Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

«В начале жизни меня очень волновало, что думают обо мне люди, — пишет раввин и психиатр Авраам Тверский в своей книге “Успешные взаимоотношения”. — Я старался угождать людям, пытаясь таким образом завоевать их уважение и симпатию. Если кто-то просил меня об одолжении, я тут же соглашался, но не потому, что считал это правильным, а потому, что боялся потерять расположение этого человека. В конце концов я почувствовал себя в ловушке. Я был очень занят, делая всевозможные одолжения людям, в то же время раздражаясь, что не успеваю оказывать должного внимания своей семье. Люди обращались ко мне с бесконечными просьбами, используя мою слабость, неумение говорить слово “нет”. Злился на себя из-за бессилия отказать в чьей-то просьбе, даже тогда, когда понимал, что не следует ее выполнять. Я ощущал абсурдность происходящего. Ведь творящий добро человек испытывает чувство удовлетворения, а не злится на весь мир.

По мере того как росло во мне чувство собственного достоинства, я перестал угождать другим. Стал произносить слово “нет”, отказывая в тех случаях, когда это было необходимо, одновременно радуясь добрым поступкам, которые совершал по своему свободному выбору».

В чем разница между добрыми делами и угождением?

Добро человек творит ради других (заповеди во имя Всевышнего), а угождает людям ради себя самого, манипулируя ими. Внешне эти действия похожи. В действительности же добро отличается от угождения так же, как чистое золото от фальшивки. И так же бескорыстное добро отличается от взятки. Ибо есть те, кто помогают другим из-за любви к людям, но есть и те, которые «дают» лишь для того, чтобы «взять». Любопытно, что в русском языке подобное называется «взяткой».

Некоторые люди настолько не верят в себя, что им кажется: они сумеют добиться расположения окружающих, скрывая свое настоящее «я» и угождая всем вокруг. Они пытаются делать то, что кажется «правильным» в глазах окружающих, надеясь таким образам добиться их признания. Впрочем, на этом пути их ожидает западня. Они пытаются управлять людьми, но, по духовному закону сохранения энергии «мера за меру», сами попадают в зависимость от окружающих, их мнения, теряя свое «я», свой внутренний стержень.

Эту мысль лаконично и ярко выразил ребе Мендель из Коцка:

«Если я — это я, потому что я — это я, а ты — это ты, потому что ты — это ты, то я — это я, а ты — это ты. Если же я — это я, лишь потому, что ты — это ты, а ты — это ты, лишь потому, что я — это я, то тогда я — это не я, а ты — это не ты!»

Гилель объяснят этот так: «Если я не за себя, то кто же за меня? Но если я только за себя, то что я? И если не сейчас, то когда?» (Поучения отцов, 1:14). Если человек не будет заботиться о своем «я», своей душе, то никто не сделает этого вместо него, и он будет только угождать другим, уподобляясь хамелеону. Однако если человек заботится лишь о себе, не помогая другим, то в чем же смысл его существования?..

Царь Балак не хотел пропускать через свою страну вышедших из Египта и направлявшихся в Святую Землю евреев. Понимая, что он не сможет победить их на поле боя, Балак попросил колдуна Билама проклясть еврейский народ, решив бороться с ними их же оружием — словом. В конце концов евреи победят Балака его же оружием — мечом.

Жадный Билам хотел было проклясть еврейский народ, но Всевышний превратил его проклятия в благословения. «Почему ты благословил моих врагов?» — спрашивал Балак Билама.

«Как прокляну я того, кого не проклял Б-г? — объяснял Билам. — С вершины (головы) скал вижу его и с холмов смотрю на него» (Бемидбар, 23:8—9).

«Я всматриваюсь в их начало (голову), основание их корней и вижу, что они, как скалы и высоты, прочно утверждены своими праотцами и своими праматерями», объясняет Раши.

Билам понял, что сила евреев кроется в той любви, которую вложили праотцы и праматери евреев в свой народ, и осознал, что у него просто не хватит ненависти для того, чтобы потушить эту любовь и уничтожить евреев. Однако он решил, что силу евреев — любовь можно превратить в слабость, направив против них же самих!

Разгневанный Балак прогнал Билама, однако колдун успел дать ему совет. «Пойдем, я дам тебе совет…» (24:14). «В чем заключался совет? — спрашивает Раши. — Б-г этих людей ненавидит разврат». По совету Билама, тысячи женщин-моавитянок с идолами в руках вошли в лагерь евреев. «И начал народ распутничать с дочерьми Моава… и поклонялся божествам их» (25:1—3).

Моавитянки делали вид, что любят евреев, на самом же деле, руководствуясь ненавистью, стремились уничтожить их. Среди евреев разразилась эпидемия страшной болезни, которая унесла двадцать четыре тысячи жизни. Моисей и старейшины плакали, когда у них на глазах глава колена Шимон вошел с моавитянкой в свой шатер. «И увидел это Пинхас… взял копье в руку свою, вошел в шатер и пронзил обоих… И прекратился мор среди сыновей Израиля» (25:7—9). Некоторым казалось, что Пинхас совершил акт ненависти. Потому Всевышний заключил с Пинхасом «союз мира», показав всем, что Пинхасом двигала не ненависть, а любовь. И если моавитянки явились примером «манипуляции любовью», то Пинхас учит нас твердости, необходимости научиться говорить слово «нет»!


В этой главе мы остановимся на законах, связанных с последними часами пребывания человека в этом мире и с теми обязанностями, которые падают на близких умершего. Читать дальше

Йорцайт

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Скончался великий мудрец Торы раввин Овадья Йосеф

Толдот Йешурун

Сегодня в иерусалимской больнице «Эйн-Карем» на 93-м году жизни скончался великий знаток Торы и лидер сефардского еврейства раввин Овадья Йосеф. Редакция Толдот.Ру скорбит со всем народом Израиля.

Изкор

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Несколько раз в году в синагогах читают молитву «Азкарат нешамот» (поминовение душ умерших). Те, у которого живы родители, во время произнесения этой молитвы выходят из зала. Кроме покойных родственников, кантор часто упоминает и шесть миллионов евреев, погибших в годы Катастрофы.

Кицур Шульхан Арух 169. Запрет наносить татуировку и царапать тело в знак скорби по мертвому

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух