Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

«В начале жизни меня очень волновало, что думают обо мне люди, — пишет раввин и психиатр Авраам Тверский в своей книге “Успешные взаимоотношения”. — Я старался угождать людям, пытаясь таким образом завоевать их уважение и симпатию. Если кто-то просил меня об одолжении, я тут же соглашался, но не потому, что считал это правильным, а потому, что боялся потерять расположение этого человека. В конце концов я почувствовал себя в ловушке. Я был очень занят, делая всевозможные одолжения людям, в то же время раздражаясь, что не успеваю оказывать должного внимания своей семье. Люди обращались ко мне с бесконечными просьбами, используя мою слабость, неумение говорить слово “нет”. Злился на себя из-за бессилия отказать в чьей-то просьбе, даже тогда, когда понимал, что не следует ее выполнять. Я ощущал абсурдность происходящего. Ведь творящий добро человек испытывает чувство удовлетворения, а не злится на весь мир.

По мере того как росло во мне чувство собственного достоинства, я перестал угождать другим. Стал произносить слово “нет”, отказывая в тех случаях, когда это было необходимо, одновременно радуясь добрым поступкам, которые совершал по своему свободному выбору».

В чем разница между добрыми делами и угождением?

Добро человек творит ради других (заповеди во имя Всевышнего), а угождает людям ради себя самого, манипулируя ими. Внешне эти действия похожи. В действительности же добро отличается от угождения так же, как чистое золото от фальшивки. И так же бескорыстное добро отличается от взятки. Ибо есть те, кто помогают другим из-за любви к людям, но есть и те, которые «дают» лишь для того, чтобы «взять». Любопытно, что в русском языке подобное называется «взяткой».

Некоторые люди настолько не верят в себя, что им кажется: они сумеют добиться расположения окружающих, скрывая свое настоящее «я» и угождая всем вокруг. Они пытаются делать то, что кажется «правильным» в глазах окружающих, надеясь таким образам добиться их признания. Впрочем, на этом пути их ожидает западня. Они пытаются управлять людьми, но, по духовному закону сохранения энергии «мера за меру», сами попадают в зависимость от окружающих, их мнения, теряя свое «я», свой внутренний стержень.

Эту мысль лаконично и ярко выразил ребе Мендель из Коцка:

«Если я — это я, потому что я — это я, а ты — это ты, потому что ты — это ты, то я — это я, а ты — это ты. Если же я — это я, лишь потому, что ты — это ты, а ты — это ты, лишь потому, что я — это я, то тогда я — это не я, а ты — это не ты!»

Гилель объяснят этот так: «Если я не за себя, то кто же за меня? Но если я только за себя, то что я? И если не сейчас, то когда?» (Поучения отцов, 1:14). Если человек не будет заботиться о своем «я», своей душе, то никто не сделает этого вместо него, и он будет только угождать другим, уподобляясь хамелеону. Однако если человек заботится лишь о себе, не помогая другим, то в чем же смысл его существования?..

Царь Балак не хотел пропускать через свою страну вышедших из Египта и направлявшихся в Святую Землю евреев. Понимая, что он не сможет победить их на поле боя, Балак попросил колдуна Билама проклясть еврейский народ, решив бороться с ними их же оружием — словом. В конце концов евреи победят Балака его же оружием — мечом.

Жадный Билам хотел было проклясть еврейский народ, но Всевышний превратил его проклятия в благословения. «Почему ты благословил моих врагов?» — спрашивал Балак Билама.

«Как прокляну я того, кого не проклял Б-г? — объяснял Билам. — С вершины (головы) скал вижу его и с холмов смотрю на него» (Бемидбар, 23:8—9).

«Я всматриваюсь в их начало (голову), основание их корней и вижу, что они, как скалы и высоты, прочно утверждены своими праотцами и своими праматерями», объясняет Раши.

Билам понял, что сила евреев кроется в той любви, которую вложили праотцы и праматери евреев в свой народ, и осознал, что у него просто не хватит ненависти для того, чтобы потушить эту любовь и уничтожить евреев. Однако он решил, что силу евреев — любовь можно превратить в слабость, направив против них же самих!

Разгневанный Балак прогнал Билама, однако колдун успел дать ему совет. «Пойдем, я дам тебе совет…» (24:14). «В чем заключался совет? — спрашивает Раши. — Б-г этих людей ненавидит разврат». По совету Билама, тысячи женщин-моавитянок с идолами в руках вошли в лагерь евреев. «И начал народ распутничать с дочерьми Моава… и поклонялся божествам их» (25:1—3).

Моавитянки делали вид, что любят евреев, на самом же деле, руководствуясь ненавистью, стремились уничтожить их. Среди евреев разразилась эпидемия страшной болезни, которая унесла двадцать четыре тысячи жизни. Моисей и старейшины плакали, когда у них на глазах глава колена Шимон вошел с моавитянкой в свой шатер. «И увидел это Пинхас… взял копье в руку свою, вошел в шатер и пронзил обоих… И прекратился мор среди сыновей Израиля» (25:7—9). Некоторым казалось, что Пинхас совершил акт ненависти. Потому Всевышний заключил с Пинхасом «союз мира», показав всем, что Пинхасом двигала не ненависть, а любовь. И если моавитянки явились примером «манипуляции любовью», то Пинхас учит нас твердости, необходимости научиться говорить слово «нет»!


Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Законы праздника

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

Самоотверженность во имя Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.