Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Небесный суд вникает в каждую деталь прожитой жизни и особенно строго судит за грех злоречия»Рав Ицеле Петербургер

В точке невозврата

Отложить Отложено

Чтобы спорить или возражать человеку, следует, в первую очередь, показать, что вы пытаетесь его понять. Для этого есть отличный способ – стать на место оппонента, и попробовать говорить с его точки зрения. Итак, представим, что я – это он:

«Я живу в Израиле немало лет, в одном из «светских», или, скажем, полу светских городов. Вокруг много моих бывших соотечественников. Я приехал сюда… а почему я сюда приехал? -  Ну, скажем, чувствовал себя на бывшей родине не совсем комфортно. С экономической точки зрения не то, что всё благополучно, но достаток в доме был.

Мешала неустроенность вокруг, оторванность от центров цивилизации, и её благ. И реализовать себя хотелось. Да и посматривали косо. Мол, почему ещё в свой Израиль не слинял. Короче, не знаю. Факт остаётся фактом. Я уже здесь. Я приехал.

Квалификация у меня есть. И английский – ничего. Иврит усвоил относительно быстро, хотя - пусть бы  быстрей. Работать приходится, конечно, сверх головы. Жена тоже. Дочка подрастает, требует того, сего. Да и учиться ей надо. Сын после армии. Поездил по свету. Что-то там химичит. Все работают и периодически отдыхают. Ездят раз-два в год в Болгарию, Францию, ну, и, конечно же, в Лондон.

Единственный выходной – суббота.  И это – проблема. Магазинчик, который рядом  - по субботам закрыт. Доехать куда без машины – проблема. Да и с машиной – не везде проедешь. Сын только по субботам и может навестить, а транспорта нет. И это – раздражает.

А тут ещё – головная боль: как дочке найти пару, когда её мама – нееврейка. Не поженят. Потребуется ехать куда-нибудь, хоть бы на Кипр. А почему, собственно? Что не так? Приехали мы сюда законно. Работаем, платим налоги. Сын отслужил по полной. Я еврей, правда, только по маме. Отец со старшим братом ТАМ остался – навещает, старый уже, а к себе его я взять не могу. Не положено. Почему? Чем мы хуже?

Пройти дочке гиюр? Она, кстати, не возражает, - но ведь столько бюрократии. Да и взваливать на себя то, чего не хочется – не серьёзно. А записаться еврейкой – почему бы и нет. Ведь моя кровь.

Сын обрезан. Я не хотел, жена настояла, мол – чтобы всё, как у людей. Вот и ходит - обрезанный нееврей. О гиюре он и слышать не желает. Девушки, мол, не спрашивают, а жениться - в ближайшем обозримом – не к спеху. Вон, в жизни, сколько всего, всё потрогать хочется.

Короче, всеми этими еврейскими штучками мы не заморачиваемся. Мы – израильтяне на все сто, и этого на наш век хватит. Ортодоксов мы не видим. Только иногда промелькнёт, где-то там, чёрная шляпа. Выглядит, как инопланетянин из сериала. Вообще-то я не против религии. Не против любой. И против ортодоксов ничего не имею. Но в наш век интернета это, простите, анахронизм. Какое, скажите, отношение ко мне или к нынешней жизни имеют какие-то обряды, придуманные давным-давно, сотни лет назад. Что мне с них?

И вообще, зачем замыкаться в собственной национальности? В наш век глобализации, к чему это копание в древностях? Мы - граждане замечательной страны, все заинтересованы в её процветании, все стремимся к миру и спокойной жизни, так зачем нам выискивать проблемы, тянущиеся из далёкого прошлого? И поэтому, когда я слышу, как люди, пришедшие из средневековья, пытаются изменить мою жизнь, во мне поднимается возмущение и естественная неприязнь.

Тем более, «их», как бы, «праведность» не многого стоит. Если судить по тому, что о них говорят, пишут и показывают, ничто человеческое им не чуждо. Более того, они зря напяливают на себя личину «святых», - вон, сколько среди них и «вороватых» и «озабоченных», а то и чего похуже.

Тем более, как известно, в армии они не служат, налоги не платят, не работают, плодят детей без всякого разумного предела, рассчитывая, что государство, по доброте своей, всё возьмёт на себя!» И т.д., и т.п.

Удалось ли мне влезть «в шкуру» светского еврея, не знаю. Если пренебречь целой россыпью предвзятостей, пропагандистских штампов и нелепостей, «герой» придуманной «легенды», со своей «колокольни», считает себя правым, и вряд ли с этой «высоты» слезет. Он ушёл слишком далеко. Он сжёг мосты. Ему некуда возвращаться. Этот «еврей», так сказать, – в точке не возврата.

Нет ничего, что могло бы его побудить изменить свою жизнь. Он умер для своего народа. Он «выбрал» свой путь, когда прервал цепочку еврейских поколений, когда добровольно сел в поезд, идущий в «комфортный» Освенцим – в ассимиляцию. Он весь – в материальном настоящем. Его еврейская душа в столь глубоком плену, что освободить её может разве что чудо. Да и сама фраза «что-либо менять» покажется ему неуместной, бессмысленной и даже бесцеремонной: «мол, ваше какое дело»?

И, действительно, вся цепочка поколений, донёсшая до него своё еврейство, засохла в нём, словно повреждённая ветвь старого дерева. По словам одного моего знакомого, термин «бааль тшува» применительно к еврею, так далеко ушедшему от своих корней - не актуален. Его, если чудом очнётся от этого коматозного сна, иначе как «восставшим из мёртвых» назвать нельзя.

Еврей в этом человеке не просто умер, он истлел, и в останках, даже если постараться, трудно отыскать кусочек духовного ДНК, позволяющий восстановить его еврейский облик. Он действует, как существо, для которого жизнь – случайная вспышка в кромешной ночи, в которой ни смысла, ни цели нет.

Если бы всё шло от незнания, от вынужденных обстоятельств (а так бывало) – ему можно было бы посочувствовать: ««Игра», как говорится, сделана, и жизнь, в основном, прожита».

Но, в том-то и дело, что у «придуманного» героя – никаких терзаний. Он – «в порядке». Он – атакует. Главное в его видении мира – всё, что не служит «моей» пользе, не имеет значения. Его кредо - всё, что за пределами «моего» понимания, не существенно. Нет истории, нет духовной работы прошлых поколений, как нет и преемственности. События прошлого могут вызвать обывательский интерес, и не более. Всё, что будет в будущем – имеет значение постольку, поскольку затронет «меня». Общность с другими людьми состоит лишь в общности добычи или противостоянии общему врагу. Враг – это тот, кто мешает «моему» благополучию.

Впрочем, всё это ясно и без слов. Остаётся лишь сказать – наша Традиция – полная противоположность этому мировоззрению. Оттого еврейский народ и вечен. И потому всё сказанное, ни к якобы еврейской «заносчивости», ни к «высокомерию» отношения не имеет. Весь долгий и тернистый путь нашей истории – этому свидетельство.

Теги: , Оголтелый оптимизм