Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Променад Тель-Авива

16 февраля 2010, 17:08

Отложить Отложено

 У моря, у синего моря...

Интересно, как разных людей влекут эти два совершенно противоположенных полюса: Иерусалим и Тель-Авив. В Иерусалиме – Котель, а сердце Тель-Авива, – его набережная. Голубая мечта пенсионера...  Все набережные живут одним: Ялта и Канны, Сочи и Майями, Сант Тропез и Гурзуф, Брайтон и Одесса – радость моря и незамысловатых удовольствий, культивируемых современной масскультурой: загар, ресторан, пляж, знакомства, музыка, купание – в чем она, голубая мечта общества потребления, отдыха и здоровья? Породистая собака и дорогие солнцезащитные очки. Одним словом, кайф.

Конечно, ценности религиозного общества другие, и поэтому здесь так мало "религиозников", и я - в том числе - здесь почти не бываю. Что творится летом в Тель-Авива, не видел, но представить можно. Вдруг мы решились прогуляться по набережной Тель-Авива в январе, не в сезон... На море зима, и все кошерно:

Здесь катаются на велосипедах,Вид на старый Яффо

Либо на досках,Уу-ух. Пролетел

Лежаки отдыхают.Опять та же мелодия: У моря, у синего моря...

Полицейские ездят парами на мотоциклах: очень удобно. И проехать везде можно безпрепятственно, и вдвоём не страшно: задний стреляет – руки-то свободны, а передний рулит. Таких тачанок у нас в Иерусалиме тоже много.

Полицейская тачанка

Забивают в козла. Местного, арабского.

Старость интернациональна

Спит на лавочке. Пригрелся в скупых зимних лучах солнца.

И солнце светит, и для нас с тобой....

Кафе выходит прямо к воде. Берешь чашечку кофе, получаешь непромокаемый стул, снимаешь ботинки и можешь наслаждаться... А тем, кто купается, тоже кайф, но по-другому.

для нас с тобой,  Целый день шумит прибой...

Сокровенное желание каждого солдата – вырваться со службы на денёк. На часик... Куда? На море!  Если на песочке лежать холодно, то хоть на лавочке посидеть. Эйзе КЕЙФ!

Какой-то ребе привез свой класс попрыгать – кто дальше. Я бы не рисковал тащить сюда детей: хоть и зима, но пляж.

Кашерный тель-авивский пляж

Пляж называется «Иерусалимский». В чем прикол, не понятно. Совершенно не в тему. Старик в кожаной куртке сидит так по-советски, видно, наш, а этот, что кормит - туземного вида, интернационального.

Непривычно много разнообразных собак: в Иерусалиме в каждом доме полным полно детей, а собаки – редкость (по крайней мере у нас в Рамоте), а здесь – полно собак. Набережная – место их выгулки, и поэтому все время приходиться смотреть под ноги ...

Какая порода?

Здесь все перемешено: бедные и богатые, пенсионеры и подростки, туземцы и "наши", арабы и евреи.

Арабы сидят на бордюре в позе лотоса и ждут ....

Город соприкасается с морем, и по линии набережной идет, идет, идет жизнь и днем, и ночью, и зимой, и летом.

Несет рыбку золотую в пакетике. Поймал!

Прыгалки. Здоровый образ жизни. Тоже кайф.

Действительно голубая мечта

Фотка типа: "Старость моей мечты".Жизнь - это набережная. Жизнь - велосипед. Жизнь - вспорхнувшая птица.

А где еврейство? Отсюда оно уходит: здесь осталось много старых пустых синагог, и почти каждая из них, увы, закрыта.  

Теги: Туземцы, Средиземное море, Купание, Города