Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

«Было в тот день, когда окончил Моше возводить Мишкан» (7:1)

Бецалель и Оолиав и все мудрые сердцем построили Мишкан, но Тора связала его строительство с именем Моше. Ибо тот вложил всю свою душу, чтобы каждая деталь была построена так, как он видел это на горе Синай, чтобы не было ошибки ни в одной детали (Раши).

Раби Ицхак Ноах, прежде чем взойти в Эрец Исраэль, был равом в нескольких общинах Курдистана. Будучи равом города Салмании, он занимался всеми духовными запросами общины: учил, судил, делал обрезание, резал скот — как написано в Талмуде (Моэд катан 6а): «Мудрец, проживающий в городе, — все нужды города были возложены на него».

Однажды пришёл к раву парень лет двадцати. Он был радушно принят, накормлен, предоставлена была ему постель и… молодой человек остался жить у рава. Рав приказал не задавать юноше лишних вопросов, ибо было видно, что тот перенёс тяжёлую душевную травму, от которой еще не оправился. Так прошло три месяца. Юноша стал как будто членом семьи рава. И рав Ицхак решил, что пришло время поговорить с парнем. В задушевной беседе тот раскрыл раву сердце: он поссорился с родителями, оставил свой город, бродил по дорогам и так пришёл в Салманию.

Сказал рав: «Уважение к родителям — заповедь очень важная, для исполнения которой необходимо приложить усилия. И продлеваются дни того, кто это делает! Но я вижу по тебе, что тяжело тебе примириться. Посему я должен вмешаться, дабы восстановить мир между тобою и твоими родителями!»

Парень согласился, и рав написал письмо родителям с просьбой помириться с сыном. Обратился потом рав к юноше: «Смотри, чем я пожертвовал ради исполнения твоей заповеди: когда ты вернёшься к своим родителям, то лишишь меня заповеди принимать тебя у себя!»

«А сынам Кеата не дал, ибо святая служба на них: на плечах они должны носить» (7:9)

У рава Давида Прадо из Венеции был друг детства — р. Давид Альтерас. С течением времени их пути разошлись: р. Давид Прадо пошёл по дороге Торы, а р. Давид Альтерас стал очень крупным торговцем в Арам Цове. Однажды книга, написанная равом Прадо, достигла Арам Цовы. Рав Альтерас приобрёл книгу, посмотрел, кто её автор, и увидел, что это никто иной, как его соученик. Зашёл рав Альтерас в комнату, открыл расчётные книги и стал плакать в полный голос: «Он возвысился в Торе и написал святую книгу, а я пишу расчётную! Что за разница между мною и им!»

Мудрец, который учил Тору вместе с равом Альтерасом, зашёл, дабы узнать, в чём дело. Рав Альтерас сказал: «Я и автор этой книги были друзьями и учились вместе в детстве. Я стал торговцем, а он — написал эту книгу. Как же мне не плакать!» Напарник р. Альтераса по учёбе успокаивал его, как только мог. Рав Давид Альтерас продолжал учение, и сам стал очень большим равом.

С разрешения издательства «Швут Ами»


Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня. Читать дальше

Пост Десятого Тевета

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре