Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Гадание по руке не нарушает религиозных запретов на предсказание будущего, так как является серьезным де­лом, основанным на правилах и опыте, которые были проверены посвященными неоднократно

предыдущая глава

Долгий путь к свободе, пролегавший через многие страны, был полон самых необычных приключений На общий ход событий они не оказали заметного влияния, но, тем не менее, о некоторых стоит рассказать.

Любой день в оккупированной русскими Восточной Европе изобиловал множеством опасностей: арест, внутренняя депортация и прочие напасти грозили человеку на каждом шагу. Риск был во всем — иметь деньги, ценности, свое мнение, друзей и знакомых... Отвлечься от тяжелых мыслей можно было только на чем-то из ряда вон выходящем. И такой случай пред­ставился.

Один молодой варшавянин нашел пристанище в ма­ленькой ешиве в Вильно. Здесь он занялся гаданием по руке, предсказывая людям их будущее* (Гадание по руке не нарушает религиозных запретов на предсказание будущего, так как является серьезным де­лом, основанным на правилах и опыте, которые были проверены посвященными неоднократно). Это уме­ние в семье много поколений передавалось от отца к сыну. Немало людей отказывалось слушать юного прорицателя. Небо скрыло будущее под покровом не­ведомого, и людям казалось, что лучше не пытаться проникнуть за этот покров. Однако юноша был на­столько уверен в собственных способностях, что за­прашивал с человека плату в виде процентов от при­были с будущего предприятия, которому он пророчил несомненный успех. Вскоре совета молодого предсказателя стали искать не только в деловых кругах; он, к примеру, удачно подбирал супружеские пары.

По советским законам выездная виза выдавалась на семью. Беженцы ухватились за эту возможность. Советский закон заставил их, как и остальное население захваченных прибалтийских государств, принять совет­ское гражданство, которое лишало права на эмигра­цию. Используя возможности выездной визы, девушки искали подходящий случай выйти замуж за отъезжаю­щего, ведь тогда их вписывали в заграничный паспорт к мужу. Но на пороге войны, когда завтрашний день не сулил никакой определенности, молодым людям было небезразлично, к чему может привести фиктив­ный брак. Многие “молодожены” понимали, что соеди­нившись сперва лишь на страничке паспорта, они име­ют все шансы стать в дальнейшем настоящими супру­гами.

Поскольку фиктивный брак зачастую заключали совершенно незнакомые или малознакомые люди, обе стороны действительно рисковали, и поэтому некото­рые обращались к молодому прорицателю. И чем даль­ше, тем чаще, ибо все его предсказания сбывались в точности. По этому поводу к нему, в частности, обра­тился и один ученик ешивы. Прорицатель глянул на его ладонь и отпрянул в изумлении:

— Ты еще жив? — спросил он скорей себя, чем своего клиента. — Линия жизни так коротка!

Спустя полтора года, уже в Шанхае, этот юноша одновременно со многими другими слег от эпидемии тифа. Все поправились, кроме него. Он умер двадцати одного года от роду.

Другой ученик ешивы, ставший ныне в Америке выдающимся талиид-хахамом, услышал от прорица­теля следующее:

— Не ввязывайтесь в это дело. Через год-два вы женитесь на девушке, инициалы которой... И тот же­нился в Шанхае, и инициалы невесты в точности сов­пали с названными.

Еще одному ешиботнику, позже ставшему хорошо известным наставником в одной из американских сшив, были названы еще более подробные детали: что же­нится он только через несколько лет и будет у него три сына. Когда впоследствии у него родились уже и вправду трое сыновей и жена готовилась родить еще одного ребенка, счастливый отец рассказал друзьям о предсказании, заметив при этом, что оно оказалось неточным. Однако у жены случился выкидыш, и больше детей у них не было.

...Достоин ли зависти подобный дар? Ответ на этот вопрос таился в трагическом повороте судьбы, кото­рый мог исходить только от Святого Провидения.

Через несколько месяцев большинство беженцев до­стигло японского города Кобе; еще один поезд с эмиг­рантами, среди которых, кстати, было немало фиктив­ных жен, прибыл во Владивосток. Здесь, в последнем на их пути русском городе, всех прибывших размес­тили в гостинице... под домашним арестом: советские власти начали сомневаться в подлинности виз и адре­са, по которому следовали беженцы.

Получив в Кобе закодированные, полные смятения телеграммы из Владивостока, все, кто мог, стали пы­таться раздобыть для задержанных другие визы. Тут необходима была срочная денежная помощь. А пока в номерах владивостокской гостиницы Интурист цари­ла тревога. Все арестованные опасались тюремного за­ключения и отправки в Сибирь.

В этой владивостокской группе беженцев находил­ся и наш прорицатель. Он изо всех сил старался по­мочь людям. Переходя от одного к другому, он успока­ивал каждого, уверяя, что все спасутся. Никому не го­ворил он только того, что прочитал по собственной руке: его-то как раз ждали арест и Сибирь. И лишь по ночам, во сне он кричал: — Отец! Отец! Спаси меня!

Бедный молодой человек был совершенно подавлен. Между тем его предсказание сбылось и на сей раз. Всем наконец было разрешено выехать в Японию, кроме прорицателя. Обвиненный в подделке докумен­тов, он был арестован и отправлен в лагерь.

Отказ одних обращаться к прорицателю за советом объяснялся уверенностью, что это нарушит беспреко­словную веру в Святое Провидение, ибо будет проти­воречить словам Писания (Дварим 18:13), другие же утверждали: лучше “не открывать то, что Небо скры­вает от человека”. Тяжелое испытание молодого ясно­видца явилось тому трагической иллюстрацией.


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше