Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Рассказы о еврейских мудрецах, притчи и увлекательные истории, посвященные силе одного слова — Амен

Четвертое благословение, входящее в состав Биркат а-мазон, завершается словами «ле-олам аль йехасрейну». В отличие от трех предыдущих благословений в конце четвертого не сказано «Барух Ата Ашем…». В силу этого на долгие годы была забыта алаха, в соответствии с которой следует отвечать Амен после этого благословения. Около двухсот лет назад, вскоре после смерти Виленского Гаона, р. Лейб Хасид из Телза взялся выяснить этот закон.

В следующей истории рассказывается, как ему удалось добраться до истины.

Реб Лейб еще в юности был известен как цадик. Его наставник, Виленский Гаон, говорил о нем: «Это душа, не прикрытая физическим телом».

Реб Лейб посвящал свое время и силы почти исключительно духовному служению. Не удивительно, что его семья жила в крайней бедности. Многие почитали его и восхищались его святостью. Они сочли бы для себя величайшей привилегией и заслугой, если бы цадик принял от них финансовую поддержку, но в этом отношении он был тверд, как алмаз, и подарков не принимал.

Он делал исключение из этого правила только на тот период, когда подходила пора выдавать замуж одну из его дочерей. В таких случаях он путешествовал из города в город и просил состоятельных евреев помочь ему в выполнении этой важной заповеди: выдать дочь замуж. Поскольку слава о нем была распространена повсеместно, сбор средств на хупу был для него нетрудной задачей — обычно богачи спешили предложить ему свою помощь еще до того, как он к ним обращался. Но как только необходимая сумма набиралась, реб Лейб сразу же возвращался в Телз — к своему самоотверженному служению и к изучению Торы.

И вот однажды реб Лейб сообщил своей ребецин, что ему необходимо отправиться в путешествие, и попросил нанять для него возницу. Одна из дочерей уже приближалась к брачному возрасту, и ребецин решила, что ее святой муж собирается в очередное путешествие для сбора средств на хупу. Она также надеялась, что в ходе этой поездки реб Лейб найдет для дочери достойного жениха.

Сборы были быстро завершены, и в назначенный день реб Лейб отправился в дорогу. После нескольких дней пути, в полдень пятницы, он оказался неподалеку от городка Вилкомир. Следуя указанию мудрецов, в соответствии с которым запрещено отправляться в дальний путь в канун шабата после полудня, реб Лейб решил остановиться в этом городке.

Он устроился на ночлег и приготовился к встрече царицы-шабат. Вскоре, облачившись в белые субботние одеяния, он направился в местную синагогу. И когда он проходил по улицам, горожане, завороженные его величественным, благородным обликом, не сводили с него взгляд.

В синагоге — как обычно перед наступлением шабата — реб Лейб начал читать Шир а-ширим, и в его голосе зазвучало страстное стремление к Всевышнему. Постепенно за его спиной собралась толпа бахурим, захваченных радостным воодушевлением гостя. Один из юношей позвал главу своей ешивы, рава Рафаэля Гамбургера. Посмотрев на гостя, р. Гамбургер шепнул ученикам: «Это ангел в обличии человека».

И когда в синагоге собралась вся община, один пожилой еврей узнал гостя и уверенно сказал остальным: «Это цадик реб Лейб Хасид из Телза. Наверняка одна из его дочерей стала невестой, и он приехал, чтобы собрать средства на ее свадьбу».

Сразу же после окончания шабата местные жители поспешили провести для него сбор пожертвований — но реб Лейб отказался принимать деньги. «На этот раз, — с улыбкой пояснил он, — цель моей поездки совершенно иная». И на следующее утро он отправился дальше.

Несколько недель спустя реб Лейб вернулся домой. Он выглядел усталым, но его лицо светилось от радости. Возбужденные дети обступили его. Наконец-то любимый отец снова дома! «Это была замечательная поездка, — сказал он жене и детям. — Я вам все расскажу, но сейчас время молитвы Минха, и я должен поспешить в синагогу. Потом, с Б-жьей помощью, вы услышите о результатах поездки».

Когда он вернулся, уже было темно, и семья села ужинать. И хотя еда была самая простая, все равно в доме царила атмосфера праздника. Многие жители городка заходили, чтобы поздравить его с возвращением.

…Дело подошло к Биркат а-мазон. И тогда реб Лейб торжественно обратился к друзьям и родным: «Я благодарю Владыку Вселенной, который удостоил меня возможности преподнести вам этим вечером чудесный подарок».

Все стихли и, затаив дыхание, смотрели на реба Лейба. Наконец-то он сообщит им о результатах своей поездки!

Реб Лейб сделал небольшую паузу, а затем продолжал: «Я всегда сомневался, где именно завершается четвертое благословение в Биркат а-мазон, и не знал, после каких слов следует отвечать Амен. Вот поэтому-то я и отправился в путешествие! Я проделал долгий путь до дома раби Йеошуа Зехвицера, ученика Виленского Гаона, чтобы обсудить с ним эту проблему. И теперь я могу открыть вам то, что сказал мне раби Йеошуа: Амен следует отвечать сразу же после слов ле-олам аль йехасрейну

«Возможно, вы удивляетесь, — продолжал цадик, — что я совершил такое трудное путешествие — несколько недель тряски по ухабистым дорогам — только для того, чтобы выяснить, после каких слов следует отвечать Амен. Но представьте себе, что где-то вдалеке существует земля, в которой множество легко доступных драгоценных камней. Если человек узнает о таком месте, он будет готов путешествовать много дней и ночей, чтобы его достигнуть. Он не обратит внимания на любые трудности и невзгоды, которые ему придется встретить на пути в эту удивительную страну. И когда он возвратится домой с карманами, полными драгоценных камней, все эти неудобства пути будут мгновенно забыты. Единственное, что будет занимать его ум, — это обретенное им богатство!»

«Дети мои! — воскликнул реб Лейб, и его воодушевление невольно передалось всем окружающим. — Эта поездка стоила любых пережитых трудностей, ведь сокровище, которое я привез, дороже любых алмазов и бриллиантов!»

Его глаза излучали свет, а голос звучал торжественным гимном: «Помните, что каждый Амен приводит к народу Израиля благословение с Небес! И вот теперь, когда мы будем произносить Биркат а-мазон, мы в первый раз сможем с уверенностью ответить Амен после четвертой брахи — в точно установленном для этого месте. Разве мог бы я привести вам подарок лучший этого?!»

Публикуется с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше