Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5767 год.

Урокам рава Ицхака Зильбера, благословенна память праведника, первым или одним из первых урокам по теилим на русском языке в Эрец-Исраэль, посвящается.

1Песнопение. Песнь освящения дома. Давида.

2Превозношу Тебя, Г-сподь, ибо Ты выручил меня и не дал моим врагам злорадствовать обо мне.

3Г-сподь, Б-г мой, я воззвал к Тебе — и Ты исцелил меня.

4Г-сподь, Ты извлек мою душу из преисподней; сохранил мне жизнь, не дал сойти в могилу.

5Пойте Г-споду, Его праведники, славьте Его святое имя.

6Гнев Его — на мгновение, а благоволение — на всю жизнь; вечером укладывает в слезах, а утром [пробуждает] в радости.

7Сказал я в своем благоденствии: «Не поколеблюсь вовеки!»

8Г-сподь, но это Ты по воле Своей поставил для меня гору-твердыню; а когда Ты скрыл Свой лик, я пришел в смятение.

9К Тебе, Г-сподь, я воззвал, Своего Г-спода стал молить:

10«Что пользы [Тебе] от моей крови, от того, что сойду в могилу? Разве прах восхвалит Тебя, возгласит Твою правду?

11Услышь, Г-сподь, и помилуй меня! Г-сподь, помоги мне!»

12И Ты превратил для меня [траурные] плачи в [веселый] танец, развязал на мне вретище, препоясал радостью,

13Чтобы воспевала Тебя душа моя, не умолкая. Г-сподь, Б-г мой, вечно буду благодарить Тебя!

О вечном и преходящем

Первый стих псалма, т.е. его название («Песнопение. Песнь освящения дома. Давида»), сразу вызывает вопросы. Во-первых, мы дважды встречаем в названии слово «песня»: привычное «мизмор», что мы всегда переводим как «песнопение», и «шир», что здесь переведено как «песня». Почему? Во-вторых, обычное название «Песнопение Давида» («Мизмор ле-Давид») здесь разбито на две части, и вторая помещается за словом «дома». Не следует ли понимать так, что слово «Давида» относится не к слову «мизмор», а к слову «дома»? Тогда — следующий вопрос — возможно, речь в главе идет о новоселье в доме Давида, в построенном им царском дворце? Ведь в наше время этот псалом действительно принято читать при въезде в новое жилище. Но как связать с таким пониманием названия содержание псалма, где ни слова не сказано ни о каком строительстве?

В трактовке псалма существует несколько направлений. Рассмотрим два из них: одного придерживаются Раши и Радак, другое представляет Мальбим.

Раши и Радак считают совершенно очевидным, что Давид говорит в псалме о строительстве Храма и его освящении. Раши указывает, что Давид написал этот псалом с тем, чтобы левиты спели его в тот священный момент, когда в построенный в Иерусалиме Храм будут вносить ковчег со скрижалями завета. (Нам известен еще один псалом, двадцать четвертый, в котором, вдохновленный пророческим духом, Давид воспел один из самых важных моментов в существовании мира: внесение ковчега завета в Святая святых Храма, построенного, как мы знаем, уже после смерти Давида. Давид создал этот псалом в предвидении, что псалом будет исполняться в Храме.)

Царь Давид очень хотел построить Храм. Мы знаем, что он получил пророчество о том, где будет стоять Храм, и купил этот участок. Он собрал деньги на строительство. Но пророк сообщил Давиду, что он не удостоится чести построить Храм. По той причине, что, как сказано в «Хрониках» (Диврей а-ямим I, 22:8), Давид вел множество войн, а на войне люди гибнут. Давид был лишен права строить Храм как косвенный виновник кровопролития. Давид был глубоко огорчен этим, но известие от пророка, что Храм будет построен его сыном Шломо, утешило его. Ведь если Храм построен сыном, то это все равно как если бы его построил отец. Это означает, что Всевышний признал его достойным высокой чести, и люди, оговаривавшие Давида, не смогут больше говорить о нем дурно.

Мидраш Теилим говорит, что «шир» и «мизмор» в названии псалма указывают на первый и второй Храм, причем «мизмор» относится к первому Храму, а «шир» — ко второму.

Тем не менее, как мы уже заметили выше, в псалме мы не находим ни слова ни о каком строительстве, и о строительстве Храма в частности. В псалме говорится об исцелении, о спасении жизни, о гневе Всевышнего и Его благоволении и о том, что Он заменил Давиду надгробный плач ликованием. В псалме есть просьбы спасти из беды, доводы сохранить жизнь, чтобы дать возможность славить Всевышнего, но что дает основание комментаторам связывать этот псалом с темой Храма?

Говоря об исцелении, считают Раши и Радак, Давид имеет в виду исцеление не тела, а души, а именно: прощение Всевышним его греха в истории с Бат-Шевой, (мы упоминали об этой истории уже несколько раз, в связи с главами третьей и семнадцатой).

Мидраш рассказывает, что на мольбу Давида простить этот грех Всевышний ответил, что грех этот будет ему прощен. Но на просьбу Давида дать ему знак, когда это произойдет, Всевышний ответил, что при жизни он такого знака не получит, что знак этот будет дан в царствование Шломо.

Что же за знак был дан во времена Шломо? Мы говорили об этом эпизоде в связи с двадцать четвертым псалмом, упомянутым выше, только тогда мы рассматривали его не как знак, а с другой точки зрения. Напоминаем: когда царь Шломо вносил в Святая святых первого Храма ковчег завета со скрижалями в нем, створки ворот перед Шломо сомкнулись. Шломо долго молился, запел двадцать четвертый псалом, но и это не помогло, пока он не призвал Всевышнего вспомнить о заслугах его отца Давида (об этом рассказывают Талмуд в трактате Шабат, 30а и Хроники — Диврей а ямим II, 6:42). В Талмуде сказано, что ворота раскрылись, а лица врагов Давида стали черными, как закопченное днище котла.

Мало того, что, как мы уже сказали, строительство Храма сыном является заслугой также и отца, при освящении первого Храма Всевышний прямо указал, что Давид прощен и его духовные заслуги признаны. Именно об этом говорит Давид в стихах втором, третьем и четвертом: «Превозношу Тебя, Г-сподь, ибо Ты выручил меня и не дал моим врагам злорадствовать обо мне. Г-сподь, Б-г мой, я воззвал к Тебе — и Ты исцелил меня. Г-сподь, Ты извлек мою душу из преисподней; сохранил мне жизнь, не дал сойти в могилу».

Давид понес в жизни немало наказаний: был момент, когда Всевышний покарал его проказой, наказанием были его проблемы с детьми, восстание Авшалома, оскорбление, нанесенное ему сыном, взявшим к себе наложниц отца, и многое другое. Но, говорит Давид, жизнь которого трудно назвать благополучной, «гнев Его — на мгновение, а благоволение — на всю жизнь; вечером укладывает в слезах, а утром [пробуждает] в радости» (стих шестой). Радак объясняет: в глазах Давида земная жизнь быстротечна, и наказание в ней — это мгновение. Он молит Всевышнего спасти его душу от наказания в Грядущем мире и безмерно радуется этому спасению.

Давид говорит, что в моменты душевного спокойствия он не сомневался, что дурное побуждение не будет иметь власти над ним и что он устоит перед грехом: «Сказал я в своем благоденствии: “Не поколеблюсь вовеки!”» (стих седьмой). Но, как он понял, это душевное равновесие, силу разума («гору-твердыню») Всевышний «по воле Своей поставил» для него, что без поддержки Всевышнего человеку трудно удержаться от ошибок в минуту слабости: «когда Ты скрыл Свой лик, я пришел в смятение» (стих восьмой).

Поэтому Давид взывает к Всевышнему, без которого нет исцеления душе. В десятом стихе он говорит, что убеждал Всевышнего не наказывать его слишком сурово: «Что пользы [Тебе] от моей крови, от того, что сойду в могилу? Разве прах восхвалит Тебя, возгласит Твою правду?» Радак видит здесь продолжение темы о спасении души в вечном мире: если душа не прощена, как может она восхвалять Всевышнего? Мальбим, который полагает, что в псалме речь идет о физическом исцелении в земной жизни, а домом Давид называет тело — вместилище души, место, где душа обитает, говорит, что Давид убеждает Всевышнего сохранить и продлить ему жизнь на земле.

Таким образом, тема строительства и освящения Храма оказывается для Давида тесно связанной с темой чистоты души, прощения грехов, совершенных человеком в душевной слабости или заблуждении, с темой непреходящей радости в Грядущем мире.

Как и надеялся Давид, тридцатый псалом левиты пели при освящении и первого, и второго Храма.