Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Совесть Америки - раби Авигдор Миллер

22 декабря 2010, 08:53

Отложить Отложено

 

Он родился в Балтиморе в 1908 году. Его называли последним звеном, связавшим Америку с Традицией европейского еврейства. Семья переехала в Америку из Белоруссии, спасаясь от погромов. Отец - рав Исроэль Миллер, мама - Уда Рива. Но признанным главой семьи был дедушка, раби Дов а-коэн Миллер - шойхет и меламед. В Америке семья Миллер оказалась живым примером, как можно приспособиться к условиям этой страны, полностью сохранив верность Традиции.

 

Раби Авигдор рос в Балтиморе в эпоху, когда понятия "еврейская школа" не существовало в природе. Вынужденный в первой половине дня посещать "общую" школу, в Талмуд Тору он попадал лишь вечером.

 

Особое рвение рава Миллера к Учению проявлялось уже тогда. В поздний час, после напряжённых занятий, он просил меламеда учиться с ним ещё и ещё.

 

Окончив школу, юный Авигдор самостоятельно отправляется в Нью-Йорк для продолжения учёбы в ешиве раби Мойше Соловейчика.

 

Владея в совершестве ивритом и идишем, уже в восемнадцатилетнем возрасте, раби Миллер собирал вокруг себя еврейскую аудиторию самого различного толка из среды эмигрантов. Своим красноречием он поддерживал их дух, восстанавливая в душе пошатнувшийся статус Торы. Раби Авигдор ещё в двадцатых годах был тем редким человеком, что совмещал в себе глубокие познания в Торе и совершенное владение английским языком. В то время это сочетание было поистине уникальным и позволяло влиять на евреев, забывших Традицию, к какому бы из социальных слоёв тогдашней Америки они не принадлежали.

 

Однако переломным моментом его духовного роста стало посещение в 1932 году Америки главой ешивы Слободка раби Ицхаком Шером. Раби Авигдор с друзьями пользовались любой возможностью посетить Раби Ицхака Шера, впитывая исходящую от него духовную мощь. Встречи с раби Шером так поразили Авигдора, что он решает отправиться в Европу и поступить в ешиву Слободка. Двадцати четырёх лет он пересёкает Антлантический океан и оказывается в особом мире под названием Слободкинская Ешива.

 

Отныне и навсегда Раби Ицхак Шер стал его духовным наставником. Вскоре раби Авигдор попадает под влияние этического учения раби Исроэля из Саланта. Приверженность идеалам этого учения, то есть особое рвение в служении Творцу и Этическому идеалу, не покинут раби Миллера всю его жизнь.

 

На третий год пребывания в Слободке раби Авигдор берёт в жёны Этти, дочь рава Якова Мойше Лессина. Раби Яков Мойше занимал должность главы ашкеназкой общины города Найштадт, совмещая это с постом машгиаха - духовного руководителя Ковенского колеля, филиала Слободкинской ешивы. Во время учёбы в Слободке, в атмосфере святости и духовного роста, у раби Авигдора рождаются первые из его пятерых детей - Элиэзер и Шейна.

 

Когда тёмные облака надвигающейся Мировой войны накрыли Европу, раби Авигдор решил, что пора возвратиться к безопасным берегам Америки. Вместе с ним отправился и тесть, раби Яков Мойше.

 

Спустя два года расцвет Слободскинской Ешивы прервался немецким нашествием, но воспоминания и опыт, приобретённые за эти годы, навсегда впечатались в сердце и поступки раби Авигдора. В течение последующих, более шестидесяти лет, раби Миллер лекциями и беседами внедрял сокровища, полученные от раби Шера, в сознание американской аудитории, создавая связь между старым миром восточно-европейского еврейства и новыми условиями, смягчая жёсткий безжизненный ландшафт северо-американского еврейского опыта.

 

Возвратившись в Балтимор, спустя короткое время, Рав Миллер получает предложение занять раввинский пост. Он перебирается в Челси, около Бостона. Там, в первую очередь, налаживает традиционную учёбу для мальчиков, организовав Талмуд Тору - Ор Исроэль, названную в честь раби Исроэля Салантера.

 

Это стало началом его блистательной карьеры выдающегося преподавателя Торы. Раби Миллер умел подать вещи так, чтобы они входили прямо в сердце учеников. Умение это объяснялось тем, что слова извлекались из самой глубины его собственной души. Говоря о любви к Творцу, он заставлял верить себе, поскольку никогда не произносил вещи, правдивость которых глубоко не ощущал бы сам.

 

Многие выпускники ешивы Ор Исроэль, под влиянием раби Авигдора, в дальнейшем переходили в ешиву, названную именем раби Хаима Берлина. Руководил этой ешивой раби Ицхак Гутнер. Раби Гутнер, восхищённый знаниями питомцев раби Авигдора, предложил ему стать машгиахом в его ешиве. Это произошло в 1944 году.

 

Среди выдающихся учеников раби Миллера - раби Моше Шмуэль Шапиро.

 

Раби Авигдор не ограничивался преподаванием Торы избранным ученикам. Он вёл занятия и для самой широкой аудитории, включая уроки Гемары для баалей батим - работающих глав семей. Известен случай, когда один фермер-еврей, далёкий от Традиции, женатый на нееврейке, услышав "случайно" кассету раби Миллера, переродился, вернулся к соблюдению заповедей, и, вместе с женой, прошедшей гиюр, переехал в религиозный район, став настоящим Б-гобоязненным евреем.

 

Особое место в деятельности раби Миллера занимали лекции по мусару и еврейскому мировоззрению, передававшимися даже по радио. Тысячи записывали его лекции на плёнку, чтобы прослушать их потом ещё и ещё. Состав слушателей был самый разный: миснагдим и хасиды, ашкеназы и сефарды.

 

Его репутация, как непререкаемого авторитета в Торе расширялась и получала поддержку благодаря многочисленным, принадлежащими его перу, популярным изданиям по еврейской философии, истории, а также комментариям на Пятикнижие.

 

Раби Миллер не колебался и не смущался критиковать, как сионистов, так и любое учреждение, обладающее, каким бы то ни было, влиянием, если оно действовало против Торы.

 

Раби Миллер неоднократно подчёркивал, что еврею не следует полагаться на своё безопасное существование в США, поскольку настоящая безопасность непосредственно зависит лишь от тщательности соблюдения заповедей.

 

Сатмарский Ребе назвал раби Миллера "человеком не из своего поколения".

 

С кем бы не говорил, с кем бы не учился, Раби Авигдор всегда старался подать материал так, чтобы собеседник или ученик, смогли впитать его наилучшим образом, будь то человек подготовленный или начинающий постигать самые азы.

 

Раби Авигдор был так предан этическому Учению Мусар, так беззаветно следовал ему во всём, что раби Мойше Файнштейн назвал его "Совестью Америки".

 

Характерный пример. Будучи машгиахом в ешиве "Хаим Берлин", он преподал урок этики своим же ученикам, когда, видя нехватку томов Гемары, они, недолго думая, опустошили полки в соседней Синагоге. Раби Авигдор сказал: как мы можем учить трактат Бава Кама, толкующий от законах воровства, если книги взяты без спросу, что Закон приравнивает к грабежу.

 

Он учился со сверхъестественной энергией, проходя в неделю семь разделов Гемары, и в год завершая изучение всего Талмуда. И это, не считая сложнейшие комментарии к этим трактатам, сами по себе требующие для понимания неимоверных усилий. Притом, мы не должны забывать, что всё это совмещалось с интенсивной преподавательской и общественной деятельностью. Пунктуальность раби Авигдора вошла в пословицу. Никто не удивлялся, если в ешиве сверяли часы по его появлению и уходу.

 

Его восприятие истории навеяно книгой "Зихройн Яков", написанной раби Яковом Липшицем, приближённым одного из столпов поколения раби Ицхока Эльхонона Спектора, рава города Ковно, что в Литве. При появлении телевидения, раби Авигдор отозвался об этом новшестве кратко: поместить этот аппарат в еврейском доме, то же самое, что расположить канализационный слив в гостиной.

 

 Раби Авигдор мог поступить, подобно Коцкому Ребе, который, посреди учёбы или молитвы, ударив вдруг по столу, громогласно напоминал всем присутствующим: есть Б-г!

 

Поневоле мысля по-английски, он считал важным сделать языком общения дома и в учёбе идиш, который, по мнению раби Авигдора, является незаменимым средством воспитания в духе Традиции.

 

Однажды раби Авигдор спросил своего учителя раби Ицхока Шера: что значит любить еврея. Тот ответил просто: помогать конкретному человеку. Раби Авигдор воспринял это буквально и помогал материально и духовно одному из знакомых ему бедняков, а когда тот умер, учился для возвышения его души, посвящая той же цели и издания своих книг. Кроме того, он щедро раздавал цдоку, помогая многим семьям в Иерусалиме.

 

Не раз, когда наступала отпускная пора, родственники приглашали его к себе на отдых. Как правило, раби Авигдор отказывался. Объяснял он это всегда одинаково: я готовлюсь к серьёзному экзамену. Неизвестно, как родственники воспринимали это объяснение, но раби Авигдор имел в виду экзамен, предстоящий человеку по завершении земного пути.

 

Он оставил после себя свыше шести тысяч записанных кассет, двенадцать книг (пять из них - комментарии на Хумаш, три - по истории, три по еврейскому мировоззрению и одна - о сущности молитвы.) Кроме того, ученики издали ряд книг, основанных на его идеях.

 

Раби Авигдор похоронен в Эрец Исроель, на Ар а-зейтим. В Америке его провожали десятки тысяч человек.

 

 

По материалам американских газет

Теги: , Переводы, Еврейство