Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Притчи Хафец Хаима

Иногда злое начало соблазняет человека, убеждая его: «Ведь не один я в городе поступаю так; как будет с остальными жителями города, которые бреют бороды, так будет и со мной».

Это напоминает одну историю. Некоего человека подозревали в том, что он замыслил бунт против царя. Он прознал, что вскоре поведут его на суд, и стал размышлять: как же ему отвести от себя это подозрение и показать судьям, что его просто оговорили? Как вы думаете, позволит ли он себе сказать судьям: «Я не виноват: я ведь не один замешан в этом»? Конечно, ему сразу же ответят: «Наша тюрьма достаточно обширна, хватит в ней места и для тебя, и для остальных бунтарей и злодеев».

Так же и здесь. Известно, что места в аду очень много: весь наш мир — гораздо меньше одной тысячной доли ада, как сказали мудрецы Талмуда в трактате Псахим, 94. Так что ад может вместить сотни и тысячи людей, и между ними останется много сотен верст, так что никто из них не будет ни видеть, ни слышать другого. Придется каждому из них в одиночестве плакать и кричать: «Горе мне, горе!» там, где он окажется. А войдут туда все, кто сознательно нарушал желание Б-ra благословенного, бунтуя против Него.

Тифэрет Адам, 9

Пьяница — трезвый и во хмелю

Из-за грехов наших многих приходится видеть еще и такое преступление: когда несколько юношей вместе идут к парикмахеру, стригут края головы и бороды (действия, запрещенные Торой. — Прим. пер.), и пропадает у них всякое душевное чувство, а они даже не стыдятся.

Глядя на них, представляешь себе пьяного, который валяется на улице и распевает о том, что весь мир принадлежит ему, и о том, как он счастлив и доволен своим уделом. Но это только пока на него действует вино; когда же он протрезвеет и увидит, что лежит посреди улицы, весь в грязи, то не сможет понять, что же заставило его так напиться? Как же он настолько поддался своему злому началу, что оказался в луже у всех на глазах?

То же самое происходит и в нашем случае. Все время, пока стремления и страсти материального мира ослепляют человека, он, как пьяный, не понимает, где оказался; не видит он, что валяется в грязи (что дух нечистоты облепил его с головы до ног и вся одежда его покрыта нечистотами его преступлений, как сказано в книге Зхарьи, 3: «Снимут одежды нечистые с него…»). Но когда истлеет плоть его и оставят его страсти, тогда-то поймет он, что на самом деле собой представляет. Вспомнит он, как ходил, следуя своим желаниям, по путям смерти, и задрожит в страхе перед наказанием за все свои преступления, которые совершил в этом мире. Но кто же тогда спасет его? Ведь сказано: «И ужаснешься ты тому, что ожидает тебя, когда истлеют тело твое и плоть твоя (…). И скажешь ты: как же случилось, что ненавидел я поучение?»

Тифэрет Адам, 9


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.