Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

— В тридцать седьмом году мне исполнилось тринадцать, — начал Дмитрий Петрович (Пинхусович) Маргулис свое выступление на батмицве внучки Полиночки. — В СССР свирепствовал сталинский террор. Мы в Киеве с ужасом наблюдали, как «черные вороны» забирали соседей. В то страшное время ежовщины мой дедушка Менахем-Нухем позвал меня к себе и сказал:

— Мотл, мой дорогой внучок, в день твоей бармицвы я хочу подарить тебе тфиллин!

— Дорогой зейдэ (дедушка на идиш), что с нами будет, если об этом узнают в школе? — спросил я.

— Я знаю, что эта власть, чтоб она сгинула, преследует людей за веру, но разве можно себе представить, чтобы в нашем роду мой внук не накладывал тфиллин? — сказал дед взволнованно.

— Закрывая окна и двери, я начал надевать тфиллин и пронес его через всю жизнь. Он и по сей день со мной! В этот момент Дмитрий Петрович показал всем собравшимся подарок дедушки — тот самый тфиллин, коробочки со словами Торы, которые евреи накладывают на левую руку и на голову во время молитвы. (Тфиллин — как две короны величия: одна — на сердце и другая — на голове, что напоминает нам о раскрепощении человеческого духа, когда чувства и разум едины в служении добру.)

Когда в 1992 году я приехал в Нью-Йорк и, подойдя к газетному киоску, впервые увидел газету «Еврейский Мир», то был потрясен: в СССР я привык читать газеты типа «Комсомольское знамя» и «Сталинское племя». Вскоре я был счастлив работать литературным редактором «Еврейского Мира».

— Мои родители, бабушки и дедушки жили под гнетом коммунистического режима, — обратилась Полиночка к собравшимся. — Они рассказали мне, что в СССР были закрыты еврейские школы и синагоги, дети не могли изучать Тору, соблюдать традиции своего народа. Советское правительство, подобно грекам во времена Хануки, хотело уничтожить евреев духовно. Однако план провалился, потому что, подобно истории Хануки, в сердцах евреев сохранился маленький кувшин чистого масла — символ света Торы. Несмотря на все преследования, советские евреи остались евреями.

Когда мы оказались в свободной Америке, этот свет стал ярче. Мы начали изучать Тору, отмечать еврейские праздники.

Дорогие мои родители, бабушки и дедушки, я хочу поблагодарить вас за то, что вы сохранили для меня свет еврейства. И сегодня в день моей батмицвы я понимаю, что пришла моя очередь хранить этот свет для того, чтобы в будущем передать его своим детям и внукам!..

— Это моя мама Сарра, — сказала мама именинницы Ирина, представляя мне свою маму.

— Вы и в Киеве были Саррой? — спросил я.

— Да, на работе меня не раз пытались заставить стать Софией, но я не отказывалась от своего имени…

… Почему евреи удостоились выйти из Египта? — спрашивали мудрецы Талмуда. — Потому что не меняли своих имен, языка и одежды.

Конечно же, важно не менять своих еврейских имен. Еврейское имя выражает духовную суть человека, его миссию в жизни, являясь и благословением для выполнения его предназначения в мире. Имя символизирует духовную суть человека — это мир мысли, язык выражает эту суть речью — это мир слова, а внешнее проявление того, что мы думаем — это одежда, мир действия. Евреи удостоились выйти из Египта потому, что, несмотря на все преследования, не меняли своих имен, языка и одежды, чудом сумели сохраниться, не изменив своей духовной сути.

Несмотря на все тяготы рабства, евреи не ожесточились, они творили добро, подобно Аврааму, хранили веру, подобно Ицхаку, стремились к истине Торы, подобно Яакову…

— Эта маца — знак чего? — спрашивает ведущий пасхального Седера. — Знак того, что тесто наших отцов не успело закваситься, когда Всевышний открылся и вывел их. Как сказано: «И испекли они тесто, которое вынесли из Египта, лепешками пресными, потому что не успело оно закваситься» (Исход, 12:39).

В поспешности Исхода заключается великий и важный урок. Нам и сегодня следует безотлагательно «уходить» из внутреннего Египта наших душ, торопиться преодолевать в себе рабство — наши слабости и, конечно же, спешить творить добро. Однако нам все же позволительно задать вопрос: «Зачем была нужна такая поспешность в момент Исхода евреев из Египта?»

— Фараон пытался уничтожить евреев не только физически, но и духовно, и они уже опустились на 49-ю ступень нечистоты, — объясняют мудрецы. — Если бы евреи достигли пятидесятой ступени, то освобождение было бы невозможным! Это урок для всех тех, кто думает: «Согрешу и покаюсь!»

— Но ведь Всевышний всемогущ. Неужели Он не мог вывести евреев, которые опустились на пятидесятую ступень? — спрашивает Магараль из Праги. И отвечает: «Конечно мог, однако это был бы уже не Исход. Если бы евреи опустились на пятидесятую ступень нечистоты, то это означало бы их духовное уничтожение. В данном случае даже если бы Всевышний сотворил вновь души евреям и вывел их из Египта, то это был бы не Исход тех евреев, которые жили в Египте, а Исход вновь сотворенных».

Со времен Исхода в евреях всех поколений заложена удивительная сила, позволяющая им сохраниться, преодолевать трудности, переживать изгнания, оставаясь при этом самими собой.

В чем секрет поразительной еврейской жизнестойкости?

Первый раздел Талмуда «Зраим» (семена), посвященный сельскому хозяйству, начитается с трактата «Брахот» (благословения), чтобы научить нас: урожай зависит не только от погоды, но и от благословения, молитвы человека, который должен сеять с верой!

На первый взгляд кажется, что живое семя, брошенное в землю, должно непременно погибнуть, ведь приходит зима — тьма, холод и снег. Бросая семена в землю, человек верит, что семена сохранятся, и когда наступит весна, а солнце подарит свет и тепло, то семена прорастут и потянутся к свету. Подобно семенам, евреи сохранились, несмотря на тьму, и вышли из Египта.

Переживая сложные периоды своей жизни, человек должен помнить, что, подобно посеву, они являются необходимыми этапами жизни, ведущими его к успеху, и что, преодолевая тьму, он обретет свет.

Блог о Торе рава Льва Кацина


Дарование Торы стало ключевым событием не только еврейской, но и общемировой истории? Письменная Тора была переведена на древнегреческий и другие языки, а законы Торы и принципы иудаизма легли в основу мировых религий — христианства и ислама. Как результат, все человечество приняло новые ценности: Единобожие, добросердечие и взаимопомощь, запрет посягательства на чужую жизнь и имущество, неделя с выходным днем, запрет разврата и т.д. Читать дальше

Рассказы мудрецов о Даровании Торы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Почему Тора была дана в пустыне? Почему Тора не была дана Израилю сразу после Исхода из Египта? Почему Тора была дарована на горе Синай?

Недельная глава Итро

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Центральная глава рассказывает о даровании Торы на горе Синай. Ради этого и произошел выход из Египта.

Бахайская религия, сикхизм, ислам, христианство и иудаизм

Лоренс Келеман

Мы публикуем отрывок из книги Лоренса Келемана «Возможность получить» (Permission to Receive).

Машиах и геула

Акива Татц,
из цикла «Жить вдохновенно»

Главная особенность мессианского откровения состоит в том, что оно остается скрытым до того момента, пока реально не произойдет. Его невозможно предсказать; никакие мистические изыскания не помогут узнать, когда оно наступит.

Моше на горе Синай

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Период пребывания Моше на горе Синай был разбит на десятидневные отрезки. В каждый из них лидер еврейского народа обучался различным наукам, знание которых было необходимо для получения Торы.

Почему Моше провел 40 дней на горе Синай?

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Мудрецы сравнивают Моше с человеческим зародышем, который не ест и не пьет 40 дней. Этот период требуется для возникновения нового существа. В случае с Моше рабейну — для постижения Б-жественной Торы.

Устная Тора

Рав Мордехай Нойгершл,
из цикла «Путешествие к вершине горы Синай»

Почему нужно повиноваться словам Мудрецов – ведь какими бы мудрецами и праведниками они ни были, они всего лишь люди?

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»