Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Раби Авигдор Миллер "Распад над бездной" (21)

04 января 2012, 13:29

Отложить Отложено

 

ПРЕДАТЕЛЬСТВО, КАК СЛЕДСТВИЕ «ПРОСВЕЩЕНИЯ»

 

Мудрость Торы в прошлом была общей основой еврейского народа, разбросанного по всему свету, в точности, как это определил рабейну Саадия Гаон: «Мы народ – только с Торой»

 

С течением лет проявилось немало внешних различий между евреями: в языке, поведении, и даже цвете кожи. Но была нить, связывающая всех – золотая нить жизни по Торе. Повсюду, порой на краю света, евреи праздновали или скорбели в один и тот же день. Мудрец Торы из Польши без всяких проблем мог обсуждать трудные места из Гемары с учёным из Теймана – Йемена.

 

В эпоху ассимиляции целые пласты народа оторвались от своего наследия. Многие больше не признавали особое назначение народа Израиля, пытаясь смешаться среди других. В Германии евреи «исхитрились» выдумать термин «немец моисеевой веры», и в этом сквозит явное преобладание немецкого над религиозным. Народ Израиля расслоился по странам проживания. Связующая нить порвалась.

 

Равнодушие к жестокому жребию евреев – одно из трагических следствий неустанной погони за нееврейской культурой.[1]

 

«Просвещенцы», искавшие замену руководству Рабаним, «поставившие» на сионистких вождей, имели возможность видеть, как клеветавшие на Гдолей Исроэль, заткнули ватой уши, погрузившись в одно-единственное занятие: везде и всюду продвигать свои собственные личные интересы.

 

Сионизм пытался построить народ и государство по образцу других народов. Этот национализм оказался бессильным в годину бедствий. Нет у евреев «национализма» без волшебных нитей Торы. Только Мудрецы Торы достойны называться руководителями народа., только их заботят истинные нужды народа. В конце-концов открылась вся абсурдность подмены. Но слишком поздно.

Если бы двести лет назад смогли увидеть эту зловещую тень, если бы во-время поняли, куда всё катится, - страшной Катастрофы, постигшей нас, быть может, не случилось бы…

 

 БЛАГОСЛОВЕНИЕ В ПРОКЛЯТИИ

 

 В отличие от тех, кто «отмечает» «День Катастрофы» - дату, вполне одобренную реформистами, и, по горькой иронии, установленную как раз теми, кто постыдно молчал в ту эпоху,[2] еврей, привязанный к своим корням, видит утешение и лучший памятник погибшим в том, что остановила Катастрофа.

 

Он видит, как, казалось бы, необратимый процесс ассимиляции замедлил свой зловещий ход. Еврей черпает в этом силы, чтобы ещё больше наполнить смыслом своё существование, выполняя исконное своё назначение в мире.

 

 

СПАСЁННЫЕ ДУШИ

 

В иудаизме этот мир всегда рассматривался не более, как преходящий эпизод. Разве смерть в этом мире – не конечный удел любого человека. Жизнь вечная – вот чаяние еврея.

 

С точки зрения иудаизма, ассимиляция хуже смерти, как сказали наши Мудрецы[3]: «Склонить человека к преступлению – хуже, чем его убить». Смерть спасла ассимилированных евреев от духовного распада.

 

Некоторые, избежав смерти, удостоились еврейского воспитания, потому что ассимилированные родители погибли.

Я знаком с одним ортодоксальным евреем, родители которого были известными и влиятельными «просвещенцами» в Европе. Но об этом он не знал, потому что родители погибли, а сам он спасся благодаря усилиям родственников, соблюдавших традицию. И это – один из примеров явления, когда оставшиеся в живых открывали новую жизненную страницу после Катастрофы.

 

Катастрофа остановила организованное ассимиляторство. Если бы влияние этого движения продлилось, еврейский народ, в течение каких-нибудь десятков лет мог бы исчезнуть с карты мира. Унизительные законы, принятые немцами, многих спасли от греха. Зловещее сползание в образ жизни народов приостановилось.

 

Еврей, воспитанный Торой, не воспринимает собственную физическую смерть, как крушение всего. Рамбам, в «Законах о раскаянии», пишет, что не что иное, как Геином – вот, что является настоящей карой, и это как раз то, перед чем трепещет еврей всю жизнь.

 

В книге «Каф а-кэла» автор рассказывает, что в лагере, в котором он находился, в ночь Йом а-Кипура часть евреев организовались для молитвы «Коль нидрей». Однако большинство резко воспротивилось проведению молитвы, и организаторам пришлось подвергнуться смертельной опасности, проведя молитву за пределами лагеря. «Не мешайте нам», - обосновывали протест противники молитвы.

 

Многие тогда так далеко ушли от еврейского образа жизни, настолько безнадёжно погрязли в чуждом удушающем болоте, что, прибыв в Будущий мир, очищенные мучительной смертью от всех заблуждений, не перестают провозглашать хвалу Создателю, который вот так, помимо их пожизненной воли, спас им их вечные души.

В истинном свете, сравнивая преходящие заботы и вечность, катастрофа духовная им представляется страшнее уничтожения телесной оболочки.

 

 


 

[1]По книге Йоэля Шварца «Шоа»

 

[2]Подробно об этом в книге   מ.וויזלמאן "אות קין"

 

[3]Берешит рабо, глава 21

Теги: , история, Переводы, Холокост, "Распад над бездной"