Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Добрая лошадь и упрямый осёл

Отложить Отложено

 

Значение страданий - вовсе не в самих страданиях, а в том, что, благодаря им, удаётся человеку исправить в себе и своих делах. Именно поэтому – гораздо больше пользы для человека кроется в самой возможности страданий, вероятности горя.

Если беда, не дай Б-г, уже настигла человека, всегда существует опасность, что это помешает ему адекватно оценить положение. Человек, поглощённый горем, ощущает себя разбитым, и свою горечь и боль может обратить против Небесного Суда. И ещё, человека в горе не интересует ничего, кроме собственных переживаний. Для серьёзного самоанализа и раскаяния в его душе просто не находится места.

Только в преддверии беды, только в предчувствии горестного исхода возможна серьёзная работа над собой. Только когда человек в опасности или ощущает, пусть издалека, дыхание беды – именно этот час – наиболее подходящий, чтобы совершить внутренний переворот и попытаться что-либо в себе исправить. Если, конечно, относит себя к людям верующим и понимает, что всё на свете происходит неспроста.

Если на душе - тревога и интуитивное беспокойство – пусть даже ничего не случилось - это ясное указание на то, что с Небес призывают человека заново оценить свою жизнь, перебрать  её «по косточкам» и попытаться починить то, что требуется. Невозможно переоценить насколько важны в этот час каждая мелочь, каждое движение в  душе человека.

Есть ещё один аспект, ещё одна высокая нота в тшуве, совершённой в ответ на «штормовое» предупреждение о беде, а не из-за самой беды.

Человек, которого уже настигло горе, если и раскаивается, то раскаяние это – не из-за внутреннего побуждения, не из-за внутренней готовности к переменам - само несчастье, сама боль заставляют порой, помимо собственной воли, заглянуть себе в душу и заново себя оценить.

При всей важности такого духовного движения – ведь человек не раскис, не стал винить всех и вся, честно взглянул на вещи, -  его значение нельзя поставить на одну доску с важностью той внутренней работы, которую человек проделывает, почувствовав лишь лёгкое дуновение грозы. Значение этой работы неприходяще, неизбывно и  незаменимо. Недаром говорят, что добрая лошадь бежит от палки, и только осёл ждёт удара.

 И ещё одну вещь важно отметить. В Тшуве, достигнутой при отдалённом намёке на беду, гораздо больший процент личного выбора, личной заслуги, чем «притягивания» Свыше. Такая Тшува весьма ценна. Ценна тем, что человек в этом случае добирается до самого корня своих дурных наклонностей. Он сам выбрал дурное и САМ ушёл от него. Ведь, согласитесь, тот, кому Свыше отбили всю охоту, а то и возможность грешить, не может похвастаться, что это в полной мере его свободный, личный выбор. Выбор-то как раз и был ограничен. Ему просто помогли Свыше. Такая Тшува, при всей её похвальности, весьма поверхностна и не лечит корень «болезни». Для этого нужно совершить более глубокое исправление и выстоять в тяжёлых битвах с собственной природой. А это тяжко.

 

По книге раби Элияу Деслера «Михтав ми-Элияу», том 3, стр. 237.

Теги: Еврейство