Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы

«Презирай это и гнушайся этим, ибо это должно быть истреблено» (7:26)

Рав Элияу Биренбаум, руководитель организации «Амиэль», был гостем еврейской общины города Антигуа (Гватемала). Однажды он проходил мимо католического монастыря и обратил внимание, что каждый входящий в него монах бормотал одну и ту же фразу, показавшуюся раву подозрительно знакомой.

Рав Биренбаум вслушивался вновь и вновь. Ему почудилось, что он слышит ивритские слова, произносимые с тяжелым испанским акцентом. В конце концов, рав не выдержал, обратился с вопросом к одному из монахов.

«Так принято говорить, — ответил ему монах, — но никто не понимает смысла этих слов». «Это очень древний обычай, — прибавил монах, — и мы блюдем его, потому что это — “обычай монастыря”. Каждый член монастыря должен соблюдать обычай».

«Но что вы произносите?» — продолжал выяснять рав. В конце концов, монах дал уговорить себя и повторил таинственную фразу: «Презирай это и гнушайся этим, ибо это должно быть истреблено» (Дварим 7:26).

Один из членов еврейской общины рассказал раву Биренбауму, что во времена инквизиции в монастыре нашли прибежище многие мараны. Чтобы оставить напоминание о своем происхождении, они решили произносить этот стих при каждом вступлении в монастырь. Этот обычай кочевал вместе с монахами и попал даже в Гватемалу. До сего дня монахи продолжают произносить таинственные слова, хотя никто из них не знает происхождения «обычая» и смысла произносимого.

«И Он смирял тебя, и томил тебя голодом, и питал тебя маном» (8:3)

Раби Салийман Мани, рав города Хеврона, рассказал как-то случай, объясняющий приведённый стих.

Однажды один мудрец остался в преддверии шабата без гроша в кармане. Сказал он жене: «Я пойду в синагогу учиться, ибо не вижу никакой возможности найти что-либо к шабату». Пошёл в синагогу и сел учиться. Вдруг пришёл посланец от жены, передавшей, что какой-то человек пришёл к ним домой и просит написать ему письмо. Муж пошёл домой, написал красивым почерком требуемое письмо. Гость хорошо уплатил хозяину, который смог теперь купить всё необходимое для шабата. Вдруг видит хозяин, что написанное письмо осталось забытым на столе! В воскресенье пришёл гость, заказавший письмо, и говорит: «Можно письмо разорвать, ибо я подумал и решил, что я в нем совсем не нуждаюсь. Удивительно, что я не продумал всё заранее, и тогда не нужно было писать письмо совсем». Сказал — и ушёл.

Обратился мудрец жене: «Он удивляется, почему написал письмо. А я знаю почему — он заказал письмо, которое оказалось ненужным, чтобы дать нам деньги, необходимые для подготовки к шабату! Он был никем иным, как посланец провидения!»

Спросила жена: «Если Творец так заботился о наших тратах к шабату, то почему оставил тебя без гроша в кармане и так расстроил тебя вначале?» Ответил ей муж: «Если бы мы нашли деньги сначала, то не увидели бы руку провидения и не знали бы, насколько должны благодарить Творца!»

И это то, что написано: «И он смирил тебя, и томил тебя голодом, и питал тебя маном». Почему сначало написано о грехах и о голоде, а только потом — о мане? Для того, чтобы мы знали «чтобы дать тебе понять, что не хлебом одним живёт человек, а всем тем, что исходит из уст Г-спода, живёт человек» (Дварим 8:3). Будем знать это — и поблагодарим Г-спода!

«А теперь, Израиль, что Г-сподь, Б-г твой, требует от тебя? Того только, чтобы бояться Г-спода, Б-га твоего, чтобы следовать всем путям Его и чтобы любить Его, и чтобы служить Г-споду, Б-гу твоему, всем сердцем твоим и всей душою твоею, чтобы соблюдать заповеди Г-спода и уставы Его» (10:12—13)

Это закон целостности служения Творцу во всех проявлениях. Например, соблюдать все заповеди в полном соответствии со всеми условиями и законами.

Раби Мордехай Абади жил 150 лет тому назад в Арам Цове (Сирия). Члены общины очень уважали рава и приглашали его на многие трапезы. Как-то пригласили рава учить вместе Тору для возвышения души покойного члена общины, а после учёбы было подано на стол угощение. Отведал рав то, что было подано, но сахлаб — угощение из молока — не попробовал.

Хозяин дома спросил: «Почему рав не попробовал сахлаб?»

Удивился рав: «А разве был подан сахлаб на стол? Я не вижу его! — и после лёгкого раздумья добавил. — Мне кажется, что причина — угощение не изготовлено из еврейского молока. Еврей не присутствовал во время дойки. Это верно?»

«Да», — признался хозяин, смутившись. Но тут же пришёл в себя и сказал: «Я не вижу в этом никакой необходимости! Что может тут быть, ведь все знают, что нет тут ничего другого, кроме козьего молока!»

Рав придирчиво посмотрел на хозяина: «То есть ты сомневаешься в запрете наших мудрецов на нееврейское молоко? Позови-ка сюда дояра, хочу я спросить у него кое-что!»

Араб-дояр пришёл. Рав обратился к нему и спросил: «Твоё молоко славится на всю округу! В чём твой секрет?»

Лицо молочника засияло, он ответил: «Я прибавляю для вкуса немножко ослиного молока. Если рав хочет, то я обеспечу молоко и ему!»

Зашумели все присутствующие, а лицо хозяина дома потемнело…

«Он — слава твоя и Он — Б-г твой, который совершил с тобой то великое и дивное, что видели глаза твои» (10:21)

Рабейну Хаим Фаладжи, рав Измира (Турция), решил основать в городе новую, современную больницу, управляемую в соответствии с законами алахи. Проект требовал больших денег, и рав сам занялся их сбором. Он обратился с просьбой о пожертвовании к одному из богатейших людей города Лиону Эдоту. Тот откликнулся на просьбу и пожертвовал значительную сумму. Рав послал синьору Эдоту письмо, в котором поблагодарил за вклад в осуществление проекта и попросил, чтобы тот обратился лично к барону Ротшильду, с которым был связан торговыми отношениями, пожертвовать также средства на создание еврейской больницы.

Синьор Эдот оказался в деликатном положении. В торговом мире принято абсолютное разделение между торговыми отношениями и благотворительностью. Барон может рассердиться — и справедливо — на использование деловых связей для получения пожертвования и прекратить торговлю. Так что не будет ни пожертвования, ни торговли… Синьор пришёл в дом рава с объяснениями, почему он не может выполнить его просьбу. Рав должен понять причину и не просить его об этом одолжении…

Рав выслушал его прочувствованную речь и, когда тот закончил, спросил: «Скажи-ка, р. Лион, читал ли ты моё письмо?»

Богач ответил, удивившись: «До конца!»

«Я знаю, что ты читал его до конца, — ответил рав, — но читал ли ты с начала?»

«Естественно!» — ответил синьор Эдот.

«И как моё письмо начинается?» — допытывался рав.

«Уважаемому», — начал синьор цитировать.

«Теперь очевидно, что не читал моё письмо с самого начала, — сказал рав и продолжал. — Оно начинается с аббревиатуры — “С Б-жьей помощью”, чтобы сказать, что на Б-жью помощь надеюсь и посему помощь будет оказана!»

Синьор Эдот преодолел свои опасения и попросил у барона Ротшильда деньги на осуществление проекта больницы. Барон Ротшильд пожертвовал большую сумму, позволившую открыть больницу во всей красе и великолепии!

И об этом написано в стихе: «Он — слава твоя» — если слава Его будет на устах твоих, тогда «Он — Б-г твой, который совершил с тобой то великое и дивное», и увидишь ты вместе с Творцом все Его чудеса!

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


Пророк Моше в своей прощальной, напутственной речи, дает народу важные указания относительно судей и судебной системы, царя и многого другого. Читать дальше