда Давид отказал, объяснив истинное значение её службы, Авишаг не поверила. Она полагала, что состарившись Давид не имеет былой силы для исправления совершённого с Бат Шевой и похож на вора, который, не имея возможности украсть, представляется невинным.

 

Её можно отослать, считала Авишаг, заменив кем-нибудь другим, согласным исполнять роль простой «грелки».

 

Услышанное побудило Давида призвать Бат Шеву и показать, что Авишаг ошибается и роль её в исправлении царя неоценима. [4]

 

 


 

 

[1]Мелахим-1,1

 

[2]Дварим,17

 

[3]Бен Йеоядо

 

[4]там же

Теги: , Еврейство, Крупинки из Талмуда