Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Книга рава Эзриэля Таубера.

Мысль о том, что кидуш Ашем является предназначением, ради которого мы были созданы, совершенно чужда внешнему миру. Внешний мир, как правило, не задумывается о том, в чем же состоит цель жизни. Удачный пример тому — празднование дней рождения.

Что подтверждает правомерность этого праздника? Какой в нем смысл? Подумайте над этим. Зачем мы устраиваем приемы в день рождения?

Представьте себе, что суд приговорил человека к смертной казни. Увидев, насколько осужденный подавлен приговором, судья пытается его утешить: «Не волнуйтесь. Казнь состоится не сразу. Прежде мы посадим вас в поезд, и вы отправитесь в путь. Поезд останавливается на восьмидесяти станциях. И на каждой станции вы можете устроить вечеринку».

«Спасибо, хотя благодарить вообще-то не за что», — возможно, скажет приговоренный.

Однако у него нет выбора. Его сажают в поезд, и он совершает вынужденное путешествие. Имеет ли смысл приговоренному устраивать праздники на каждой станции? Ведь с каждой остановкой он на один шаг приближается к электрическому стулу. С нами происходит то же самое. Нас приговаривают к смерти в то самое мгновение, как мы родились. Каждый год — это станция, приближающая нас к концу. И нет спасения. Разве может утешить нас возможность попировать на каждой остановке?

Скорее, было бы уместно обратное — справлять мини-похороны. Прежде чем все будет кончено, мы сможем услышать 60-70 надгробных речей. Это могло бы служить нам утешением.

Однажды я рассказал об этом в аудитории, и один человек ответил, что истинная причина празднования дней рождения в том, что это воистину печальный день. Чтобы разогнать печаль, мы и устраиваем праздник. К сожалению, эти слова содержат больше истины, чем то предполагал произнесший их человек. Для многих людей суть хорошей жизни состоит в том, чтобы забыть, что они живы.

Все несчастья в мире происходят из-за того, что люди не знают истинного предназначения жизни. Это серьезное утверждение, но я думаю, что вы согласитесь с его истинностью, когда подумаете над ним.

Как же получается, что все несчастья оказываются результатом незнания цели жизни?

Потому что счастье не есть конец. Счастье — результат работы по исполнению предназначения. Если люди стремятся к этой цели как к концу, они не достигают ее, потому что, концентрируясь на этой цели, люди автоматически перестают осознавать истинный конец, который на самом деле приводит к счастью. Если вы добиваетесь счастья просто так, то вы его легко теряете; если же вы следуете цели, то естественным образом ощущаете себя счастливым, цельным и имеющим предназначение. Поэтому, если вы знаете цель жизни и следуете ей, то действительно станете счастливым.

Однако большинство людей не знает своего предназначения в жизни. Они даже не подозревают о его существовании. И поэтому им неведомо, какую задачу они исполняют своей жизнью. Я часто спрашиваю слушателей: «Сколько вы согласны заплатить за мгновение жизни?» Обычно в зале сидит хотя бы один сообразительный деловой человек, который отвечает: «Это зависит от того, сколько денег вы можете заработать за это мгновение». «Время — деньги» — гласит поговорка. Другими словами, время само по себе — ничто; если же его потратить на зарабатывание денег, тогда оно действительно имеет цену.

Конечно же, другие люди ответят, что жизнь бесценна. Да, любой момент жизни бесценен. Но что они вкладывают в понятие «бесценный»?

Допустим, вам предложили сделку: чтобы продлить жизнь на одну минуту, вы должны выложить все сбережения, включая деньги, отложенные для ваших детей и любимых. Вы согласитесь? Скорее всего, нет. Большинство людей скажет: «В конце концов, что можно сделать за одну минуту?» В лучшем случае они крепко призадумаются.

В чем же трудность решения? Ведь те же люди всего минутой раньше говорили, что мгновение жизни бесценно?

Ответ заключается в том, что большинство людей в действительности не верит в это и не знает на самом деле, что можно совершить за минуту.

Вот когда знание жизни и преданность ей заставят вас склониться в пользу этого дополнительного мгновения, они вдохнут жизнь во все предстоящие мгновения и сообщат им силу. В чем предназначение жизни?

Истинная, конечная цель жизни заключается в служении Б-гу путем наполнения мира знанием о Нем, в выявлении Б-га через существо нашей жизни, то есть в совершении кидуш Ашем. Если это служение станет предназначением жизни человека, тогда каждое мгновение, каждое средство приобретет значение цели. Если мы поймем это, то будем ценить свое время совершенно иначе. Например, вы работали всю неделю, получили за работу деньги, а по дороге домой вас ограбили. Вы будете чувствовать себя ужасно. Целая неделя работы пропала даром. Именно так вы будете думать, если в глубине души считаете, что время — это деньги.

Однако, если вы отправились на работу, так как знали, что Б-г дал вам это рабочее место для того, чтобы вы стали живым примером благочестия и верности Торе, тогда эта же самая неделя станет вашим потрясающим успехом. А деньги? Б-г их дает, и Он же их забирает.

Сколько стоит мгновение? Все зависит от обстоятельств. Если вы рассуждаете с позиций преходящего, тогда и минута есть нечто преходящее. Она дает вам немедленное удовлетворение, длящееся 60 секунд. Но вот секунды истекли, и этого наслаждения уже не вернуть. Но если вы знаете, что каждое мгновение станет вечностью, то есть потенциальной возможностью исполнить предназначение жизни и осуществить кидуш Ашем, тогда каждая минута — это не просто 60 секунд, это вечность.

Как же узнать, где преходящее, а где вечное? Для нашего неискушенного ума этот выбор не всегда очевиден, особенно если учесть великую человеческую способность все рационализировать. Имеется всего один удовлетворительный ответ: Б-г сам сказал человеку, что служит вечности, а что — нет: «Я предлагаю тебе благословение и проклятие, жизнь и смерть — выбери жизнь!»

Каждая заповедь Торы направляет нас к благословению, жизни и вечности. Как может служить выбору в пользу вечного потребление кашерной пищи или накладывание тфилин ? Вовсе необязательно понять это сразу. Мы — операторы вычислительной машины, ведущие свое начало от самого первого «оператора», Авраама. Мы не можем сравниться с Б-гом, мы ни в коей мере не являемся Главным Программистом, Который в точности знает, к чему приводит нажатие на ту или иную кнопку. Все, что известно нам, это только инструкции, находящиеся перед нашими глазами. Заповеди Торы и представляют собой эти инструкции; это появляющиеся на экране подсказки, указывающие оператору, какую кнопку следует нажать. Пока мы нажимаем нужные клавиши, мы достигаем желаемого результата, даже если само действие не имеет для нас никакого смысла.

Мы можем, конечно, прочувствовать огромный смысл, сопровождающий исполнение заповедей. Однако вовсе не получение ощущения немедленного удовлетворения от выполненного долга должно побуждать нас соблюдать заповеди. Если каждая минута — это возможность нажать клавишу и получить вечную награду, тогда минута — это не просто несколько секунд. Она причастна вечности.

Одного этого знания достаточно, чтобы наполнить жизнь смыслом и радостью.

Конечно, сделать выбор нелегко. Оплата вечностью зависит от нашей готовности поступиться соблазнами данной минуты. Нередко я объясняю это положение следующим примером. Представьте себе, что у вас в руках последнее в мире яблоко. Однако вы настолько голодны, что решаете съесть его. Вы на время утолили свой аппетит, но при этом уничтожили последнюю надежду заполнить мир яблоневыми садами.

Каждая минута жизни подобна семени. Если вы сочтете возможным расходовать эти минуты на самоудовлетворение, ваша вечность останется бесплодной. Если же вы готовы воздержаться от сиюминутных удовольствий и пожертвовать моментом во имя непреходящего, то будете сторицей вознаграждены плодоносной вечностью. Так мы говорим в наших молитвах каждый день:

«…Ты дал нам истины Торы и вечную жизнь насадил в нас».

Чем больше еврей узнает, что он получает, изучая Тору, тем меньшей жертвой становится ее соблюдение. Оно становится величайшим из наслаждений. Тора дает нам возможность наполнить смыслом каждую минуту. Знание нашего предназначения приносит истинную радость, даже если предназначение данной минуты — отказ от немедленного удовольствия. Когда мы поймем цену мгновения, тогда мы ни на что его не обменяем.

Мы будем бороться за каждую минуту жизни. В этом состоит основной смысл определения предназначения жизни, которое дает нам Тора.

Жизнь и смерть: удачный пример

Позвольте мне рассказать вам одну подлинную историю. Несколько лет назад 18-летний юноша, учившийся в английской ешиве, заболел раком. Болезнь зашла слишком далеко, и врачи пришли к заключению, что химиотерапия уже не поможет. Они посоветовали его родным забрать больного из госпиталя домой, чтобы он прожил свои последние дни в покое.

Семья, тем не менее, решила не сдаваться. Они переехали в Америку, где нашли медицинский центр, который расположен недалеко от моего дома. Кончилось тем, что семья поселилась в доме моего зятя.

Доктора сообщили, что располагают экспериментальным вариантом весьма болезненной терапии, которая, возможно, продлит больному жизнь на несколько месяцев. Врачи заявили, что начнут лечение лишь при одном условии: больной должен подписать документ, удостоверяющий, что он берет на себя всю ответственность.

В свою очередь, родители спросили у одного большого мудреца Торы, должен ли и может ли их сын, согласно Торе, подвергаться подобному лечению. Этот уважаемый человек обдумал все в деталях и сообщил родителям, что в данном случае их сын должен принять окончательное решение самостоятельно.

Вскоре отец юноши вызвал меня и сказал, что сын хочет поговорить со мной. Молодой человек попросил родителей ненадолго выйти, чтобы разговор состоялся с глазу на глаз.

Я знаю, что скоро умру, — сказал он мне. — Я не жалуюсь на Б-га, хотя и не понимаю, почему все это случилось именно со мной. Я не боюсь. Больше всего меня беспокоит то, что моя смерть причинит боль моей семье. Но, если этого желает Всевышний, я все принимаю полностью.

Однако, — продолжал он, — мне уже рассказали о лечении, которое может продлить мне жизнь на месяц или около того и что согласиться на лечение или отказаться от него могу только я один. Я хочу спросить вас, смогу ли я исполнить что-либо важное, если проживу еще один месяц? Я почти беспомощен, лежу здесь, присоединенный ко всем этим трубкам. Я могу сосредоточиться не больше, чем на пять минут, чтобы исполнить хотя бы одну из заповедей. Мои родители потеряют сына, но не будет ли им еще тяжелее видеть меня в таком положении еще один месяц? Что мне делать?

Вначале я выразил надежду, что он не перекладывает решение на меня. Он подтвердил это. Затем я сказал:

— Единственное, пожалуй, что я могу сделать, это пояснить, сколько стоит месяц жизни. Узнав цену месяца жизни, ты, возможно, сможешь принять наилучшее решение.

— Хорошо, — сказал больной. Я спросил его:

— Какая из заповедей Торы самая важная?

— Самая важная?

— Да.

— Я не знаю.

— Самая важная заповедь — «жить ими (т.е. заповедями)»54 . Жизнь — это величайшая заповедь, ибо повеление «жить ими» говорит нам: мы даже обязаны нарушить Тору, когда исполнение заповеди опасно для нашей жизни. Если вы попали на необитаемый остров и можете выжить, лишь употребляя в пищу свинину, вы не просто можете, а обязаны делать это.

Затем я изложил ему суть полемики о законах Торы, которая, хотя и гипотетически, но все же проливает свет на этот вопрос55.

— Вообрази, — сказал я ему, — старика в так называемом вегетативном состоянии на смертном одре в больнице. При этом врачи обещают его родственникам, что смогут продлить ему жизнь на одну лишнюю минуту, но для этого необходимо, чтобы все евреи мира нарушили все заповеди за исключением трех: запретов убийства, прелюбодеяния и идолопоклонства, которые нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах.

Понятно, это очень надуманная ситуация, но все же вообрази ее—и мы получим доказательство, что требование врачей законно. Вместо того, чтобы умереть в 100 лет, этот старик, доживший до вегетативного состояния, умрет в возрасте 100 лет и одной минуты благодаря нарушению всеми евреями 610 заповедей. Что предписывает закон Торы в этой ситуации?

Тора не только разрешает в подобной ситуации поступиться почти всеми своими заповедями, но даже обязывает нас продлить жизнь старика на одну минуту.

Этот закон Торы показывает нам, сколько в действительности стоит минута жизни.

Б-г говорит нам, что Он сотворил этот мир, чтобы мы могли соблюдать в нем все заповеди Торы. Но если всего один человек — пусть даже и в вегетативном состоянии — может получить дополнительную минуту физической жизни путем временного прекращения исполнения заповедей, то Б-г предпочитает, чтобы мы нарушили заповеди. Вот такова для него цена минуты этой жизни.

Вдохни глубоко, — говорил я молодому человеку. — Царь Давид писал: «Каждая душа (нешама) благодарит Б-га». Если произвести огласовку второго слога иначе, стих можно прочитать так: «Каждый вдох (нешима) благодарит Б-га». Каждый вдох — еще одна секунда жизни, а секунда жизни дарит Б-гу самые невообразимые вещи.

Подумай об этом. Секунда жизни дарит Всевышнему невообразимые вещи.

Будучи созданиями Б-га, мы не всегда осознаем, что именно дает Б-гу наша жизнь, но понимаем, что, должно быть. Он получает нечто потрясающее, если предписывает нарушить Свою Тору лишь ради того, чтобы дать минуту жизни человеку. Коль скоро тебе это известно, один единственный вдох станет буквально гимном жизни, даже если эта жизнь мучительно болезненна и представляет собой растительное существование.

Ты спрашиваешь меня, чего ты добьешься, продлив свою жизнь на один месяц? Вместо ответа я также спрошу тебя: «Отдаешь ли ты себе отчет, чем желает пожертвовать Б-г, чтобы дать тебе этот месяц жизни?»

Я не говорю тебе, что делать, но решение подвергнуть себя еще одному методу лечения равнозначно твоему заявлению миру, что жизнь в любой форме — самый ценный дар. Тем самым ты можешь показать нам, что человек, стоящий на пороге смерти, готов заплатить самую высокую цену за продление жизни. Ты сделаешь это не для себя, ибо ты не боишься умереть. Ты сделаешь это не для своей семьи, так как они будут страдать еще больше, видя тебя в подобном состоянии. Ты сделаешь это только потому, что Б-г сообщил тебе с помощью Торы, что для Него значит минута жизни. Ты сможешь таким образом объявить Б-гу, что твое истинное предназначение — сделать еще несколько вдохов и возблагодарить Его.

Я сказал юноше:

— К сожалению, многие из нас просто проживают свою жизнь. Мы жалуемся на то, что все идет не так. Мы не восприимчивы. В действительности мы не знаем, что такое жизнь. Мы не понимаем ценности минуты. Однако ты, у кого нет выбора, кроме как встать лицом к лицу с реальностью и бороться за каждую минуту жизни, можешь научить нас жить. Если ты сделаешь так, я буду завидовать тебе, ты станешь моим учителем.

В конце концов он принял решение продолжать лечение. Несколькими днями позже ко мне пришел его отец, очень взволнованный, и спросил: «Что вы ему сказали? Что вы ему сказали? Он все время улыбается. Врачи не понимают, почему он так хорошо переносит лечение. Они спрашивали об этом у меня. Я сообщил им, что сын стал таким после разговора с вами. Раби, что вы ему сказали? Вы загипнотизировали его или что-то с ним сделали?»

Я заверил отца, что только объяснил его сыну точку зрения Торы на значимость жизни. Как я уже говорил, молодой человек был очень болен, но, к удивлению врачей, самочувствие его настолько улучшилось, что он смог на пару недель покинуть госпиталь. Он все еще жил в доме моего зятя. Я навестил его там, и он пожаловался мне, что иногда во время болевого приступа ему трудно сосредоточиться, чтобы вспомнить мои слова. Он вытащил магнитофон и попросил повторить все сказанное мной раньше. Ему также хотелось записать на пленку ответы на некоторые новые вопросы, которые пришли ему в голову с тех пор.

Например, один из вопросов звучал так: Талмуд говорит, что даже самые грешные из грешных людей не попадают в генном дольше, чем на 12 месяцев. Он же мучился уже около тринадцати?

Я ответил ему, что генном очищает душу; здесь, в этой жизни, ты развиваешь свою душу, ты делаешь ее больше, чем она есть. Жизнь в этом мире — время сеять, после смерти — время собирать урожай, но там ты уже не можешь посеять новые зерна. В Талмуде говорится поэтому, что минута жизни здесь стоит дороже всего существования в загробном мире. При этих словах на лице юноши появилась улыбка.

Через несколько недель больному пришлось вернуться в больницу. Он постоянно прослушивал магнитофонную запись. Врачи и сиделки не могли понять, почему он был всегда в радостном расположении духа. Они ничего не поняли, а весь секрет состоял в том, что теперь он воистину ценил жизнь.

Он ушел из мира в шабат перед Песахом, но умирал с улыбкой.

Истинное счастье — это результат осведомленности о том, что каждую минуту надо превращать в исполнение нашего истинного предназначения. Этот молодой человек, еще будучи здесь, на земле, вдох за вдохом превращал свою земную жизнь в жизнь вечную. И в этом действительно заключается смысл Торы — научить нас привносить вечность в преходящую жизнь.

Вновь обретая утраченные мгновенья

Каждый мужчина, каждая женщина играют жизненно важную роль в исполнении всеобъемлющего плана Вселенной. Когда мы объединяем наши способности для исполнения этого плана, то не только испытываем чувство удовлетворения от исполнения нашей задачи, но мы, так сказать, доставляем Б-гу удовольствие, ибо исполняем Его замысел. А это ведет нас к ощущению постоянного счастья, осмысленности и помогает нам превращать каждую минуту жизни в возможную конечную цель.

Однако многие задают вопрос: «Допустим, начиная с этого момента, я осознаю значимость каждой минуты. Как же быть с теми минутами, которые я не использовал? Как вы можете ожидать от меня восторга, если большая часть моей жизни уже прошла и я не воспользовался ею, чтобы исполнять Тору? Если я начну жить по-новому с сегодняшнего дня, не будет ли это равнозначно тому, что мне всего лишь один день от роду?»

Страх подобного рода вполне оправдан. Чтобы погасить его, я расскажу историю из Талмуда.

Жил человек по имени Элазар бен Дурдая, который всю свою жизнь потратил на посещение проституток. Однажды одна из них с издевкой сказала ему, что он будет отвергнут своим же Богом. Внутри у него словно что-то оборвалось. В глубоком раскаянии он понял, что потерпел крушение. Охваченный смятением, тщетно искал он совета и утешения у окружающих.

Наконец он понял, что все зависит лишь от него самого. Элазар бен Дурдая уронил голову на колени и горько зарыдал и рыдал до тех пор, пока — как говорит Талмуд — душа его не покинула тело. Голос с Небес сказал: «Счастлива твоя судьба, раби Элазар бен Дурдая. Ты заслужил вечный мир»56.

Мгновением раньше он был просто Элазар бен Дурдая — величайший грешник, а теперь он не только получил вечную награду, но даже удостоился обращения «раби»! Талмуд заключает: когда раби Иеуда Анаси услышал опроисшедшем, он воскликнул: «Есть люди, которые зарабатывают свой (грядущий) мир долгами годами тяжелых усилий, но есть и такие, что получают его в одно мгновение!»

Теперь позвольте мне спросить: допустим, Элазару бен Дурдае было в тот момент 90 лет. И в самую последнюю минуту жизни он стал раби Элазар бен Дурдая. Сколько же ему было лет, когда он умер?

Девяносто лет своей жизни он жил неправедно, и лишь в самый последний момент он преобразился. В таком качестве он прожил всего одну минуту. Однако дело в том, что умер он девяностолетним раби Элазаром бен Дурдаей. Он превратил 90 лет своей жизни во грехе в 90 лет жизни, полной добродетелей! Как это возможно? Принцип этот изложен в Талмуде: тому, кто возвращается к Б-гу из страха, прощаются все грехи; тому, кто возвращается к Б-гу из любви, не только прощаются все грехи, но и грехи его превращаются в добродетели!57 Любовь к Всевышнему превращает грехи в добродетели, ибо когда человек отчаянно хочет вернуться к Б-гу, он осознает, что его прегрешения чинят ему препятствия на этом пути. Из-за этого человека охватывает замешательство, недовольство, безумие. Эти чувства заставляют его бежать от своих грехов как можно дальше. Прегрешения человека становятся своего рода топливом для разжигания пламени любви к Б-гу.

Чтобы заслужить вечную жизнь, Элазар бен Дурдая должен был превратить жизнь, полную прегрешений, в добродетельную. Это стало возможно лишь при условии, что он возвратился на дорогу праведности, берущую свое начало в любви к Всевышнему.

Чтобы растолковать вам эту мысль подробнее, позвольте мне рассказать о случае, который произошел с одним из наших святых мужей, жившим уже в этом столетии; о человеке, который был известен своей безграничной любовью к людям 58. Так как у него была репутация человека, творящего чудеса, человека, чьи молитвы воистину действенны, у его дверей постоянно толпились люди, чтобы он произнес молитву и за них.

Раби обычно просил рассказать попавшего в беду человека о каком-нибудь его добром поступке. Раби использовал упоминание об этом деянии в своих молитвах: «Господин Вселенной, этот человек соблюдает кашрут, или шабат, или еще что-то. Спаси его».

Однажды один человек попросил раби помочь, чтобы его не призывали на военную службу.

Раби спросил:

— Ты посещаешь каждое утро молитвенный дом?

— Нет, — ответил тот, — я не могу проснуться раньше полудня, а затем иду играть в футбол.

— Ты соблюдаешь шабат — спросил раби.

— Как же я могу? На субботу назначают самые ответственные футбольные матчи.

— Ты ешь кашерную пищу?

— Дешевле есть свинину.

Раби продолжал настойчиво расспрашивать, но так и не смог найти ни одной добродетели, чтобы упомянуть о ней в молитве к Б-гу. В конце концов раби сказал:

— Я завидую тебе. Можешь себе представить? Если ты вернешься к Б-гу путем любви, то станешь более великим раби, нежели я.

— Как же такое может случиться?

— Понимаешь, все грехи человека, который возвращается к Б-гу путем любви, превращаются в добродетели. У тебя определенно больше грехов, чем у меня добродетелей. В одну минуту ты можешь все перевернуть и закончить свою жизнь с большим запасом добродетелей, чем есть у меня!

Лицо молодого человека стало задумчивым, некоторое время он размышлял, а затем сказал:

— Раби, подождите еще годик, вы будете мне завидовать еще больше.

Без сомнения, у этого молодого человека ничего хорошего не получится. Когда вы любите Б-га, вы настолько охвачены желанием приблизиться к нему, что готовы отречься от всего, что стоит на вашем пути.

Единственной целью этого футболиста было продолжение привычного ему образа жизни. Раби Элазар бен Дурдая, наоборот, осознал, что потакание своим желаниям погубило его. Его любовь к Творцу была столь велика, что он готов был пожертвовать всем, к чему так привык за свою жизнь, но что неминуемо удаляло его от Б-га.

Представим себе такую ситуацию: скрывается преступник, входящий в первую десятку лиц, разыскиваемых полицией. Полиция, среди прочих мер, устанавливает круглосуточное наблюдение у дома его матери. Долгие годы преступник не имел с матерью вообще никаких контактов, и вдруг его осеняет, что его любимая мама будет очень огорчена, если никогда больше не увидит своего сына. Он знает, что если близко подойдет к ее дому, то будет схвачен и упрятан за решетку на всю оставшуюся жизнь, но любовь к матери настолько велика, что он идет прямо в капкан, забывая о последствиях этого шага. Именно таким человеком был Элазар бен Дурдая.

Всю свою жизнь он был погружен в стихию сиюминутного наслаждения. Он не боялся потерять вечную жизнь. Будучи чем-то весьма далеким, она не значила для него ничего. В конце концов осознав, что, потакая своим прихотям, он попадает в изоляцию, Элазар бен Дурдая обрел способность подумать о других. Таким первым «другим» был Создатель. Вдруг Элазара бен Дурдаю словно ударило током: какие же чувства должен испытывать Б-г! Рассуждал он, скорее всего, так: если Б-г сотворил мир, не требуя ничего взамен, то мы для Него значим не меньше, чем дитя; как же Он должен уповать на то, что мы однажды повзрослеем и оценим, сколько любви Он в нас вложил!

Раби Элазар бен Дурдая добился любви к Б-гу, когда перестал горевать о последствиях своей жизни для самого себя. Он так убивался не потому, что ему стало жаль себя, а потому, что он почувствовал вину перед Б-гом. Это была любовь к Всевышнему. Он умер, когда ему была одна минута от роду? Нет. В момент кончины ему было 90 лет. Ему хватило одной минуты, чтобы перевернуть всю свою жизнь.

А теперь давайте представим себе, что у Элазара бен Дурдаи была еще одна минута и он еще больше утвердился бы в своем обращении к Б-гу дорогой любви. Тогда ему было бы 180 лет, а будь у него еще одна минута — ему исполнилось бы 270 лет и т.д. В этом и состоит основная идея вечности. Вечность означает:

каждый человек постоянно растет подобным образом, удваивая, утраивая и т.д. каждую минуту. Нельзя вычислить ценность опыта. Каждый момент превращается в вечность таким же образом, как и в случае Элазара бен Дурдаи, который перевернул всю свою жизнь в последнее мгновение. Царь Давид говорил: «Мой грех всегда передо мной»59 . Он согрешил всего один раз и, тем не менее, возвращался к своему единственному греху снова и снова, чтобы прийти к Б-гу путем любви. Каждая минута размышлений об этом единственном прегрешении способствовала созданию им нового и лучшего вечного мира для себя.

Какова цена минуты? Минута воистину бесценна, если в течение ее вы вплотную подошли к тому же уровню понимания и любви к Б-гу, как Элазар бен Дурдая. Так воспринимает Тора ценности жизни. Именно поэтому допустимо нарушать законы Торы, если при этом можно продлить жизнь человека всего на одну минуту.

Справедливо и обратное: вы преступник, если отняли одну минуту жизни человека, даже если он лежит на смертном одре. Вы не просто отняли у него минуту жизни. Вы отняли у него потенциальную возможность обретения вечной жизни.

с разрешения издательства Швут Ами


Десять лет жизни посвятил Рамбам написанию этого знаменитого труда, в котором он предпринял попытку составить полный кодекс законов по всем вопросам, связанным с выполнением заповедей. Читать дальше