Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тора отдаляет человека от материального, молитва приближает его к духовному»Рабби Арье-Лейб из Гур

"Субботний телик"

14 января 2016, 13:15

Отложить Отложено

Картинки по запросу противоборство

 

Вещь известная и очевидная: волевой сильный человек добивается  желаемого быстро и сразу, слабый духом достигает того же по частям и с превеликим трудом. Недаром, ураганный ветер в одночасье способен с корнем вырвать могучий кедр, тогда как слабый червячок точит дерево изнутри долгие дни, прежде чем превратит его в труху. Богатырь достигает цели силой и напором, действует быстро и прямо, а слабому приходится пользоваться целый ворохом ухищрений и уловок.

Если перед обычным человеком стоит задача, кажущаяся непосильной, у него есть два средства её решить. Первое - последовательно и неуклонно, час за часом, день за днём, аккуратно и понемногу делать умеренные шажки в нужном направлении. Второе - направлять усилия как можно более рациональней, прилагая их в оптимальном месте и в оптимальный момент, используя маленькие и большие хитрости изобретательного ума.

Подобным образом дело обстоит и в сражении со злым побуждением. Сильный духом способен попросту прикрикнуть на  эту изворотливую змею, в один миг  заткнуть ей пасть и вырвать жало. Так царь Давид с торжеством говорит[1]: "Стремителен я был и не выжидал - исполнить приказы Твои!..." Такие люди, чтобы победить дурную склонность, не нуждаются ни в ухищрениях, ни в уловках, ни в посторонней помощи и не в каких-либо дополнительных лекарствах. Их сердца настолько чисты, они обладают такой духовной силой, что этого хватает обуздать внутреннего врага.

Однако у большинства дела обстоят иначе. Их собственных духовных силёнок не хватает на прямую конфронтацию с дурными побуждениями. Им приходится задействовать обходные пути. Они потихоньку накапливают силы, они захватывают позицию за позицией, изо дня в день раздувают угольки скрытого огня души, потихоньку отвоёвывая в собственном сердце место у духовной нечисти. Они изобретают всяческие "ловушки", чтобы "если не мытьём, то катаньем" вытеснить засидевшегося "гостя".[2]

Но бывает так, что надоедает тактическая война с дурным побуждением, и человек говорит себе: "Всё, хватит!", берёт дурное начало за шиворот и выкидывает за порог. Однажды, это случилось и с нами.

Где-то  на заре восьмидесятых, мы начали "пятнами" соблюдать мицвот. Среди прочего, в нашу жизнь вошёл Шабат. Я научился делать кидуш, то ли на хлеб, то ли на самодельное кислое изюмное винцо. Мы "не работали" в этот день в той мере, как понимали и знали. И даже "субботники", объявляемые на работе, я, по договорённости с начальством, отбывал в воскресенье.

Но была одна загвоздка, был один такой "огромный камень преткновения", который портил всю музыку и гасил весь энтузиазм. И препятствие это казалось нам непреодолимым. Да, я говорю о телевизоре. Черно-белом, с очень даже небольшим экраном, но магнетической силой, которая разрушала наше рвение. Поначалу я попытался проигнорировать проблему и соблюсти Субботу с НЕВЫКЛЮЧЕННЫМ телевизором! Это мы выдержали только один раз. Потом, я стал включать телевизор большим пальцем левой ноги - я где-то прочитал, что если нарушать Субботу необычным способом - не так уж страшно (это верно лишь для особых случаев, например в больнице, когда больному не угрожает непосредственная опасность, но необходимо наблюдать за состоянием больного и т.д.).

А потом мне удалось достать вещицу, которая должна была чудным образом всё устроить. Я говорю о маленьком таймере, автоматически, по заранее заданной программе, отключающем ток от розетки. Мы его любовно прозвали "наш шабес-гой". Дело было за малым. В ближайшую пятницу, после полудня, вооружившись газетой с субботней телепрограммой и нашим маленьким электронных другом, я тщательно задал время включения и выключения любимых телепередач. Тут были и занимательные "В мире животных", тут и хоккейный матч, тут и очередной "Штирлиц",  ну и конечно - программа "Время", как же без неё. В молчаливом восторге, я торжественно подключил  "субботний телик" и Суббота началась. После кидуша и субботних песен, в точно назначенное время телевизор включился сам и мы узнали, что "Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР, товарищ Черненко принял в Кремле...." и т.д. Потом был "Штирлиц", а потом мы немного погуляли, вечер завершился и мы пошли спать, не подозревая, что проснёмся... в аду.

Утро выглядело обычно. После молитвы и трапезы, мы расположились смотреть "В мире животных". Но... напрасно. Телевизор молчал, тусклый и скучный. Ну, что ж, - сказали мы, - не повезло, и занялись другим. А потом среди тихой мирной беседы вдруг: "А-А-А-А-А-А-А-А-А-Э-Э-Х, ДА ВДОЛЬ ПО ПИ-И-ТЕ-Е-РСКО-О-Й...." - заорал во всё своё выдающееся горло незабвенный Магомаев. Мы так и попадали со стульев. "Сюрпры-ы-ы-з" - ухмылялся нам телевизор, переходя на бурные аплодисменты и крики "браво". Это был первый удар. Потом начался "Сельский час", и председатель колхоза, голосом бодрым до стона в ушах, возвещал нам о досрочном выполнении плана, и тут же нежно, так что звенела посуда, тарахтел трактор "Беларусь". Но нет худа без добра, приблизился час хоккея. СССР-Швеция. Дух захватывает. Мы сцепили руки и приготовились болеть. Матч начался. Третья минута. "На льду появляется тройка Макаров, Крутов, Ларионов...." - бодро возвестил Евгений Майоров, - В защите у нас..." Щелчок и тишина. В потухшем экране отражается то ли кукиш, то ли моё сморщенное лицо. "Вот вам" - беззвучно сказал телевизор и погрузился в спячку. Что же, мы тоже легли отдохнуть. Но только дремота укутала мозг, как новый удар: "ИЗРАИЛЬСКИЕ АГРЕССОРЫ ОПЯТЬ ПРОВЕЛИ МАССОВЫЕ АРЕСТЫ МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ В ВОСТОЧНОМ ИЕРУСАЛИМЕ, СОВЕТСКИЙ НАРОД ВЫРАЖАЕТ..."

И так продолжалось всю субботу. Наконец, "вечер, звёзды, дом небесный, и луна, как дар чудесный...". После авдалы - отделения Субботы от будней -  мы сели за стол, посмотрели друг на друга и со стыдом отвели глаза. Мы подумали об одном и том же. Телевизора в Субботу больше не будет. Никакого и никогда. Царица Суббота не терпит соперниц. И что самое удивительное, как только мы это решили и твёрдо сказали, этот ящик перестал нас интересовать. Телевизор исчезал в Субботу, как и все будничные дела. А вскоре и совсем пропал из нашей жизни. Мы повзрослели.

 


 

[1] Теилим, 119,60

 

[2] По книге раби Йошуа Аарона Эллера  "Диврэй Йошуа".

Теги: , Еврейство, Оголтелый оптимизм