Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

О личной свободе и всеобщем счастье

10 июля 2018, 21:49

Отложить Отложено

 

В жизненном цикле человека мы обнаруживаем два отличающихся друг от друга аспекта. Частный и общий. В частной стороне своей жизни человек живёт для себя и заботится о собственных нуждах, удовлетворяя  материальные потребности и насыщая духовные запросы.

Но человек не был бы человеком, если бы не ощущал ответственность более высокую, и не чувствовал себя частичкой чего то более обширного, чем индивидуальное существование. Будь то принадлежность к сообществу людей, народу или просто – к человечеству.

Оба этих аспекта – частное и общее – одинаково важны, и оба делают человека достойным своего  «человеческого» титула. Это видится вполне очевидным. Не будь у человеческих существ общественного сознания «глотали бы друг друга живьём», хуже диких зверей.

С другой стороны, отсутствие заботы о себе отключило бы любую инициативу, человек перестал бы ощущать себя как личность, и люди превратились бы в общество человекообразных муравьёв, в котором индивидуум – лишь биологический отросток общественного организма.

На принципе такого двойного подхода действует глобальная «машина» под названием  Сотворённый мир. Все части этой «машины», действуя совместно, тем не менее, используют друг друга. Внешне это выражается в том, что все сотворённые существа в совокупности поддерживают этот мир в равновесии и порядке, будучи незаменимыми каждый в своей роли.

При всём притом, любая тварь ощущает себя отдельным существом, живущим для себя. Пчела собирает нектар для собственных нужд, не вникая в то, что выполняет важную роль в поддержании популяции цветов, а торговец, продавая товар, далеко не всегда озабочен пользой общества и т.д. и т.п.

Но почему мир сотворён именно так, на основе этих двух соперничающих и одновременно необходимых друг другу аспектов? Если мы сотворены, чтобы жить в обществе, зачем нам ощущение личной свободы, которая «впечатана» в нас так сильно, что любые попытки игнорировать её обречены на неудачу? С другой стороны, если человек – отдельная вселенная, почему он не живёт в особом, созданном лишь для него мире, свободном от подчинения и недоступном для  других людей?

Очевидно, есть в этом глубокий смысл. Человек был создан не только, чтобы восполнить собственное несовершенство, но и для того, чтобы влиять на других. Кстати, это одно из объяснений слов «по образу Всесильного». То есть, все те добрые качества, которые вложены в человека - не что иное, как проекция свойств, которыми проявляется сам Творец (а только уподобление этим свойствам может раскрыть их настоящую сущность), а ведь общий знаменатель этих свойств – воздействие и влияние.

Вся суть проявления Творца в этом мире состоит в поддержке существования и благоденствии сотворённых. Следовательно, и цельность человека состоит именно в этом - в добром соучастии в жизни других.  Любовь к людям – есть  желание помочь, а милосердие, соответственно, - действенная реальная помощь.

Всё это было бы невозможно, будь мир устроен по-иному. То есть,  важно, чтобы мир делился на личности, существующие отдельно и независимо, не вынужденные быть частью целого, но сознающие необходимость принадлежать к этому целому. Ибо только так человек может проявить действительное сочувствие ближнему, даря ему себя. В этом важность личной независимости.

С другой стороны, глубоко в душе человека должно существовать чувство общности, ибо отсутствие этого чувства напрочь лишило бы человека потребности благоденствовать ближнему и мир бы так и остался бы во мраке.

 

מבתב מאליהו. הפרט וכלל.

 

Теги: Переводы, Еврейство