Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы

Пламя распри

Что делает с людьми вражда! Дав втянуть себя в конфликт, мы говорим и делаем порой такие вещи, которые никогда не позволили бы себе в обычных условиях. Умные, трезвомыслящие люди теряют контроль над собой и чувство реальности; они ведут себя так иррационально, что потом наверняка устыдились бы своих слов, если бы услышали их в магнитофонной записи. (Нам действительно бывает стыдно, когда вспоминаем, что именно мы говорили.)

Такое поведение не случайно. Ибо в разгар конфликта мы не ищем правду, а пытаемся во что бы то ни стало, «из принципа», доказать свою правоту и посрамить противника. Ради этой цели мы говорим все, что приходит на ум. Наше уязвленное «эго» не позволяет нам признать, что мы неправы.

В обычной жизни, увлекшись спором, мы попадаем порой в смешное положение и вместо того, чтобы укрепить свой авторитет, наоборот, роняем его. Если же ставки высоки, а конфликт масштабнее, его последствия могут быть поистине катастрофическими.

Чего добивался Корах? Ведь он не был обижен судьбой: принадлежал к избранному колену Леви, в котором пользовался особыми привилегиями. В мидраше сказано, что он входил в число левитов, которым поручалось носить в пустыне Ковчег Завета с каменными скрижалями. Еще он был миллионером (в иврите есть даже выражение «богат как Корах») и обладал незаурядными способностями.

Все это не помешало ему, однако, вступить в острейший конфликт и преследовать цель, которая изначально противоречила его же интересам.

Корах завидовал своему младшему кузену Элицафану, сыну дядюшки Узиэля, младшего из четырех сыновей Кеата. Элицафан был назначен предводителем этого рода, самого привилегированного среди левитов, а его, Кораха, сына Ицхара, второго по старшинству из сыновей Кеата оставили на вторых ролях. Эта ревность толкнула его, в конце концов, на бунт против Моше и Аарона, сыновей Амрама, самого старшего из детей Кеата.

Корах мечтал о должности первосвященника, но, чтобы заполучить ее, он парадоксальным образом прибег к невыгодной для себя демагогии — стал пропагандировать равенство всех людей: «Все общество, все святы, и среди них Б-г! Отчего же возноситесь вы над собранием Б-га?!» (16:3)

Он не столько сам стремится к власти и почестям, сколько пытается отнять их у Моше и Аарона, хотя они не узурпировали власть и вообще не домогались ее, а получили из «рук» Творца. Желая подорвать их личный престиж, он подрывает одновременно и престиж их постов, которые сам же мечтает занять. Ведь если «все святы», значит, каждый еврей может с равным правом домогаться лидерства. Зачем Кораху столько конкурентов? Ведь революцию делает одни, а плодами их победы часто пользуются другие. Следовательно, Кораха вполне мог потеснить кто-нибудь из его свиты, например, Датан или Авирам, которым было не занимать коварства и подлости.

Корах был, конечно, предан иудаизму, но, борясь с Моше и Аароном, он попрал его основы, волю Творца, поставившего братьев во главе нации. Он отверг сразу два из тринадцати принципов еврейской веры, сформулированных гораздо позже Рамбамом, седьмой и восьмой: «Я безоговорочно верю в то, что пророчество Моше-рабейну — истина и что он — величайший из всех пророков…», и «Я безоговорочно верю в то, что вся Тора, которой мы обладаем ныне, была дана Всевышним Моше-рабейну». Корах не видел, куда влекут его амбиции. Он был ослеплен борьбой за свои права и не видел уже разверзшейся перед ним пропасти.

Бессмысленность и гибельность конфликта раскрывается и в сцене с воскурениями. Моше предложил бунтарям принести воскурения в Мишкан. Кого Б-г выберет, тот останется в живых. Остальные умрут. Поразительно, что Корах охотно согласился на это испытание. Моше и Аарону было нечего бояться. Они знали, на чьей стороне правда. Но Корах, на что он рассчитывал? Идти в Святая Святых с горящей смесью благовоний вместе с 250 другими людьми, включая первосвященника Аарона, мудреца и праведника, зная, что живым оттуда выйдет только один. Какая безумная самоуверенность!

Но даже если Корах искренне верил, что только он пройдет Б-жественное испытание, а все другие умрут, какое он имел право жертвовать жизнями стольких людей, к тому же искренне преданных ему, ради своих эгоистичных целей? Эта жертва была принята: «Огонь вышел от Б-га, и пожрал двести пятьдесят человек, принесших воскурения» (16:35) Самого же Кораха поглотила земля.

Не случайно, мудрецы Талмуда говорят о «пламени распри». Это пламя лишило Кораха разума и, в конце концов, погубило его.

Яблоки от яблони

Зайдите в синагогу в праздник Симхат Тора. Вы увидите, как евреи со свитками в руках обходят, танцуя, возвышение в центре зала, на котором читают Тору. Время от времени процессия останавливается, и все присутствующие, стар и мал, прыгают на месте, скандируя: «Моше — истина, и его Тора истинна!» Откуда взялся этот обычай?

Их этого раздела мы узнаем, как земля заживо проглотила Кораха и его сообщников, пытавшихся сместить Моше и Аарона. В талмудическом трактате Бава батра рассказана такая история. Одни арабский торговец повел мудреца Рабу бар Бар Хану в пустыню, к тому месту, где много трещин в земле. Из этих трещин выделялся сильный жар. Они обернули палки шерстью, смоченной в воде, и поднесли их к трещинам: шерсть моментально вспыхнула.

Затем араб осторожно подвел Рабу бар Бар Хану к одному из разломов и подал знак, чтобы он прислушался. Из-под земли донеслись голоса. Они твердили одну и ту же фразу: «Моше и его Тора — истинны, а мы — лжецы!»

Корах провалился в бездну со всей своей семьей. Но его сыновья уцелели. Буквально в последнюю секунду они раскаялись, и когда разверзлась земля, специально для них в обрыве возник выступ, на котором они спаслись.

Когда евреи прыгают в синагоге в ходе празднования Симхат Торы, они тем самым подражают детям Кораха, успевшим вскочить на выступ в скале и спастись от гибели.

Корах говорил, что все евреи одинаково святы. Это значит, что ни одного из нас нельзя назвать более великим и достойным, чем другие. В веселом хороводе, танцующем со свитками Торы, все равны; трудно выделить кого-нибудь. Но, присмотревшись, замечаешь, что толпа состоит из разных людей: юных учеников и мудрых раввинов. Первые старательно прыгают, провозглашая истинность Моше и его Торы. Они как будто ищут твердую почву под ногами. Мудрецы же стоят в это время на месте — им никакая пропасть не грозит.

Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше