Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Должен человек посвятить себя изучению тех премудростей, которые дадут ему представление о его Владыке настолько, насколько возможно это понять и постичь»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 10, 6
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Когда в марте 1938 г. немецкие войска захватили Вену, доктор Франкл читал научный доклад психиатрам. Вдруг дверь открылась, вошел человек в эсэсовской форме и приказал всем расходиться. Франкл зафиксировал взгляд на эсэсовце, сказал ему, чтобы тот не двигался, и, загипнотизировав его, закончил доклад. Это было его первое столкновение с фашизмом. Виктор Франкл (1905—1997) родился в Вене в еврейской семье и всегда с гордостью вспоминал, что его мама происходила из семьи великого раввина Махараля из Праги (1512—1609)…

В 1941 г. Франкл оказался пред дилеммой: он получил въездную визу в Америку, а его родителей ожидала депортация. Как-то он увидел на столе кусок мрамора, на котором была высечена буква на иврите. Отец объяснил, что эта буква — часть надписи десяти заповедей разрушенной недавно синагоги. «Какой заповеди?» — спросил Франкл. «Чти отца и мать, чтобы продлились твои дни», — ответил отец. Франкл тут же принял решение остаться с родителями (и действительно прожил долгую жизнь). Вскоре он женился, это была последняя еврейская свадьба в Вене тех времен.

Ожидая депортации, Франкл писал книгу, надеясь, что если он погибнет, то книга сохранится. В сентябре 1942 г. Франкл вместе с семьей был отправлен в концлагерь. Рукопись книги была зашита в подкладку пальто. Но в лагере у него отобрали одежду. Тогда он решил записывать свои мысли на клочках бумаги. Франкл потерял семью, но считал, что он сам выжил благородя работе над книгой и мечте дожить до ее издания после войны. Книга «Человек в поисках смысла» вышла в свет в 1946 году, ее тираж превысил 9 миллионов экземпляров. В результате проведенного в 1991 году опроса, Библиотека Конгресса объявила эту книгу «одной из десяти самых влиятельных книг в США»…

«… Если человек задумался о смысле жизни, значит, он болен», — считал Фрейд, признаваясь, однако, что «в своих исследованиях человеческой психики он остановился в “подвале”.» Виктор Франкл не хотел оставаться в «подвале». Он создал новую школу психологии, считая, что поиск смысла жизни является путем к душевному здоровью, а его утрата становится главной причиной болезней и множества человеческих несчастий.

В концлагере Франкл открыл, что важную роль в жизни человека играет не только «подвал» инстинктов, но и нечто более возвышенное, именуемое совестью и душой.

«Имеется множество примеров истинного героизма, которые доказывают, что можно пересилить равнодушие и переступить через злобу, — писал Франкл. — Именно в этой нравственной свободе, той свободе, которую никто не в силах отнять у человека, и заключается цель и смысл жизни… Мы, прошедшие через концлагеря, помним тех, кто переходил от барака к бараку, подбадривая остальных, делясь с ними последним куском хлеба. Их, может быть, было не много, но достаточно для того, чтобы доказать: все можно отнять у человека, за исключением… его свободы в любой ситуации выбирать собственный путь. Если заключенный ощущал, что он больше не мог выдержать лагерной жизни, то он мог найти убежище в своем сознании, прячась в пространстве своего духа, в единственном месте, которое фашисты не могли разрушить. Духовная жизнь давала заключенному силы, увеличивая его шансы выжить…» (с. 123).

Франкл возражал Фрейду: «Размышления о смысле жизни нельзя рассматривать проявлением психической патологии… они истинно человеческие переживания, которые выражают самое человечное в человеке»…

… Поиск смысла является не только путем к вере, но и частью самой веры, считал великий раввин Хазон Иш, начиная книгу «Вера и упование» со следующих слов: «Душевное качество, именуемое верой, — это… свойство утонченной и изысканной души. Если человек обладает нежной и чувствительной душой, и в покое наслаждение его, и не терзает его голод вожделений, и глаз его любуется зрелищем выси небес и бездн земли, — тогда он потрясен и взволнован, — ибо мир предстает перед ним как сокрытая волшебная тайна… Лишь к тайне той устремлены все помыслы его, — душа тоскует разгадать ее, и он готов идти за ней в огонь и в воду… Ибо что ему вся его жизнь, если она со всем своим очарованием ускользает от него, и душа его, кружа в печали, жаждет проникнуть в тайну свою и корни свои познать, — но заперты ворота…».

… Как может не ученый и не мудрец, а простой человек прийти к вере? — спрашивал рабби Эльханан Вассерман. — Так же, как обрел веру первый еврей Авраам! Мидраш рассказывает о путнике, который шел по пустыне и, увидев дворец, вошел внутрь. Не найдя никого, он обнаружил еду и питье, вкусил яств и спросил: «Где хозяин? Кому я должен сказать спасибо?» «Я хозяин!» — открылся тот. Так же и Авраам, наслаждаясь миром, спрашивал: «Где хозяин мира, которому я могу выразить благодарность?» Тогда и открылся ему Всевышний: «Я хозяин!».

«Чувство благодарности стало движущей силой духовного поиска Авраама», — поясняет рав Вассерман. Благодарность соединяет творение и Творца, человека и Всевышнего. Не случайно Авраам выбирает путь добрых дел, полагая, что чувство благодарности приведет людей к Творцу. С тех пор историческая миссия Авраама и его потомков состоит в том, чтобы стать «светочем для народов».

«Инстанция, перед которой мы несем ответственность, — это совесть, — писал Франкл. — Если диалог с совестью — это настоящий диалог, а не просто разговор с самим собой, то встает вопрос, является ли совесть последней или все-таки предпоследней инстанцией? Мы должны стать последними, кто не решался назвать эту инстанцию… тем именем, которое ей дало человечество, — Б-г.

… Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в их жизни».


Как раз из-за того что интимная близость обладает столь высокой степенью святости и чистоты, нарушение законов, регулирующих эти отношения, приводит к максимальному «загрязнению» с очень тяжелыми последствиями. Читать дальше