Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Два вопроса

Вопрос. Вы говорили (в главе 6), что даже еврей, ведущий неправедную жизнь и уподобленный лесному овну, становится святым, если убит нацистами. Если так, то зачем жить подвижнической жизнью в соответствии с Торой, если, в конечном счете, вечность и святость гарантированы всем евреям?

Ответ. Мы, евреи, молимся о том, чтобы «не быть посрамленными вечно». Что здесь подразумевается? Люди в Вечности существуют на многочисленных уровнях, которые определяются при жизни в этом мире. («Уровень» — это способность получать наслаждение от присутствия Ашема.) Мы молимся поэтому, чтобы мы не стыдились своего уровня. Итак, еврей, ставший святым из-за гибели от руки нееврея, достигает вечности. Однако он попадает сюда только благодаря нееврею, в то время как праведный (дваот) еврей достигает святости благодаря самому себе, своему самопожертвованию. Ему нечего стыдиться, он заслужил свой уровень сам. В этом заключается вся разница.

На это можно возразить: «Почему тогда Ашем позволяет, чтобы праведные евреи гибли от рук неевреев? Чего еврей, для которого уже предназначен высокий уровень в Вечности, достигает своей гибелью?»

Святой Ари (раби Ицхак Лурия) сказал, что нет более высокого уровня близости к Ашему, чем тот, которого достигает человек, убитый только потому, что он — еврей. Раби Акива и подобные ему мудрецы рассматривали свое мученичество как величайшую привилегию.

Конечно, мы должны иметь в виду, что иудаизм — это ни в коем случае не религия мученичества, а религия жизни, рассматривающая жизнь как главную ценность, данную нам Б-гом. Но все мы сознаем, что рано или поздно нам придется умереть. Все дело в том — как? На это Ари отвечает, что погибнуть из-за своего еврейства — величайшая привилегия.

Поэтому надо держаться за жизнь, как за самое ценное из того, чем мы обладаем. Но когда настанет время умереть, знайте, что умереть, подобно раби Акиве, — большая заслуга. Конечно, люди могут возразить:

«Смерть раби Акивы была долгой и мучительной. Разве не мог Ашем по крайней мере сделать его мучения кратким, а смерть безболезненной?»

Как мы уже объяснили в книге, каждое мгновение смертельной пытки раби Акивы приближало его к Ашему. И эта близость (двекут) не просто смягчала физическую боль. Маарам из Роттенбурга, умерший после долгих лет заключения в одиночной камере, писал, что тот, кто умирает аль кидуш Ашем (освящая Имя Всевышнего), не чувствует боли. Поэтому великие люди и во время Катастрофы оставались великими, шли на смерть с песней на устах и сияющими лицами. Расскажем одну историю.

В городе Нитре жил гер цэдек, человек, обратившийся в иудаизм примерно за двадцать лет до начала войны. Когда нацисты приступили к депортации евреев, то родители этого гера, неевреи, сказали ему:

— Мы хотим тебя спасти. Скажем, что ты — нееврей и сожалеешь о том, что принял иудаизм.

— Я останусь евреем, несмотря ни на что, — ответил он своим родителям.

Очевидцы рассказывали, что перед смертью он радостно повторял: «Барух Ашем! Я удостоился привилегии умереть за то, что я еврей, аль кидуш Ашем».

Поистине праведный еврей, замученный нацистами, пошел на смерть, как Ицхак, и принял ее с великой радостью. Он осознавал, чего достигает своей гибелью, и посвятил свою смерть тому же, чему посвящал жизнь: исполнению воли Ашема с радостью .

Вопрос. Еврей, подобный овну для заклания (глава 6), убитый нацистами, становится святым. Но что произойдет с таким евреем, если он уцелел, но в своей великой боли пришел к полному отрицанию Торы и иудаизма?

Ответ. Этот Вопрос был задан Яавецу-хасиду вскоре после эпохи испанской инквизиции. Он ответил, что покинувший Тору и обращенный в христианство был принужден поступить так. Ашем оправдывает его за страдания, которые принесла инквизиция. Это уменьшает вину и в будущем и дает возможность потомкам искренне вернуться к Торе.

Применительно к Катастрофе можно сказать, что феномен возврата к Торе такого большого количества молодых евреев, чьи отцы и деды были ярыми коммунистами и безбожниками, имеет свои корни в том, что Ашем простил отступничество их дедам и отцам. Жестокость гонений до и во время Катастрофы в конечном счете послужила благом для их детей и внуков.

Есть и другой вариант ответа. Зоар говорит, что до того, как появится Машиах, души зрев рав (неевреев, вышедших из Египта вместе с Моше и евреями) должны отсеяться. Дело в том, что мотивы их обращения в иудаизм были неясными; среди них были и те, кто инициировал поклонение «золотому тельцу». К Концу Дней их души будут посланы в еврейские семьи с правом выбора: бороться за то, чтобы остаться с евреями, или покинуть общину навсегда.

Конечно, никто не может знать наверняка, принадлежит ли еврей, оставивший Тору, к первой группе или к эрев рав. Но даже если Катастрофа в самом деле спровоцировала отход евреев от иудаизма, мы можем по крупицам воссоздать некоторое понимание того, почему Ашем допустил это.

С разрешения издательства «Швут Ами»


Подобно тому, как наше тело связано своими корнями с душой («нешама»), внутренняя мудрость тоже имеет свой корень. Этим корнем мудрости является «рацон», желание. Читать дальше