Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Одной из немногих советских еврейских семей, не боявшихся вести религиозный образ жизни, была семья р. Ицхака и Гиты-Леи Зильберов. Их дочь делится воспоминаниями об уловках, которые приходилось предпринимать для того, чтобы остаться евреями, верными Творцу.

Наша мама - Гита Леа Зильбер

Родители рано научили мою маму еврейской грамоте и молитвам. Когда ей исполнилось 6 лет, отец специально для нее пригласил меламеда, который научил девочку читать и писать на идиш и на иврите, правильно молиться и понимать еврейские законы, записанные в книге «Хаей Адам». С таким багажом знаний мама через год отправилась в светскую русскую школу. В те годы еврейские школы еще существовали, но их деятельность курировали Евсекции, представители которых рьяно боролись с религией. Поэтому было решено, что дочь пойдет в русскую школу, где никто не обратит внимания на ее отсутствие в субботу или в праздники.

Мама вместе со своими родителями жила в Самаре, а папа — в Казани. Их познакомил Мордехай Дубин. Это было после войны в 1945 году.

Мордехай Дубин — один из самых успешных еврейских деловых людей того времени. Он был личным другом американского президента Трумэна. В парламенте Латвии представлял партию Агудат Исраэль. Рав Шах сказал о Мордехае Дубине, что подобного человека после него больше не было. Дубин очень сильно повлиял на мою маму. Он объяснил ей, что такое коммунизм, кто такие Ленин и Сталин. Благодаря Дубину моя мама рано поняла, что коммунизм — это глупость, и сохранила глубокую религиозность, унаследованную от родителей.

Мама всегда уделяла очень много времени молитве. Мы сохранили сидур, по которому она молилась. В нем лежат ее закладочки. Она старалась каждый день закончить чтение книги Теилим. После приезда в Израиль она часто ходила молиться к Котелю, просила Вс-вышнего помогать всем нам.

И все-таки некоторые черты поколения 30-х — 40-х годов ей были свойственны. Тогда, например, занятия шитьем, вязанием, кулинарией считались мещанством. Было модно серьезно учиться, получать какое-то техническое образование. Моя мама была отличница, любила учиться, очень хорошо знала физику, химию и биологию, получила профессию инженера-электрика. Моя бабушка не требовала ее помощи, замечательно справляясь с домашним хозяйством.

Но вот мама вышла замуж, переехала в Казань, и ей пришлось готовить. Когда в первый раз нужно было сварить суп, то маме было все равно, сколько налить воды: ведро или стакан. Пришлось овладевать искусством кулинарии с помощью свекрови, благодаря которой мама достаточно быстро научилась готовить и всегда очень вкусно все делала. У нас никогда не было слишком много денег, но она могла из самых дешевых продуктов приготовить вкуснейшее блюдо.

Мама всю жизнь много работала. Когда мы приехали в Израиль финансовая ситуация в семье была сложная. Маме тогда было 50 лет, и она работала в 3 или 4 местах для того, чтобы мы (в семье Зильберов три дочери и сын — прим. автора) могли выйти замуж, а брат — жениться, чтобы у папы было больше времени для учебы. Сначала она работала на кухне ешивы «Мир» и подрабатывала на почте и в магазине.

Позже основным местом ее работы стала школа «Бейт-Яаков», где занималось больше 1000 девочек. Мама работала в лаборатории физики и химии этой школы. Она готовила все необходимое для опытов оборудование, а после занятий мыла его и убирала. Теоретически ее почти никто не должен был знать. Однако лаборатория, в которой она работала, была самым известным местом в школе. Мама объясняла химию, физику и биологию всем, кто чего-то не понимал. Она приносила с собой в школу всякие мелочи, которые могли вдруг понадобиться девочкам: нитки, йод, пластыри, пуговицы, обезболивающие таблетки и таблетки, снижающие температуру, бутерброды и многое другое. Девочки приходили к ней, если кому-то стало нехорошо, и она помогала им и подкармливала их. Они шли к ней просто посоветоваться, и она говорила им, как надо правильно поступить. Девочки знали, что мама никому не расскажет их секретов и всегда поможет. Взрослея, все девушки школы обязательно приглашали ее на свадьбу.

Работая в школе, мама по-прежнему подрабатывала на кухне ешивы «Мир». Она подавала еду по праздникам, пятницам и субботам, потом оставалась мыть посуду. Придя в ешиву вечером в пятницу, мама возвращалась домой в десять вечера в Субботу.

В течение многих лет мама работала без отдыха. Она сумела купить три квартиры в течение десяти лет, ведь в Израиле принято, чтобы за девушкой, которая собирается замуж за учащегося ешивы, давали приданное. Лучшим считается квартира. Стараниями мамы мы все создали семьи.

Для нас мама всегда была непререкаемым авторитетом. Все, что я знаю в жизни — от нее. Мама всегда была очень внимательна к нам, много с нами разговаривала, объясняла, почему надо делать так, а не иначе. Она передала нам очень большое чувство ответственности, так как сама была очень ответственным человеком, помнила обо всех, кто находился рядом с ней. Нас мама тоже учила заботиться друг о друге и опекать друг друга. Она старалась, чтобы мы чувствовали, что в семье одинаково любят всех детей. Если я получала сладости в гостях, мама всегда напоминала, что нужно поделиться с теми, кто остался дома. Я несла свои гостинцы домой и делила поровну с родителями, братом и сестрами. Так в нас воспитывалось чувство, что мы все — семья. Так же поровну распределялись и домашние обязанности.

Мама учила нас правильно выполнять заповеди, и мы всей душой принимали религиозный образ жизни родителей, старались подражать им. Мы видели, что родители намного выше остальных во всех отношениях. Они очень много знают, всегда делают то, что обещают. Мы испытывали ощущение большой близости и огромного доверия к родителям, восхищения ими, а то, что происходило на улице, нас не привлекало. Мы были уверены, что люди говорят что-то отличное от мнения родителей просто потому, что не знают так много, как мама и папа.

Броха Губерман

из журнала «Мир Торы», Москва