Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Этот месяц — месяц, когда на еврейский народ обрушилось много несчастий, в том числе — разрушение Храма

С давних пор к названию жаркого летнего месяца Ав стали прибавлять слово Менахем — Утешитель (чтобы утешить скорбящих в траурный период бейн амецарим — между множества бед и постов, напоминающих об этих трагедиях, от 17-го таммуза до 10-го ава). Ведь по преданию, 9-го ава родится великий праведник из рода Давида, который станет Машиахом — будет помазан на царство советом семидесяти еврейских мудрецов, Сангедрином и принят всем народом как царь. Он спасет еврейский народ, страдающий от преследований и изгнания, вернет на родину и восстановит Храм — утраченную близость с Богом, Творцом мира.

Но уже тысячи лет Машиах не приходит, положение еврейского народа, изгоя среди наций мира, в общем, не меняется, и кто-то может начать сомневаться и думать, не является ли прибавление к названию месяца лишь самоутешением.

Но, похоже, что слово Менахем не инородное добавление, оно раскрывает внутреннее содержание имени — сути месяца Ав.

Ав — по-еврейски, отец. И Бог называет в Торе еврейский народ, и не раз, Своим Сыном, например бни бхори Исраэль — Сын Мой, Первенец Мой — Израиль. Сколько бы и как бы отец ни наказывал сына, причина этого и цель одна — великая Любовь Отца к Сыну и стремление дать ему самое лучшее. Задача отца — совершенство и благополучие сына (продолжения отца) во всех отношениях. Поэтому рано или поздно отец сменит гнев на милость и, когда сын перестанет бунтовать против отца и начнет следовать его наставлениям и советам, отец даст ему награду за все испытания. Видимо, Бог выбрал для самых тяжелых наказаний еврейского народа месяц Ав, чтобы, еврейский народ вспоминал, что у него есть любящий Отец и что он от него хочет. По сути, отец всегда ждет, что сын обратится к нему, и часто больше хочет ему дать и помочь, чем тот просить, как говорит еврейская мудрость: больше корова хочет давать молоко, чем теленок сосать.

Намеки на это можно увидеть в Торе и в недавней истории еврейского народа.

Настойчивость Моше и Аарона, которые продолжают приходить, несмотря на отказы и угрозы, к фараону с требованием отпустить народ, чтобы он пошел служить Богу, побуждает Творца серией чудес вывести народ из Египта. Это происходит в недельном разделе בא, Бо. Бог говорит Моше: — בא войди к фараону. Он идет, и тогда Судья превращается в Отца, אב, Ав, и, несмотря на падение евреев во многих аспектах, выводит свой народ из рабства и дает ему величайший подарок — Тору.

Интересно, что числовое значение букв слова «отец», Ав (дающих название и кладущих начало всему еврейскому алфавиту, которым согласно Кабале, был создан весь мир), 3 — минимальное в еврейском языке. То есть Ав как бы является «отцом» всех других слов. 3 — также гематрия следующей буквы, гимел. Ее название отражает понятие воздаяния и милосердия — гомель и гмилут хасадим.

У каждого еврея и всего еврейского народа с Творцом — двойная связь: сына, созданного Творцом по Его образу и подобию, чтобы представлять Его творению, и слуги, выведенного из рабства, чтобы служить Освободителю.

В свете этого, можно попробовать понять основные трагедии еврейского народа 9-го ава таким образом: Первая, в пустыне была обусловлена отказом быть Слугой Творцу — выполнять Его веления. 10 разведчиков убедили народ оставаться в пустыне на всем готовом, в положении детей на «небесной манной каше» — вместо того чтобы добывать свободу в сражениях, проливая кровь, и пищу своим трудом «в поте лица, извлекая хлеб из земли». Результатом была отсрочка входа в страну Израиля на 40 лет, блуждания и гибель всего поколения.

Разрушение Первого Храма и первое изгнание было наказанием уже не за полный отказ от служения, а за отклонения от него, за тяжелейшие грехи, нарушающие его основные принципы — идолопоклонство, убийства и сексуальные преступления. Это изгнание длилось лишь 70 лет — срок жизни среднего человека, ведь, совсем не грешить люди не способны, а это было в первый раз.

Впрочем, из изгнания, где едва не погиб весь еврейский народ, как рассказывает Мегилат Эстер, вернулись только несколько сот человек. Очень многие умерли, другие рассеялись и ассимилировались или остались жить за границей. Но еврейский народ вновь чудесно размножился в короткий срок.

Второй Храм был разрушен из-за злословия и беспричинной ненависти — за отказ быть Сыном своего Отца, несмотря на то, что евреи в то время прилежно изучали Тору и, в целом, соблюдали заповеди. Мудрецы учат: как можно уподобиться Богу (то есть стать Его истинным сыном)? — «Как Он милосерден, так и ты будь милосерден»… Это наказание и изгнание самое тяжелое и длительное.

За время этого изгнания из еврейского пути разошлись в противоположные стороны две крупнейшие мировые религии — христианство и ислам. Каждая опустила один из аспектов отношения к Богу, сделав акцент лишь на одном из них — разорвав Его изначальное и вечное единство, которое мы провозглашаем в Шма Исраэль. Христианство подчеркивает милосердие (аспект имени Ашем) и сыновние отношения в противовес «иудейскому Богу беспощадного Закона и Правосудия». А ислам делает упор на аспекте Элоким — Закон и Судья — и отношениях: слуга и Господин.

Хотя последний признается чистым монотеизмом (потому что в нем нет расчленения трех лиц, одно Бог-Судья, а второе Сын-Милосердие), однако, по существу, это отсечение одного из аспектов Творца и отношения с ним. А христианство, наоборот, это прибавление лишнего, хотя, как мы только что сказали, и это редукция — что соответствует еврейской мудрости: «Добавляющий убавляет».

Задача еврейского народа, до сих пор не исполненная до конца, явить всему миру своей жизнью единственное живое и истинное лицо Творца, Авину Малкейну, нашего Отца и Царя, которое отражает и правосудие и милосердие и ждет от людей обращения к Нему, как Его детей и служителей.

Кстати, первые буквы слов Менахем Ав и Авину Малкейну образуют слово אם, Эм — Мать. Это тоже понятно, потому что Бог нам и Отец и Мать. Он нас судит. Но судит, сострадая, понимая нас, входя в наше положение — жалеет, бескорыстно и безусловно любит. Иногда это выражают, как два Его аспекта, Пресвятой и Его Шхина, которая сопровождает еврейский народ во всех его изгнаниях. Отношение к Богу включает в себя уважение и любовь к матери и отцу и учит религиозного человека проявлять эти чувства к своим ближним.

С начала двадцатого века евреи стали с исключительной активностью обращаться к сильным мира сего, чтобы добиться создания своего государства на своей земле. И после Катастрофы Бог услышал вопль трагедии и оценил настойчивость Своего народа, стремящегося к возвращению, Он проявил сострадание, и через две тысячи лет изгнания возник Израиль.

Но Машиах не пришел, и Бог, наш Менахем, сделав первый шаг по освобождению Своего народа, не спешит его посылать. Причина понятна: ходатаи возвращения и их последователи имели в виду только физическое перемещение и забыли вторую часть заповеданного Моше обращения к фараону: «Отпусти Мой народ — чтобы служили Мне». И чтобы были Его детьми.

Рассмотрим еще один вероятный намек в традиции. Главным траурным произведением, который читают в пост 9-го ава, является «Плач Ирмеягу», называемый в еврейской традиции по первому слову איכה, Эйха — «как»? Как оказалась в таком ужасном положении великая столица Иерусалим?

Это слово говорит и Моше в недельном разделе Дварим, за которым следует этот пост: «Эйха эса левади — Как вынести мне одному ваши заботы, тяготы и распри? Выберите себе людей мудрых, разумных и знатных в ваших родах и поставлю их во главе вас». Это воспоминание о совете Итро, который сказал Моше, что у него не хватит сил рассуживать конфликты народа.

Но в первый раз это слово встречается в начале Торы, в разделе Берешит. Когда Хава и Адам нарушили волю Творца и съели запретный плод, услышав голос Творца, они спрятались за дерево. И тогда Он произнес знаменитые слова: איכה, Айека Адам — Где ты, Адам?

Нетрудно заметить, что в Берешит слово читается иначе. Огласовка делит его как бы на два слова: первое из них вопрос-недоумение-оклик: אי — Ай-йе! Где? Эти две буквы также составляют слово «остров», и, отражая идею отделения от всего, одиночества.

Характерно, что так определяет Израиль в своем пророчестве Билам, а потом Аман. Однако то и другое отражает замысел Творца: «И будете Мне гой кадош — народ святой (отделенный от всех)». Последние две буквы כה напоминают местоименное окончание «ты». Так получается «где ты».

Адам и Хава, дети Творца, которых Он сделал Своими «руками», прячутся от Отца, и Он вынужден спросить Адама: Айека — Где (же) ты, человек? — Пал и скрылся? В этом вопросе вся глубина последующей трагедии.

Адам и Хава не отвечают на упрек прямо. В этом случае, на данном этапе, Отцу и детям остается только расстаться.

Начинается первое изгнание — корень всех изгнаний еврейского народа, взявшего на себя исправление человечества. Так начинается и рассеяние. Душа Адама, первого человека, распадается на части, души его потомков, или, как говорят в кабале, единый первоначальный свет рассыпается искрами, улетающими в галут.

Родственное слово איכה, Эйха отражает другой аспект — горестное как (же так)? В отличие от будничного, делового, современного слова Эйх, איך — как. Но наряду с сокрушением «как мы до этого дошли?» здесь есть и позитивный конструктивный вопрос «как?» — «что делать?». — Здесь нет сокрытия от Творца. Есть признание вины и понимание, что беда — заслуженное наказание, а проблема имеет решение: как в случае с Моше, так и с еврейским народом после разрушения Иерусалима и в преддверии изгнания.

Но мы видим: Адам не выдерживает испытания, и исправление приходится делать всем его сыновьям, потомкам, всему человечеству. И Моше не может один и перекладывает большую часть своих обязанностей на других достойных людей. Так и еврейский народ, совершающий преступления или испытывающий беспричинную ненависть, не может оставаться в единстве. И должен рассеяться, как супруги, утратившие духовное единство, вынуждены расстаться, разорвать образованную в течение совместной жизни единую плоть.

Гематрия слова איכה широко известна, она важна в еврейской традиции: לו — Его или Ему. Это напоминает цитированные выражения: «И будут Мне святым народом…» и «Отпусти Мой народ — веяавдуни, чтобы служили Мне». לו, Ло, Ему — это ламед вав цадиким — 36 скрытых еврейских праведников, рассеянных по всему миру, вся жизнь которых посвящена служению Богу, Ему и только Ему. На них держится мир, они — основа спасения еврейского народа и всего человечества. Горестные события еврейского народа, искупающего, начиная с первого еврея Авраама, грех Адама, должны привести к тшуве, возвращению к Богу и Его путям, всех евреев, еврейский народ и все человечество.

Эту историческую прогрессию отхода, осознания, исправления и возвращения можно изобразить так: Адам… — Айека — Эйха — Ло — …Адам.

См. также: Тематический обзор по теме 9 ава


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше