Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Зейра: Нельзя пообещать ребенку что-либо и не выполнить обещания, так как этим ты учишь его лжи.»Трактат Сукка 36:2
Комментарий

«Да не будет у тебя богов других перед лицом Моим» (Шмот, 20:3).

«Да не будет у тебя богов других перед лицом Моим» — это вторая из Десяти заповедей, начертанных на Скрижалях Завета. Она дана вместе с Первой заповедью: «Я Г-сподь, Б-г твой, который вывел тебя из Египта, из дома рабства; да не будет у тебя богов других перед лицом Моим» (Шмот, 20:2, 3). Отсюда следует, говоря словами р. Моше Бен Маймона (Рамбама), что есть Б‑г, Создатель всего сущего, и нет других причин для существования мира, кроме Него. Это, продолжает Рамбам, основной («великий») принцип еврейской веры, от которого зависит все остальное, поэтому допускающий существование других богов отрицает всю Тору. (Мишне Тора, Мада, 1, 6.)

В эпоху Гаонов (608—1038 годы), то есть после завершения Талмуда и вплоть до Рамбама — мудреца эпохи Ришоним (1100 — 1500 годы), никто не считал этот и другие основные принципы Торы заповедями. Рав Саадья Гаон написал целую книгу «Эмунот ве-деот», посвященную обоснованию десяти таких принципов, в числе которых идея существования Творца мира и Его «единственность». Ни один из них не вошел в его же «Книгу заповедей», поскольку эти принципы выражают истину о бывшем, настоящем и будущем, а заповеди относятся к сфере обязанностей человека, выполнение которых зависит от его воли.

Что же тогда, по мнению р. Саадьи Гаона, предписывает заповедь: «Да не будет у тебя богов других…»? Есть основания полагать, что, как и большинство мудрецов, он понимал ее, как запрет идолопоклонства.

Однако этот запрет есть в следующих непосредственно за «да не будет у тебя…» речениях, которые гласят: «Не делай себе изваяния или изображения того, что на небесах над тобой, и того, что на земле внизу, и того, что в воде… Не поклоняйся им и не служи им…». Некоторые мудрецы объясняют, что слова «да не будет у тебя богов других…» даны, чтобы запретить даже мысленное обращение к чужим богам, намерение поклониться им или признание действенности такого служения. То есть, не сказав еще ни слова, не совершив поступка, а только мысленно полагаясь на чужих богов, человек уже нарушает запрет идолопоклонства! В то время как намерение нарушить другие заповеди, скажем, запрет работы в субботу, еще не является нарушением.

Можно утверждать, что Рамбам по-другому понимает смысл слов Торы «да не будет у тебя богов других». Так, запрещение «мысленного» идолопоклонства Рамбам связывает с другими словами Торы, называет «запретом обращаться к другим богам» и излагает в разделе «Законы идолопоклонства» своего главного труда «Мишне Тора». А заповедь «да не будет у тебя…» приводится им в первой главе этой книги «Основные принципы Торы».

Таким образом, Рамбам считает заповедью знание основного принципа Торы: все, что существует на небе и на земле, подчиняется необходимости и закону, установленному Творцом, и нет других причин у сущего, кроме Его воли. Отрицание этого общего принципа еще не делает человека идолопоклонником (Рамбам называет его «мин»), а признание его не снимает вины с человека, по каким-то причинам поклоняющегося идолам. Он считается идолопоклонником и подлежит наказанию.

В комментарии на Мишну трактата «Санедрин» Рамбам перечисляет тринадцать основных принципов Торы. Из этой Мишны он делает вывод, что не признающий хотя бы один из тринадцати принципов не принадлежит к народу Израиля и лишается доли в Будущем мире. В то же время нарушающий в силу страстей или дурных наклонностей любую заповедь Торы несет наказание и называется преступником, но преступником в народе Израиля, и не лишается доли в Будущем мире. Совершающий преступление по незнанию — невиновен и не несет наказания, а еврей, живущий вне еврейской общины и не подозревающий ни о существовании Торы, ни о ее основных принципах, лишается доли в Будущем мире. «Нэбах эпикойрес (букв. заблуждающийся эпикуреец) — тоже эпикойрес», по выражению р. Хаима Соловейчика.

Следовательно, речь идет не о наказании за нарушение. Признание этих принципов есть условие принадлежности к завету между Вс-вышним и народом Израиля, который заключили те, кто стоял у горы Синай, и их потомки. «Мушба ве-оймед ме-ар Синай» (поклялся у горы Синай и продолжает стоять на этом), по выражению мудрецов. Это заложенные в Творении принципы, которые и делают возможным заключение завета, а заповеди относятся к содержанию самого завета и являются взаимными обязательствами народа Израиля и Вс-вышнего. Таким образом, просто признание принципов, так же, как признание какого-то положения вещей (стол — это стол, а день — это день) не относится к выполнению заповедей.

Однако в Торе сказано «да не будет у тебя других богов…», а не «не существует других богов». Это возвращает нас к вопросу, что же предписывает эта заповедь. Какой смысл видит в ней Рамбам, кроме непосредственного признания этой истины?

Талмуд в трактате «Макот» (24а) говорит, что две первые заповеди «Я Г‑сподь, Б-г твой …» и «да не будет у тебя …» народ Израиля слышал сам у горы Синай, а все остальные даны через пророчество Моше-рабейну. Рамбам объясняет это тем, что два этих принципа, а именно — существование Творца и Его единственность, постигаются разумом человека, а во всем, что известно путем доказательств, у пророка нет преимущества перед знающим. Поэтому здесь евреи не нуждались в посредничестве Моше-рабейну. У горы Синай они сами поняли до конца, что значит существование Творца, осознали, что в действительности не существует ничего, кроме Него. Мидраш говорит, что они в этот момент «умерли» (т.е. их души потеряли связь с телами) и как бы родились заново.

Остальные же принципы и заповеди недоказуемы и требуют пророчества для их обоснования, поэтому их можно только принять, полагаясь на Моше-рабейну. Первые же две необходимо понять.

Так, например, невозможно осознать, доказать и даже представить себе такие принципы, как творение мира из ничего, дарование Торы или возрождение из мертвых. Первые же две заповеди могут быть предметом размышления. Люди могут иметь о них самое разное мнение, подкрепленное убедительными аргументами, так как их представление об этих истинах неоднозначно.

Более того, даже если человек убежден в существовании Творца, для него естественно полагать, что в мире, да и в самом человеке, действует множество независимых, самостоятельных сил и то, что созидает одна, разрушает другая, ведь мир выглядит противоречивым, полным зла и бессмысленного страдания. В Талмуде (Брахот, 11б) сказано, что в молитве, когда мы говорим о том, что Вс-вышний создал свет, необходимо добавить, что Он создал и тьму, создал мир (т.е. благо), но и создал «все» (подразумевается создание того, что противоположно благу). Для того, чтобы не возникала мысль, что тот, кто создал свет, не создал тьму, а тот, кто создал тьму, не создал свет (комментарий рабейну Йона).

Таким образом, человек не может просто принять «на веру» то, что говорят первые две заповеди, так как они затрагивают основы уже сложившегося мировоззрения, и он, принимая на словах то, что в них говорится, остается в душе (и на практике — в отношении мотивации поступков) верным прежнему представлению о мире.

Рамбам говорит об этом в книге «Море невухим» (ч. 1, гл. 50): «Если бы ты принадлежал к тем, кто довольствуется пересказом воззрений — истинных или считающихся истинными, не представляя себе их смысла, не говоря уже о том, чтобы искать в них достоверности, [вера] была бы для тебя делом очень простым; по этой причине можно встретить множество глупцов, на словах знающих основы веры, смысла которых они ни в коей мере не представляют себе».

Суть заповеди «да не будет у тебя богов других перед лицом Моим», таким образом, в смене представлений о мире, глубоко укорененных в душе человека. Именно поэтому недостаточно только изучение предмета, а необходимо, по словам Рамбама, «очищение от прихотей и привычек» и как можно более постоянная сосредоточенность на этой внутренней работе. А для того, чтобы выполнение заповеди «да не будет у тебя…» достигло совершенства в отдельно взятой душе, требуется соответствующее устройство общества, основанное на следовании всем заповедям Торы, данной народу Израиля.

из журнала «Мир Торы», Москва


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.