Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Цена ненависти

Наши враги не изменились за прошедшие века и тысячелетия. Мы предлагаем им мир, мы протягиваем им руку дружбы, но они отвергают ее. Они хотят воевать с нами, иногда вопреки элементарной предусмотрительности и своим национальным интересам.

На сороковой год пребывания в пустыне, когда целиком сменилось поколение, виновное в грехе разведчиков, пришло время для вступления в Эрец Исраэль. Сыны Израиля приближались к ее границам с юга. У них на пути находилась страна Эдом, где жили потомки Эсава, родного брата Яакова. Моше отправил царю Эдома учтивое и обстоятельное послание с просьбой пропустить евреев через его территорию: «Так сказал брат твой Израиль: ты знаешь все невзгоды, которые постигли нас (в Египте)…И вот мы в Кадеше, городе на краю границы твоей. Позволь нам пройти через страну твою! Не пойдем мы по полям и виноградникам и не будем пить воду из колодцев (т.е. не нанесем урона сельскохозяйственным угодьям и водным источникам); главной дорогой пойдем, не свернем ни вправо, ни влево (не станем обузой для жителей страны), пока не перейдем границы твоей».

Но Эдом в порыве слепой ненависти к евреям, унаследованной от Эсава, у которого Яаков похитил первородство и отцовское благословение, отвечает угрозами: «Не пройдешь ты через меня, а то я с мечом выступлю против тебя!» Моше предлагает новое компромиссное решение: «По проложенной дороге пойдем, и если воду твою пить будем, я и стада мои, то дам плату за нее…», иначе говоря, речь идет о сделке, выгодной, в первую очередь, для Эдома, ведь у евреев была своя вода. Рамбан пишет, что коммерческое предложение Моше распространялось даже на природные воды, которые евреи могли использовать, например, при переходе рек и ручьев. Но антисемитам библейской эпохи не нужны компромиссы и прибыли от ненавистных евреев: «И выступил Эдом против него (Израиля) с многочисленным народом и с рукой сильной».

«И отошел Израиль от него». Б-г велел не провоцировать эдомитян, обойти стороной их владения. Этот незапланированный обход дорого обошелся евреям. В дороге умер Аарон. «И истощилось терпение народа от пути». Расстроенные, дезориентированные евреи подумали, что Всевышний уводит их от Обетованной Земли и что они, подобно их отцам, умрут в пустыне. Вспыхнул бунт, подавленный нашествием ядовитых змей; снова были жертвы.

Наконец, сыны Израиля, сделав большой крюк, подошли к стране эмореев, за которой по ту сторону Иордана лежала Страна Израиля. Моше опять просит разрешения на переход, столь же дипломатично, миролюбиво: «…Не свернем мы на поля и виноградники, не будем пить воды из колодцев; главной дорогой пойдем (вдали от крупных населенных пунктов), пока не перейдем границы твоей». Вместо ответа царь эмореев Сихон объявил тотальную мобилизацию: «собрал весь народ свой и выступил против Израиля в пустыне». На этот раз Б-г дал разрешение на отражение агрессии. Еврейские полки наголову разгромили врага и «взял Израиль все города, и поселился во всех городах эмореев, в (столице) Хешбоне и во всех пригородах его».

Далее на севере располагался Башан. Видя стол бесславный конец своих соседей эмореев, Ог, царь Башана, должен был, казалось, проявить осмотрительность, но он даже не стал ждать мирного предложения от евреев — тут же атаковал, был разгромлен и сам погиб в бою.

Такова цена ненависти. Та же ненависть, слепая и необузданная, толкнула хананеев на сопротивление пришедшим из-за Иордана еврейским полкам. В ответ на компромиссное предложение Йеошуа бин Нуна, преемника Моше, только одно ханаанское племя, гиргашиты, отказались от сопротивления и бежали. Остальные семь племен вступили в войну, хотя было очевидно, что Израиль пользуется сверхъестественной поддержкой и они обречены на поражение (чуть позже из этой коалиции вышли гивониты; они обманом заключили с Йеошуа мирный договор).

В Талмуде объясняется, почему гора, у которой евреи получили Тору и свою особую историческую миссию народа-священника, называется Синай. Потому что с момента дарования Торы народы мира стали ненавидеть нас. Ведь Синай происходит от ивритского слова сина, ненависть. На самом деле, за этой ненавистью скрывается обычная зависть, ибо лишь евреи удостоились получить от самого Творца Тору — этот высший Закон мироздания.

О том, насколько этот Закон глубок и многопланов, как много скрытых значений и ассоциаций скрывается в каждой его фразе, можно судить по такому примеру.

Описывая в начале этого раздела порядок очищения после контакта с мертвым телом, Тора сообщает: «Если человек умрет в шатре, то всякий, кто войдет в шатер, и все, что в шатре, нечисто будет семь дней. И всякий открытый сосуд без прикрепленной к нему крышки — нечист» (19:14,15). Хафец Хаим приводит такую неожиданную, на первый взгляд, аналогию из области морали. Речь идет, говорит он, о наших устах. Если они не запечатаны крышкой, если не установить перед ними всевозможные преграды, препятствующие злоязычию и сплетням, то уста будут нечистыми.


В Торе сложно найти упоминание какого-либо растения лишь на простом уровне. Растение — это почти всегда символ, аллегория, намек на что-то более высокое. Например, символом рая является сад, Ган Эден, полный прекрасных растений. А каждое дерево в Ган Эден символизирует один из высших духовных замыслов... Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Тайная жизнь растений

Рафаэль Бен Лев

Есть ли у растений чувствительность? Многие научные открытия, совершенные в последние десятилетия с использованием новейших технологий и современной аппаратуры, оказывается, были предвосхищены много столетий назад еврейскими мудрецами и записаны в наших святых книгах. Неверующие люди не перестают удивляться и поражаться, но верующий еврей воспринимает эти факты совершенно естественно, понимая, что наша Традиция получена непосредственно от Творца Вселенной, который прекрасно осведомлен о законах своего мироздания

Суть Ту Бишват, краткий курс

Рав Ефим Свирский

Каббалистический смысл всех плодов

Законы седьмого года 1. Введение

Неизвестный автор,
из цикла «Законы седьмого года»

Сколько названий у шмиты?